title.jpg

«Милая, дорогая, уважаемая редакция, — так начала свое письмо одна наша читательница, — подскажите, пожалуйста, там, в Киеве, долго они будут с народом шутки шутить?..» Подскажем. Но, может, стоит ненадолго отвлечься от новостей, в кино сходить и поразмыслить, почему это даже метрополитен готовит к следующему 1 апреля свои новые шутки. Говорят, перила и ступеньки эскалатора будут ездить в разные стороны…
Вот выборы в Киеве, как оказалось, мало кого интересовали. Включая и самих киевлян. Они не слишком охотно принимали участие в голосовании за мэра столицы. Ну пару месяцев грызлись между собой какие-то люди — они давно уже обещали собраться с мыслями, но собрание так и не состоялось. Если кто еще не понял: с «оранжевыми» бороться некому, да и нельзя. Они все время разные: и оранжевые, и белые, и лысые. И в разные стороны тянут. Эта фигня называется демократией, только мир до сих пор лучше ничего не придумал, что и говорить. Даже Непал сегодня станет республикой — монархия, просуществовавшая 240 лет, доживает последние часы. Согласитесь, при демократии все равны — при прочих неравных условиях. А может, творить в наше время некогда, поэтому приходится этим жить. Наши же люди творят постоянно, параллельно живя. А вы порядка хотите?! Покоя? Есть альтернатива — комендантский час: спокойно и сразу!
Другое дело, что у нас слишком много степеней свобод, при том что время универсальных дарований минуло. Но это беда для тех, кто понимает. Историки подскажут: в Украине сейчас происходит трындец Веймарской республики и всего! Конечно, когда по телику показывают освистанного президента, народ о диктатуре не думает. Но будет ли при случае против? Тут говорят: то, что имеем сегодня, задрало всех до чертиков! И тогда общество будет зависеть только от образования диктатора. По сути, кое-кто правильно делает, ставя вопросы об ограничении президентской власти. Но как можно у нас вносить изменения в Конституцию, когда человека выбрали, и он уже деньги поделил?! Хотя у нас теперь все возможно.
А в стране в целом тихо. Как в казахском ауле. Там сын не имеет права повышать голос на отца, отец не может повышать голос на деда, а дед — на прадеда. Поэтому в ауле всегда очень тихо, и только крики прадедов нарушают тишину.
Помните: культура меняется сто лет. Декабристы мы сейчас! Нас трахнут, и на этом все закончится… Но из искры возгорится пламя!

Игорь Поддубный, главный редактор

Як патріот і українець, вимагаю зробити російську мову другою офіційною! Бо без російського мату неможливо дати оцінку ні нашому Ющенку, ні Кабміну, ні Верховній Раді!

t1.jpgВиктор Ющенко,
президент Украины

Коалиция не развалится, и тот, кто тешит себя надеждой, что может уйти от ответственности благодаря развалу коалиции, — надеется напрасно. Такой чести я вам не окажу. Люди будут отвечать за то дело, за которое они взялись, в том числе и министр внутренних дел. Мне кажется, если проиграл, то кулаками не нужно махать. Я думаю, говорить с утра до вечера лишь демагогичные вещи и надеяться, что за тобой пойдут, — это вчерашний день. В Украине демократические ценности существовали и будут существовать, и последние выборы в Киеве это засвидетельствовали.

t2.jpgЮлия Тимошенко, премьер-министр
Мы под давлением президента и ради нашей демократической коалиции проголосовали за закон о Кабмине, который дает чрезвычайные полномочия Секретариату президента и Совету национальной безопасности. Но начали таскать на допросы в прокуратуру чиновников, представителей казначейства, членов правительства, в том числе и руководителей Фонда госимущества, которые не стали на коррупционные рельсы. Этих людей и их семьи просто замучили по поручению президента. Но мы все равно будем пытаться сохранить демократическую коалицию, потому что на данный момент альтернативы нет.

t3.jpgЮрий Луценко, министр МВД
ГПУ переквалифицировало дело по Черновецкому из нанесения легких телесных повреждений, что по закону не тянет на уголовную ответственность, на должностное преступление. Это что-то новое. С таким же успехом можно было переквалифицировать на издевательство над животными. Все это выглядело бы смешно, если бы не было четко скоординировано высшим должностным лицом нашего государства. Я прекрасно понимаю, что речь идет не о привлечении меня к уголовной ответственности — это абсурдно. А речь идет о намерениях отстранить меня от занимаемой должности решением следователя. Но это им не удастся.