25708.jpg«Какие мы – такая наша политика, такая наша элита, такой наш язык, такая наша культура», – отвечая на вопросы Игоря Поддубного, сказал Владимир Шумилкин, впервые за два года появившись на телеэкране, в программе «Культурный слой».

– Должна ли существовать у общественно-политических деятелей культура речи и каким должен быть их язык? Это язык денег, язык законов или язык определенных этических норм?
– Прежде всего язык политического деятеля должен быть понятен тем, к кому он обращен, то есть гражданам страны. Любой политик призван понять, чего хочет от него народ, максимально стремиться к воплощению этих требований и уметь доходчиво объяснить пути достижения поставленных целей.
– Вопрос о языке важен потому, что, по моему мнению, сейчас возник язык подмен, когда говорят одно, а подразумевают другое. Но всё ли понимают люди, которые говорят, и люди, которые слушают?
– Мне кажется, здесь уместным будет сравнение с языком инженеров, которые разрабатывают новый автомобиль. В этом языке есть огромное количество непонятных терминов для людей, пользующихся автомобилем. Я задаю себе вопрос: а нужно ли им знать эти термины, и стремятся ли они к такому знанию? Если автомобиль удобен и устраивает в повседневной жизни, то зачем вдаваться в тонкости его конструкции?
– Вы хотите сказать, что нужно доверять специалистам?
– Я хочу сказать, что у политика всегда есть язык, которому люди доверяют – это язык действия. Для аналитиков и политологов – это язык логики, язык аргументов. По большому счету, иногда выбирают по необъяснимым причинам, не всегда за красноречие.
– Можно ли сделать так, чтобы политика не влияла на работу мэрии?
– В нашей стране слишком политизируются все сферы общественной жизни. Одной из причин такого состояния является пропорциональный закон на выборах, по которому формируется не только парламент, но и местные органы власти. Лично я считаю эту систему преждевременной. В лучшем случае, она должна быть смешанной.
– Как вы относитесь к внеочередным выборам в местные органы власти?
– Внеочередные выборы вполне приемлемы в демократическом обществе. Конечно же, механизмы устранения власти могут быть разными, в зависимости от причин ее устранения: невыполнение взятых на себя обязательств, недоверие избирателей, нарушение закона. Связь между властью и обществом не должна прерываться от выборов до выборов. По мере созревания гражданского общества работа власти становится более результативной.
– Что может сделать бывший мэр такого мегаполиса, как Харьков, в условиях внеочередных выборов?
– Я считаю, что любая деятельность должна приносить определенный результат. Начинать же выборы в условиях, когда выбора нет, – это бессмысленно.
– Но ведь на самом деле кампания ведется. Город заполнен рекламными листками, билбордами, в процесс вовлечено телевидение, в Харькове снимаются мультфильмы...
– Логика происходящего мне понятна, в нашей стране сильны традиции, когда думают одно, говорят другое, а делают третье. Однако избиратели уже с недоверием относятся к предвыборным обещаниям, потому что, придя к власти, политики тут же забывают обо всем, что обещали. Когда же политические деятели начинают выполнять свои предвыборные обещания – это воспринимается людьми чуть ли не с восторгом.
– Вернемся к вопросу о языке как части этических, моральных отношений. Ведь кроме ораторского искусства существует язык убеждения: язык законов, язык фактов, язык денег. И какой язык участвует сейчас в формировании нашего общества?
– Я приемлю тот язык, которым пользуется культурное большинство. Исследователи говорят о том, что язык упрощается, становится где-то даже утилитарным. Плохо это или хорошо, я не знаю. Но язык таков, каков он есть.
– Наступила весна. Это время года связывают с обновлением, с переменами. Видите ли вы какие-то перемены в нашем обществе?
– Я считаю, что жизнь с высокой скоростью движется вперед. Меняется психология людей: они уже по-другому ставят вопросы, ищут на них ответы. Есть часть людей, которым бы хотелось, чтобы изменения происходили быстрее. Я тоже отношусь к таким людям. Но есть реалии, и именно они определяют те процессы, которые происходят в обществе. Нам свободу подарили, но для многих это не ценность, а бремя, и они не знают, что с ней делать. Человеку ценно то, ради чего он потрудился, что завоевал ценой определенных усилий. Свобода – это ответственность за себя, за свои действия и за свои отношения с другими людьми. Какие мы – такая наша политика, такая наша элита, такой наш язык, такая наша культура.

По материалам программы «Культурный слой», канал А/ТВК