6.jpg

Вечный «мортал комбат» между Харьковом и Киевом, столицей первой и столицей второй и окончательной, проявляется даже в мелочах. Мэр Киева — харьковчанин, только гордиться этим не получается. Мэр Харькова, будучи нардепом, тоже успел повеселить киевлян. Харьков не конкурент Киеву по качеству дорожного покрытия, но по наличию «второй беды» — догонит и перегонит…

На днях на одном веселом круглом столе прозвучала мысль о «киевизации Харькова как следствия харьковизации Киева». То есть экспорт Черновецкого дорого нам обойдется, судя по всему. И если уж мы избавились от такого счастья, спихнув его в столицу, то не мешало бы у себя начать наводить порядок. Не мешало бы. Если бы ничего не мешало…
Конечно, в преддверии «Евро—2012» неизбежно тянет на философские размышления об инфраструктуре. И тут вашему вниманию одна ненавязчивая зарисовка. В принципе, удивляться бардаку на станции метро «Пролетарская», или, описывая его, надеяться, что этому удивятся читатели — наивно. Все-таки захолустный рабочий район, что с него взять. Но здесь, сдается мне, перейдены все допустимые грани. А ситуация — вот она. Вокруг конечной станции метро всегда была хорошая транспортная развязка — железнодорожная станция «Лосево», автостанция, откуда отправляются маршрутки в сторону Чугуева. То есть практически весь день там ходит куча народу. После некоторых информационных сигналов, которые я в шутку называю «жалобами избирателей», довелось съездить на объект и слегка пошпионить. Сигналы полностью совпали с реальным положением вещей, и к ним добавились некоторые колоритные детали.

Будет, будет, обязательно будет. Потому что не может не быть. А как же иначе? Это абсолютно точно — радуйтесь! Будет и на вашем кладбище праздник…


Днем на тротуаре перед автостанцией, между рядами киосков — то, что у нас называют «стихийный рынок» или «торговля с земли». Фрукты-овощи, немножко разного тряпья — как обычно. Торговые места — прямо на досках и поломанных раскладных столиках, сложенных гармошкой. Кроме этого большой популярностью пользуются ящики из-под бананов. Все это в окружении грязных луж и бродячих собак, ободранных кустов с одетыми на ветки помятыми пластиковыми стаканчиками, а чуть дальше простирается почти бесконечная, на несколько станций метро, знаменитая «трамадольная» посадка, но это уже немного другая история, об этом как-нибудь потом. И вот вечером, около семи, у стихийных торговцев начинается поголовный демонтаж: доски и столики уносят в кусты, за киоски, запихивают под киоски, там, где это возможно. С этим инвентарем, в принципе, на всех рынках поступают одинаково — зная, что никому он на фиг не нужен. Но остаются еще и более ценные вещи: весы, тележки, наконец, нераспроданные фрукты-овощи, которые тоже нужно куда-то приткнуть на ночь. И тут проблему решают по-разному. На «Пролетарской» ее решают совершенно очаровательно. За автостанцией есть туалет. Подземный. Платный. Не круглосуточный. Дальше продолжать? Ага, угадали — остатки торговой деятельности складируются именно там. Если зайти в туалет днем, в разгар торговых будней, даже тогда можно увидеть в «предбаннике», возле кассы, пирамиды ящиков и тележки. Вечером пройти через «предбанник» к кабинкам можно с трудом — пирамиды вырастают еще выше, а рядом с тележками появляются еще и пошарпанные совковые весы. Ну и «банановые» ящики с оставшимися после торговли фруктами и овощами. О чем свидетельствует пошаговое наблюдение за торговцами в момент вечерних сборов, а также специфический аромат в туалете. То есть не тот, который обычно в туалетах присутствует. Пахнет не туалетом, а погребом. Гнилыми фруктами и овощами. Немножко бананами, немножко помидорами. Хорош коктейль. Да, и если пройти через «предбанник» все-таки удастся, то дальше еще веселее: в женском отделении две кабинки из четырех (с решетчатыми дверями, хоть бы занавесили чем-нибудь…) забиты доверху такими же сумками, тележками и ящиками, закрыты на замки, и в таком состоянии пребывают круглосуточно. Рассчитано, видимо, на то, что никакое телевидение не пустят снимать в туалете. Но пару фотографий процесса разгрузки товара перед туалетом мне сделать удалось — на тот случай, если кто-то еще посмеет требовать доказательства (это была бы неприкрытая лесть — у меня все-таки не настолько богатая фантазия, чтобы все это придумать…)
В принципе, возникает закономерное резюме: «Мойте фрукты перед едой!» То есть руки перед едой. То есть руки после туалета. То есть фрукты после туалета. Ну вы поняли. Но приходим и к еще одному логическому выводу: надо строить маленькие магазинчики и супермаркеты, с парковками, охраной, чистыми прилавками, освещением и асфальтом марки «мечта скейтбордиста». Наверно, что-то похожее как раз строится и на «Пролетарской» — под руководством одной уважаемой строительной компании, к слову. Уже есть два этажа из шлакоблоков, «люминеевый» забор и информационная табличка с рекламой компании и описанием радужных перспектив, которые она обещает. Но пока в ожидании буржуазных благ местные жители получили себе на голову дополнительное неудобство: из-за строительства нового торгового центра переход через железнодорожное полотно перекрыли, и теперь этот участок можно перейти только под землей, как хоббиты. А так как второй выход из метро «Пролетарская» закрыли уже давным-давно, то в оставшемся переходе пассажиропоток удвоился. Я походила там немного — полумрак, прокуренный гнилой воздух; толпа, вынырнувшая с платформы в переход, движется с черепашьей скоростью; перемещаться «по встречке» практически нереально (с одной стороны задевают плечом, с другой есть риск кувыркнуться через жестяные перегородки, поставленные на расстоянии полуметра от встроенных в стену торговых киосков). Почему-то вспомнился «Список Шиндлера», ходьба строем и газовые камеры… На рекламно-информационной табличке возле новостроя написано, что компания управится к 2007 году. Который уже давно прошел. В общем, остается ждать торгового центра, «Евро—2012», открытия второго выхода из метро, разблокировки железнодорожных путей (прямо партизанщина какая-то…) — чего угодно ждать. И кушать тем временем фрукты из туалета…
По сути это такой себе сценарий немого кино (все нижеописанное я наблюдала своими глазами под радийный саундтрек из наушников). Никаких комментариев, ситуация, по моему скромному мнению, не требует — просто потому, что нет слов. Кроме того, думаю, что это всего лишь начало истории, и дальше я предвижу, задействуя неплохой предыдущий опыт, два варианта развития событий — либо комменты официальных лиц вскоре сами посыплются со всех сторон, либо ситуация будет тихонько исправлена и замята. И то, и другое приемлемо в равной степени (первый вариант хорош в качестве шоу, второй — в качестве реального решения проблемы). И совсем неинтересно в данном случае, кто отвечает в Орджоникидзевском районе за туалеты и фрукты в них, как неинтересна и партийная принадлежность этого человека, и этническая, и религиозная, и еще бог весть какая принадлежность. Хочется только, чтобы он за это действительно отвечал нормально, или не отвечал вообще. И не только за это.
Иногда городские власти хотят как лучше, но все равно получается, как всегда. На Салтовке, в отличие от Пролетарской, попытки улучшить инфраструктуру имеются, но и они наталкиваются на безалаберность непосредственных исполнителей. Около месяца назад в дальнем углу моего двора было замечено оживление: привезли какие-то пластиковые конструкции, рассыпали кучу песка. Я решила, что кончилась тихая жизнь — теперь во дворе соорудят какой-нибудь ночной магазин или зал игровых автоматов, и тогда уж я высплюсь… Но наутро в другом конце двора я увидела детскую площадку — пластиковый теремок с горками и лесенками, качели, скамейки. Чуть порадовалась, чуть поругала себя за то, что так плохо подумала вначале о властях. Но недостатки проявились впоследствии. Во-первых, площадку поставили на наклонной поверхности возле проезжей части (на которой к тому же хороший асфальт, а значит — быстрое движение). То есть выпал у ребенка мяч из рук, покатился на дорогу, а тем временем из-за кустов машина вылетает. Во-вторых, одну из качелей присобачили зачем-то не во дворе на травке, а под подъездом рядом стоящей шестнадцатиэтажки, впаяли прямо в асфальт, как раз под площадками на этажах, где обычно курят, а то и выбрасывают вниз всякую фигню, а рядом паркуются машины жителей… В общем, место удобное для ребенка во всех отношениях. Впрочем, с аттракционами нам в последнее время сильно не везет, а вместе с нами не везет и гостям нашего города, приехавшим из дружественного Львова. Своим кошмаром в парке Горького мы, похоже, напугали всю страну, и даже в столице взялись проверять разрешения на работу аттракционов. И у нас с перепугу позакрывали все карусельки, до первого затишья. Что интересно, когда в прошлом году из качели выпал человек, но не убился насмерть, мы немного пошумели, но расправы над аттракционами никто не учинял. Наверно, при нашем менталитете, для этого нужны были серьезные человеческие жертвы, с летальным исходом. Хотя в принципе, теперь аттракционы можно было и не закрывать — вряд ли в ближайшие годы кто-нибудь из гостей города и тем более из местных захочет себе такую культурную программу. Разве что по пьяни…
А между тем мне уже становится страшно жаловаться на работу коммунальных служб. Потому что недостатки тут же устраняются, но каким-то диким перекрученным образом, так, что становится еще хуже. Стоило пожаловаться на свалку под окнами, как мусор стали убирать, но на другой стороне дома. Убирают исправно, несколько раз в неделю. Только происходит это в два часа ночи. В это время я либо еще не сплю, либо начинаю засыпать, так что особого ущерба лично мне это не причиняет. Но соседям-то завтра рано на работу, у них дети и больные родственники, в конце концов. А картина следующая: около двух ночи приезжает мусоровоз, естественно, тарахтит, светит в окна фарами, как в концлагере, потом со скрипом начинает поднимать рычагом урны, потом с грохотом роняет их обратно на землю. Продолжается это все около пятнадцати минут, но засыпать приходится заново. Чтоб вы были здоровы вместе со своим «Жилкомсервисом», Михаил Маркович…

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»