8.jpg

Мы вступаем в ВТО, но работать, как в развитых странах, не научились. У нас европейские цены на жилье и топливо, а уровень жизни в разы ниже.
На улицах нашего города с каждым днем увеличивается количество автомобилей, а дороги не то что остаются прежними — становятся хуже. У нас появляется больше прав и возможностей, но от этого не становится больше ответственности...

Как-то тихим мартовским вечером, мой путь к родным пенатам пролегал через улицу 23‑го Августа. После затхлости метрополитена свежий прохладный воздух приятно обдувал лицо и наполнял жизнью легкие. Было около 21 часа — то время, когда еще в достаточном количестве курсируют многочисленные маршрутки, а улицы и дороги освобождаются от поступи пешеходов и давления автомобильных колес. Обычно загруженный перекресток пр. Ленина и 23‑го был совершенно пуст. Лишь со стороны центра города на него неторопливо въехал автомобиль «Жигули» с шашечками на крыше. В тот же момент со стороны ул. 23‑го Августа, пренебрегая сигналами светофора, водитель какой-то иномарки направил своего четырехколесного друга в правый задний борт венца творенья советского автопрома. Пластик бампера и стекло фар разлетались под визг колес «жигуленка», описавшего пируэт в сто восемьдесят градусов и остановившегося на встречной полосе движения. Под действием инерции иномарку также несло еще метров двадцать до полной остановки.

По городу на всех парах, не соблюдая правила движения, несется маршрутка… Пассажир, протягивая вперед деньги:
— Передайте, пожалуйста, водителю на венок.

К счастью, все оказались живы и, на первый взгляд, здоровы. В момент столкновения на перекрестке, который, насколько я знаю, не обезображен особыми дефектами дорожного покрытия, не было ни пешеходов, ни других машин. Из «Жигулей» вышел мужчина, который был за рулем, а за ним женщина. Как выяснилось позже, это была семья, ехавшая домой почивать на лаврах после трудовых свершений. Водитель пошел осматривать ударенную часть корпуса машины, а жена подошла к остановке и попросила нескольких человек, которые видели аварию, остаться и подождать приезда сотрудников ГАИ.
— Да, он поехал на красный — как один кивали собравшиеся на остановке. В общем, в число свидетелей попал и я. Как мне показалось, подошедший через несколько минут водитель иномарки был не совсем трезв, а может, он был просто в состоянии шока, точно сказать не могу. Виновник аварии, убедившись, что все живы, отошел и чуть позже вернулся со своими «доброжелателями». Они все подошли к водителю «Жигулей» и начали о чем-то разговаривать, активно жестикулируя в сторону разбитой машины. До нас долетали лишь обрывки разговора: «…тут работы на 150… ну и там на…»
— Скока, скока? — возмущенно вопрошал водитель ударенной машины. — Да я… за дверь… отдал, а ты… рассказываешь… — с укором продолжал восклицать пострадавший.
Далее виновник аварии предложил сесть в машину и там «перетереть». Я не знаю, что они там терли друг другу и не стал дожидаться результата. Судя по всему, свидетели происшествия были уже не нужны. Дождавшись очередной маршрутки, я со смутным осадком отправился домой. Глядя на мелькающие фары машин за окном микроавтобуса, я рассуждал следующим образом: «Никто не погиб, это хорошо. Ударенный «жигуль», судя по всему, после рихтования будет выкрашен и «обут» в новую резину. А на оставшуюся сумму хозяин, может быть, прицепит к зеркальцу заднего вида новый освежитель воздуха. Конечно, для виновника аварии ближайшее время будет сопряжено с определенными финансовыми потерями, но он же о чем-то думал, когда садился за руль. Возможно, будет чуть дополнен государственный бюджет за счет каких-то административных взысканий с правонарушителя, а возможно, будет поправлено материальное благополучие инспекторов ГАИ».
Таким образом, сам факт того, что кто-то, возможно не совсем трезвый, просто поехал на красный свет, по большому счету никого не волнует. Для водителя разбитой машины главное восстановить свою «антилопу». Виновник дорожного происшествия, естественно хочет минимизировать свои траты по улаживанию дела. У работников ГАИ своя отчетность и свои интересы. А невольные свидетели, вроде меня, садятся в транспорт и едут по сугубо своим, личным делам. И возникает ситуация, что кто-то, где-то или все вместе и прямо здесь очередной раз похоронили такое понятие, как справедливость. Точнее сказать, мы уже давно живем в такой системе ценностей, где понятия закон и ответственность — эпизодические явления. В одном советском мультфильме есть замечательная фраза, емко и точно описывающая состояние нашего общества: «Справедливость — удел богов». Если не ошибаюсь, так говорил Гермес взбунтовавшемуся против обитателей Олимпа Прометею. Может быть, это и есть так называемый третий (славянский, евроазиатский и пр.) путь, по которому мы и должны двигаться — в отличие от стран остальной Европы?
Действительно, зачем нам, как в Германии — когда после выброшенного окурка в окно автомобиля нужно раскошелиться на ощутимую сумму. Причем в две минуты сдаст тебя полицейским автолюбитель, который едет следом. Зачем нам, как во Франции — когда, завидев пешехода, ступившего на проезжую часть (причем совсем не обязательно в специальном месте для перехода дороги) останавливаются и двадцатитонные грузовики, и двухместные легковушки. Нет, мы всей маршруткой радуемся, когда водитель, видя впереди скопление автомобилей, выруливает на трамвайные рельсы и добирается до заветного перекрестка раньше шикарных иномарок, томящихся в пробке.
Это все теория, а в жизни… майским теплым вечером люди просто стояли на трамвайной остановке. Они ждали трамвай, чтобы уехать к своим родным и близким. А мимо проезжал автомобиль, большой автомобиль. Точнее сказать, он должен был проехать мимо, но вместо этого машина поехала прямо на трамвайную остановку.
Вместе с взлетающими в воздух телами людей отлетали их души. Туда, где точно должна быть справедливость

Сергей МАСЛЮЧЕНКО, для «Пятницы»