НАТО

 Что бы ни говорили политологи и конфиденциальные достоверные источники в партийных штабах, а у надвигающихся выборов есть один вполне четкий признак. Когда мне на электронку начинают приходить тонны пресс-релизов с непонятными названиями партий и прочих банд-формирований, с неизвестными фамилиями их лидеров, я ухмыляюсь, выхожу на площадь Свободы — и, конечно, вижу там пикет…

Накануне 23 февраля далеко не все цивилизованные люди, до сих пор отмечающие эту дату, дарят мужчинам подарки и бухают на корпоративах. А особенно когда Родина снова в опасности, такой вариант поведения вообще не стратегичен аж ни разу. На Украину надвигается НАТО, и, естественно, единственные люди, которые могут его остановить — это не в меру агрессивные бабушки-пенсионерки. Примером тому Феодосия. А уж завязать День Советской Армии с нынешней американской угрозой и грядущими выборами и убить сразу нескольких зайцев (потусоваться, попиариться и отметить) — это сам бог велел.
Перед разворачиванием боевых действий наметились шевеления. На свои презентации журналистов приглашали общественная организация «Молодая перспектива», «Союз левых сил» изгнанного из СПУ Василия Волги, а также «Украинский форум» господина Семиноженко, всплывающего исключительно в моменты глобальных политических рокировок. Сразу вспомнились слова Фельдмана, что, дескать, в новый проект Балоги из харьковчан могут пойти только представители какого-нибудь «политического отстоя».


Что касается непосредственно битвы, то все начиналось чинно и благородно: на пустой площади за два часа до антинатовского действа тусовались только метрополитеновцы со своей вечной мантрой «Мусеев, изыди!» и еще «чернобыльцы», добивающиеся исполнения закона о чернобыльских льготах, повышения пенсий и выплат на питание. Кроме того, жаловались, что не отовариваются бесплатные рецепты, и что в доме, построенном для «чернобыльцев», нет ни горячей воды, ни тепла, ни газа. Позже на площадь стянулись ПСПУ, «Слобожанский выбор», СДПУ(о), коммунисты, организация «Духовно-интеллектуальный выбор» и «Союз левых сил» (который пока никакой не союз, а всего лишь партия). И тогда чернобыльцы плавно и органично влились в общую антинатовскую толпу, и даже отгоняли журналистов и прочих зевак от своего транспаранта, чтобы не дай бог никто плечом не закрыл.
Несмотря на попытки единства всех «левых», на корпоративном митинге было две самостоятельных сцены. Точнее одна представляла собой символичный «броневичок» — «Газель» с открытым кузовом, на которую взгромоздились партийные лидеры и фотографы, фиксирующие для новейшей истории Украины бабушек с флажками «Партии регионов» и КПУ (в одной руке…) и дедушек с красными флагами без древка. Звуковое сопровождение было не ахти — рупоры хрипели и заедали, толпа основную часть времени кричала на трибуну: «Не слышно!», и даже то, что было слышно, тонуло в этих криках на раз. Вторая сцена по сути и сценой не была — выступающие, вроде коммунистки Аллы Александровской, стояли прямо на брусчатке, повернувшись спиной к зданию облгосадминистрации и лицом к народу, а за спинами народа стояли колонки, повернутые в сторону Ленина и заглушающие все, что происходило на слабо оборудованной «газельке». В принципе, очень похоже на модель нашего общества… Программа вечера на каждой из сцен была разная, хотя герои те же. В одной точке сборки предложили переименовать когда-нибудь СДПУ(о) в СДПУ(р) — то есть «рабочая». Местный руководитель СДПУ(о) к такой идее отнесся без энтузиазма. Потом в пламенных речах один из ораторов в корне поломал концепцию, сказав: «Ведь могут подумать, что мы против НАТО… ой, то есть, я хотел сказать — против России!» А на другой сцене даже звучала самодеятельная антинатовская поэзия от блаженных и красовались плакаты: «Матеря Слобожанщины без НАТО». Видимо, действительно, переломить ситуацию можно только матеря всех несогласных… В одной из «могучих кучек» Тимошенко назвали «лисой», во второй, там где звук был по­громче, чуть позже опровергли эту версию, и назвали Ющенко «шпионом». Не понравилось «левым» и то, что Юлию Владимировну теперь называют «премьеркой» — один из ораторов заметил, что так скоро будут говорить: «училка, врачилка и…» — в общем, подключите фантазию и добавьте третье слово в рифму, а у нас газета приличная, чтоб за маразматиками разную каку повторять…
Оставалось думать только одно: митингующие перепутали серый, мокрый готический февраль с революционным ноябрем, и в них взыграло совковое ностальжи. Рефлекторно, совсем как в дикой природе: во время ранних потеплений деревья сдуру распускают почки, а потом как бабахнут заморозки — и капец урожаю.
Такие шизоидные игрища раньше безмерно увлекали меня, потом надоели, а теперь даже немного раздражают. Наверно, в этом и заложен иммунитет — когда ничто в этом мире не интересно и не мило дольше, чем один год. А после ходишь среди всего этого свободным пофигистом. И только диву даешься, когда бабульки-коммунистки у тебя на глазах пинают и лупят по спине парня, который додумался раздавать на таком сборище листовки за признание Голодомора геноцидом…

Кира Станиславская, для «Пятницы»