25707.jpgЯ понял, почему наши дороги своими ямами и трещинами напоминают пересеченную местность. А как, по-вашему, должна выглядеть линия фронта? Именно войной можно назвать происходящее на украинских дорогах.

Воюют все со всеми, заливая отечественный асфальт потоками крови зачастую невинных жертв. Дети и женщины, молодые, полные сил люди и старики, не дожившие спокойно свой век. Количество погибших в Украине за один год равняется количеству отдавших свои жизни на дорогах Европы, численность населения которой в десять раз больше! Практически всем все равно, что происходит на украинских трассах. А если и не все равно, то каждый живет со своей правдой, измеряемой знакомствами и толщиной кошелька. Хотя, бывает…
У одного моего знакомого есть своеобразная привычка, точнее не привычка, а манера вести беседу: он практически в любом разговоре примерно перед каждой третьей фразой вставляет словосочетание «в принципе». Не могу сказать, что эта привычка характеризует его как очень принципиального человека, но определенную последовательность, а иногда и упертость, окружающие за ним отмечали. Так вот, в тот момент когда, казалось бы, он своим «в принципе» по полной программе достал родных, близких и знакомых, произошло знаменательное событие.

в те­му:
Только у наc в стране, на напрочь издолбанной дороге с выбоинами будет висеть знак ограничения скорости 80.

Весенним утром 1999 года, в период буйства майской зелени, когда настроение «в принципе» не может быть плохим, его машину остановили сотрудники ДАИ. Нет, конечно, до этого Александр также довольно часто приходилось общаться с инспекцией на дорогах. Я думаю, автолюбители хорошо помнят то время, когда вне зависимости от наличия нарушения правил дорожного движения, практически любой взмах полосатой палочкой заканчивался пополнением семейного бюджета работника ДАИ. В общем, остановили моего приятеля не первый и не последний раз, но именно после этого события он решил больше не давать взятки. Как выяснилось, это оказалось не так сложно. Имея природную твердость характера, он перечитал литературу по регламентированию работы ДАИ, отточил свои знания правил дорожного движения и под завязку набил бардачок машины свежими распечатками всевозможных постановлений, писем, приказов и прочих нормативных документов, относящихся к работе дорожной инспекции. Теперь его общение с блюстителями порядка на дорогах протекали в совершенно другом русле. Он часто рассказывал совершенно невероятные истории о том, как ему удавалось отстоять свою правоту в бесконечных спорах с представителями ДАИ. Пожалуй, просто каких-то знаний для всего этого было недостаточно, наверное, свое разрушительное действие на инспекторов оказывало вот это его «в принципе», которое он распространял и на свое поведение на дороге. Дальше, больше.
Необремененный дорожными поборами, но и неудовлетворенный своими достижениями, мой знакомый пошел в «наступление» на «хозяев дорог». Если бы я не был свидетелем одной из таких «атак», то отнесся к правдоподобности случившейся истории с большим скепсисом.
Одним пасмурным осенним утром мой приятель, попросив пристегнуться, подвозил меня по каким-то делам. Наш путь пролегал через тихие улочки центральной части города. После очередного поворота я заметил впереди машину ДАИ и двух инспекторов, на что и обратил внимание Александра.
— Ну и что? — спросил Саша, недоуменно посмотрев на меня.
Нашу машину работники ДАИ останавливать не стали, а лишь проводили ленивым взглядом. Но новоиспеченный борец с «беспределом» на дорогах, буркнув себе под нос, что-то типа «как они надоели», припарковался, не проехав и двух десятков метров. Он резко дернул ручной тормоз вверх и бросив мне: «Я щас» — выскочил из машины. Предчувствуя что-то неладное, я с криком «Саша не надо» выскочил за ним, но остановить уже не смог. Уверенной походкой, подойдя к инспекторам, Александр первым делом поздоровался. Но не успели люди в форме еще вальяжно кивнуть ему в ответ на приветствие, как были ошарашены вопросом: «А что вы здесь делаете?» После непродолжительной паузы люди в погонах осторожно спросили: «А что, нельзя?»
— Нет нельзя, — бесцеремонно выпалил Саша.
Далее, ссылаясь на некие нормативные документы, он начал рассказывать работникам ДАИ, что они имеют право делать и где должны следить за порядком на дорогах. В течение этого монолога моя челюсть тихо опустилась вниз, но у инспекторов нижняя часть лица уже просто лежала на проезжей части. Они недоуменно переводили взгляд с человека, в видавшей виды куртке китайского производства, на его, не менее потрепанную, машину. Здесь я хочу пояснить, что уже в наше время у моего приятеля относительно приличная иномарка, а тогда он ездил на 412‑м «Москвиче» классического, лягушачьего цвета.
— А вы кто? — осторожно спросил один из работников ДАИ, что бы внести хоть какую-то ясность в происходящие события. Ответ моего приятеля их явно озадачил еще больше.
— Я человек, — не без апломба совершенно точно подметил Александр.
В общем, непродолжительная беседа закончилась тем, что люди в погонах сели в патрульную машину и уехали в неизвестном направлении.
Я, безусловно, не могу ручаться, что в любых последующих ситуациях мой приятель всегда оставался верен своим принципам не давать деньги блюстителям порядка на дорогах. Но, по крайней мере, с тех самых пор Александр всегда ездит пристегнутым и помимо этого, даже в ослепительно солнечный день на дороге, у его автомобиля постоянно включены фары.
— Понимаешь, Серега, в принципе я не боюсь, просто есть статистика, — пояснял мне Саша свое видение автомобильного движения по небезопасным улицам нашего города, — шансы остаться в живых, не дай Бог что, у пристегнутого человека вырастают вдвое, а включенные фары на 40% снижают шансы создания аварийно-опасной ситуации на дороге.
За последние несколько лет автолюбители действительно вздохнули свободнее от проверок на дорогах. Уже нет такого бесправия перед человеком в погонах как это было в 90‑е годы. Но, как я наблюдаю, в последнее время эта «свобода» благополучно конвертировалась в 10—20 грн, вложенных в протягиваемые документы работнику ДАИ. Недавно столкнулся с мрачной шуткой, родившейся в разговоре между автолюбителями:
— Сегодня с утра менты остановили, так я отдал 10 грн, — говорит один нарушитель правил.
— Это что, я вот ехал, так мне на 50 грн облегчили бумажник, — с досадой говорит другой.
— Оп-па, ты, что сбил кого-то? — с искренним удивлением спрашивает первый.
Этот диалог очень точно характеризует обстановку сложившуюся на наших дорогах. А так хотелось бы, что бы у водителей было хоть немного принципиальности и требовательности, но не только к дорожным инспекторам, а прежде всего к себе. Может, тогда и статистика украинских дорог будет совершенно… нет, будет «в принципе» совершенно другая

Сергей Маслюченко, для «Пятницы»