тема украинского языка
Вне всяких сомнений, тема украинского языка касается практически каждого жителя Украины. Кто-то на востоке страны уже не замечает, на каком языке был фильм, показанный воскресным вечером по одному из центральных каналов. А для некоторых двуязычие превращается в огромную проблему, которая порождает раздражительность и озлобленность
Как-то раз наша компания решила перенести радость общения на природу в район Ботанического сада. Мы расположились в тени деревьев. Чуть поодаль мерно постукивали вагончики канатной дороги, августовское солнце клонилось к земле, а слобожанские травы исходили соками, предчувствуя приближение осени. Беседа проходила непринужденно. Разговаривали обо всем понемногу, кто-то делился впечатлениями от использованного отпуска, а кто-то рассказывал о еще нереализованных туристических планах.
Был среди нас парень из Питера, Паша. В общем скромный, воспитанный. В Харьков он заехал к знакомым после конференции, которая проходила в Киеве.

Подхватив разговор, Павел решил развлечь нас забавной, как ему тогда казалось, историей. Оказывается, в момент своего выступления на конференции, он, выйдя перед аудиторией, сказал: «Я не понимаю местного диалекта и поэтому буду читать доклад на русском языке». После этой реплики в зале, среди участников конференции, послышался ропот, но прерывать выступление гостя не стали.
Павел окинул нас взглядом, сопровождая его сдавленными звуками: «Гы-гы, гы-гы». Но никого в нашей компании эта залихватски и даже чуть ли не героически рассказанная история не повеселила. Бить лицо тоже никто не стал, ведь люди собрались вменяемые, да и гость все-таки. Но я, как это бывает, не смолчал…
Можно было бы приводить аргументы о древности украинского языка, о его самодостаточности и красоте, о его первичности и вторичности русского. Можно было бы прочитать лекцию о генезисе русского языка из славянского, татарского и фино-угорских языков. Я мог бы согласиться с тем, что на чистом украинском литературном языке разговаривает только Надднепрянская Украина, прежде всего в лице жителей Полтавщины, а остальная Украина говорит на всевозможных диалектических отклонениях с различными иностранными заимствованиями, в зависимости от географического расположения. Но мог бы и попросить назвать хоть один регион или местность России, где провинциальные жители разговаривают на чистом литературном русском языке. Если неискушенный в лингвистике читатель подумает, что таковыми являются города так называемого «Золотого кольца», то спешу их разочаровать. Родина русского языка в Африке… Шучу, но в каждой шутке есть доля, если не правды, то намека. Я мог бы сказать нашему гостю из Санкт-Петербурга, что он (как, впрочем, и мы) общается на негритянском диалекте русского языка, который стал литературным благодаря творчеству гениального негра России, которого мы знаем под именем Александр Сергеевич Пушкин. Как, вы не знали, что А.С. Пушкин был негром? Хорошо, хорошо — мулатом, потомком знаменитого арапа Петра Великого. Ну а по поводу создателя литературного русского языка можно поинтересоваться у любого преподавателя русского языка хоть в Украине, хоть в России.

Анекдот в те­му:
Не так страшна мама, как ее рисуют первоклассники.

Можно было бы сказать еще много чего нелицеприятного для гостя с севера, но в той беседе, я не стал приводить все эти, возможно спорные, аргументы. Каким-то образом у меня в памяти всплыл случай, который я не преминул рассказать.
Один мой знакомый как-то в середине 90-х поехал проведать родственников, разбросанных по Хмельницкой области. На вторую неделю пребывания в хлебосольном крае, после многочисленных встреч с близкой и далекой родней его отвезли то ли к двоюродной, то ли троюродной бабке, которую он еще ни разу не видел в своей жизни. Подъехали к дому на окраине какого-то глухого села. Встреча получилась скромной. Посидели, поговорили. В основном говорил мой знакомый. Рассказывал, как ему живется в Харькове, как здоровье матери, как успехи отца. Пожилая родственница только спрашивала и совсем не говорила о себе. И тут собеседник заметил три старые фотографии. Со свежевыбеленных стен старенького дома на него смотрели «живые» глаза еще совсем молодых людей. Может из вежливости, а может для поддержания беседы, мой знакомый поинтересовался у хозяйки дома, кто эти трое парней. Она сказала, что это ее сыновья и замолчала. Молодой собеседник, чтоб прервать затянувшуюся паузу, поинтересовался их судьбой.
Старушка тяжело вздохнула и, подняв руку в сторону одной из фотографий, сказала, что старший попал в окружение и подорвал себя гранатой в бункере. Среднего, в начале 50-х, поймало НКВД и отправило в Сибирь, где он и сгинул. А младший тоже где-то в лесах прятался да и пропал, люди говорили, что расстреляли его...
Завелся мотор и машина медленно, нащупывая путь на грунтовой дороге, повезла прочь молодого человека, у которого первый раз в жизни защемило сердце. А возле дома стояла и смотрела вслед одинокая пожилая женщина, которой уже несколько десятков лет ничего не было нужно от этой жизни.
Со следующими словами я обратился непосредственно к Паше — так вот, дорогой северный комрад, возможно и нет никакого украинского языка, а есть искаженный польскими заимствованиями великорусский говор. Но, понимаешь ли, очень много сыновей этой земли готовы были идти на смерть за этот «диалект», за право жить своей жизнью, а не ходить строем в стране, которую вы упорно считаете своей южной провинцией, появившейся в результате «недоразумения» случившегося со страной Советов. Я даже не прошу уважения к этим людям, восставшим против воли кремлевских небожителей. Я хочу от тебя хоть чуточку понимания, которое так присуще жителям Северной Пальмиры. Понимания, которое позволит тактично промолчать в какой-то момент, чтобы не обострять и без того не безоблачные отношения между нашими народами.
После непродолжительной паузы, кто-то из присутствующих плавно поменял тему разговора, и все сделали вид, что ничего особенного и не произошло. Можно сказать, что «…каждый пошел своею дорогой, а поезд пошел своей…»
Но все же особенно удручает в случившемся то, что столь категоричное неприятие украинского языка (да и не только языка) оказалось присуще жителю культурной столицы. Что же тогда думают про Украину жители российской глубинки?
P.S. В последнее время в средствах массовой информации стали появляются всевозможные рекомендации по освоению украинского языка. А знаете как можно проверить свой уровень владения государственным языком? У любого человека не будет никаких проблем с украинским языком, если он сможет с его помощью сделать три вещи: поругаться, пошутить (чтоб было смешно кому-то помимо самого себя) и объясниться в любви… Любви вам... и понимания

Сергей Маслюченко, для «Пятницы»