10.jpg

Если проводить кулинарные аналогии, то пища для ума, предлагаемая летом телезрителю, сравнима, пожалуй, с фруктовым салатом.  В разгар лета как-то неразумно давиться салом под перцовку. Точно так же здравый человек в пляжный сезон не станет потеть у голубого экрана под теленарезку из отечественной политики.Душе, по аналогии с желудком, порой для стройности мыслей нужна щадящая диета. Тем более если осенью нас пока не ждут очередные внеочередные выборы, то и нечего сидеть на разноцветной партийной лапше. Мозгам нужны покой и воля. Поэтому они ищут телевитамины на каналах, где говорят и показывают на «вечные» темы.

— Что-нибудь поймал? — интересуется прохожий у рыбака.
— Да, — мрачно отвечает рыбак. — Поймал одного и бросил в реку.
— Наверное, маленький был.
— Ростом примерно с тебя и тоже все ходил и допытывался: «Поймал, не поймал?»

В частности, о любви и ненависти. Что касается первой, то намедни я с удовольствием посмотрела в «Коротких встречах» на ОТБ шикарное интервью херсонских телевизионщиков с их прославленным земляком, актером и режиссером Евгением Матвеевым. Просто поразительно, как в Херсоне, не таком богатом на знаменитости, как Харьков, умеют ловить в кадр транзитных «звезд»! И при этом строить разговор с ними без излишней восторженности, интересуясь самыми простыми вопросами. В ответ гость студии максимально откровенен со зрителем. Так было и с Евгением Матвеевым. Лично я, лет девять назад общавшаяся с ним «вживую» во время его визита в Харьков накануне Дня Победы, констатирую, что херсонцы смогли разговорить уроженца Цюрупинска. Настолько, что он даже спел на украинском языке и увлекательно рассказал не только об одной из своих последних работ — художественном фильме «Любить по-русски», но и о самом феномене этого загадочного чувства. Жалость к ближнему и близкому — она часто выше даже самой сильной страсти. К тому же, по словам Матвеева, в русском языке, в отличие от украинского, где есть «любити» и «кохати», любовь — слишком уж абстрактное чувство.
Зато ненависть на Руси конкретна до предела. О ней недавно лучше любого психолога рассказал художественный фильм «1612», показанный по «1+1». На мой взгляд, режиссер Хотиненко классно передал смятение русского духа начала XVII века, когда на Москве царили самозванцы. Весьма качественно обыграна тема крестового похода католицизма на православие. Как и что русский с татарином в борьбе с интервентами — братья навек. Хороши спецэффекты, являющиеся фоном для добротной игры актеров: Валерий Золотухин в роли монаха-столпника и Артур Смольянинов, играющий татарина Костку, дорогого стоят! А как актуален для Руси—Украины XXI века диалог московских бояр, решающих, сажать на престол самозваного «испанца» или нет: «Пусть уж лучше такой будет, чем Пожарский — он о наших делах ничего не знает. А родословную претенденту в государи сочиняют просто шикарную: «От Рюрика, но чтоб и Чингисхан в роду был!» Плохо только, что нынешний российский кинематограф сильно идеологизирован. Ведь и сам «1612» — это не что иное, как ответ расширению
НАТО на восток. Хотя Украине вряд ли стоит бояться этого процесса, через который благополучно прошли наши западные соседи. Я поняла это, внимательно посмотрев пресс-конференцию словацких дипломатов на «Майдане Свободы» на «Форе». Военный атташе маленькой мирной Словакии на вопросы, заданные ему на русском, отвечал без запинки на великом могучем, а по-украински — такою щирою мовою, что любой украинский патриот ему обзавидовался бы. Кстати, та же Россия, не пущая Украину в Северо-Атлантический альянс, сотрудничает с НАТО похлеще нас — например, что касается борьбы с международным терроризмом.
Впрочем, это тема отдельного телеобзора, так что я, дабы не испортить читателю-зрителю телеаппетит, вновь вернусь к летнему «десерту». Который, к сожалению, не обходится и в этом сезоне без «консервантов». «Интер» вновь крутит «Заставу» — телесериал, который до конца можно досмотреть только по радио. «Плюсы» по второму кругу запустили «В круге первом». Неплохо сделано, но в повторе он еще хуже, чем солженицынский первоисточник во втором чтении.
А вот кому хорошо здесь и сейчас, так это Ринату Ахметову с его миллиардами. Впрочем, они отнюдь не гарантируют трепетного отношения к нему со стороны акул эфира. Лучшее подтверждение тому — один из последних «TV-таблондеров» на «Новом канале», в котором ведущие искренне, стильно и в рамках приличия постебались над благосостоянием донецкого олигарха с его мобилкой за 300 баксов. Кстати, подобная деталь наоборот — характеризует владельца заводов, газет, самолетов как мужика неглупого и практического — ведь даже мне, закоренелому гуманитарию, известно, что все сотовые стоимостью свыше указанной суммы — это уже не средства связи, а, выражаясь языком типажей, понты. Впрочем, даже если все мы станем обладателями мобил за 300 у. е., так как Ахметов, нам все равно не жить. Зато, благодаря «TV-таблонду», даже не имея мобилки вообще, мы можем приколоться над любым денежным тузом — был бы телевизор. В этом наш обыватель чертовски похож на тараканов из французского мультсериала «Огги и кукарачи» на НТН, те также потешаются над котом. Который не в состоянии их прихлопнуть: то ли по доброте душевной, то ли по тупости, а скорее всего — по замыслу режиссера. Правда, лучше бы нашим детишкам вместо импортных тараканов советских мышей и Леопольда почаще показывали.
Что касается недавнего прошлого, то для назад смотрящих есть свой российский канал с щемящем названием «Ностальгия». Частенько на нем сплошная пурга, но бывают и светлые моменты в эфире. Притом, весьма кучно: «Песня-80», «Битломания», «Чтобы не погасла свеча. Памяти Льва Гумилева» — эти передачи, следовавшие друг за дружкой, я посмотрела на одном дыхании и смею утверждать, что до их качества далеко любому отечественному «Шансу», а уж тем более украинским историко-культуроведческим передачам. Обидно, ведь и в Украине было немало светлых голов. И в Харькове. Взять хотя бы Олега Миронова, ныне, к сожалению, уже давно покойного. Филолог-энциклопедист с классическим образованием, знаток многих иностранных языков и литератур, блестящий педагог, он всю свою жизнь посвятил служению науке в стенах Харьковского государственного университета, а своими переводами отечественной классики прославил Украину на весь мир. Однако в Харькове о нем знают меньше, чем в Норвегии. И это позор не только для города «науки и культуры», но и для местной прессы. Особенно если учесть, что в ХНУ есть свой журфак.
А в Азии позор донельзя — это «харам». Это словцо вылезло из закоулков моей памяти во время просмотра по НТН «Маленькой Веры», которая в этом году отмечает 20-летие своей экранной жизни. На днях с удовольствием в который раз полюбовалась режиссерской работой талантливого В. Пичула и блестящей игрой молодых А. Соколова и Н. Негоды в этой ленте, впервые явившей советскому кинозрителю секс. И вспомнила, как впервые глядела этот фильм в Узбекистане, в маленьком клубе в одном из больших кишлаков Сурхандарьинской области. Дело было в декабре 1988‑го. Досмотреть тогда «Маленькую Веру» до конца так и не удалось. Вскоре после постельной сцены правоверные советские узбеки буквально разгромили зал, забросав клуб камнями, побив окна и порвав экран. К счастью, шустрый киномеханик из местных, прихватив коробку с лентой, во время всей этой заварушки благополучно слинял. Целый и невредимый, он так и не прочувствовал на своей шкуре большой силы искусства

Ганна СИДОРЕНКО, для «Пятницы»