7.jpg

В прошлую субботу в харьковском зоопарке отмечали День волка — по случаю прибытия из Канады двух полуторамесячных полярных волчат. Мне удалось выведать у директора зоопарка Алексея Григорьева кое-что о настоящих «волчьих законах». А потом спроецировать их на ситуацию в нашем политикуме. И к этому, сразу говорю, директор зоопарка уже не имеет никакого отношения.

Обычных, не полярных волчат, рассказывает директор, в зоопарках обычно девать некуда: утопить или избавиться каким-то другим образом — об этом даже речи нет, а раздавать в соседние зоопарки тоже не имеет смысла, поскольку везде перебор. А вот белых волков (именно таких, о которых рассказано в романе Джека Лондона «Белый клык») в харьковском зоопарке пока не было. Новые обитатели зоопарка, утомленные долгой дорогой, даже не нашли в себе сил испугаться толпы с фотоаппаратами, телекамерами и просто «загребущими» руками — не скулили, не выли; один волчонок молча лежал пластом, а второй шатался по клетке, тыкался во все углы, изредка останавливаясь, чтобы погрызть металлические прутья. Их мельком показали детворе и журналистам, и быстренько унесли приводить в порядок после переезда. Зверушки были совсем не белыми, а какими-то бежево-пепельными, и в нашей городской «дикой природе» вполне сошли бы за обычных дворняжек с автостоянки. Вот так и с людьми — распознать, кто перед тобой, с первого раза получается, наверно, только у ясновидящих.

Ученые пришли к выводу,
что истинный царь зверей —
это все-таки
директор зоопарка!

У главного героя Джека Лондона, помнится, тоже были проблемы с идентификацией, отчего он в основном и страдал. У людей с этим еще сложнее: кто бы опознал в двух мужчинах, одетых в майки и джинсы, бывшего президента Кучму и нынешнего олигарха Пинчука? А всему виной концерт Пола Маккартни, так сказать радикальная смена условий обитания и как следствие, мимикрия под местность. Если бы не VIP-зона, так вообще никто не поверил бы. И так всегда: не поймешь, кто есть кто, особенно в тех местах, где все одеты одинаково и есть какой-то общий дресс-код — на официальных приемах или в неформальной обстановке. Где критерии? Неужели все, как у животных: запах, голос, взгляд? И, может быть, если бы вот эти критерии были в полном порядке, то не нужны были бы прочие опознавательные признаки вроде «Ролекса», навороченного смартфона, депутатского удостоверения?
Директор харьковского зоопарка затрудняется сказать, на какое животное по своим повадкам больше всего похож человек (кроме, разумеется, обезьяны). По его словам, человек и сам — животное. Это то же самое, что спрашивать, на кого похож слон — на слона и похож. Кроме того, можно сказать, что разные люди похожи на разных животных. И у волков, и у людей в зависимости от места в иерархии формируется разный характер и разный взгляд на жизнь. Как говорится, «место сидения определяет точку зрения». Здесь вспоминается анекдот про одноклассников, олигарха и бомжа. Бомж: «Вот, три дня ничего не ел…» Олигарх: «Понимаю, Вася… Но ты заставь себя, заставь!» А еще более параноидальная ситуация получается, когда смотрят с одного уровня, но под разным углом. Вот что сейчас происходит у президента с премьером? Ющенко подает проекты бюджета из Швейцарии, Тимошенко плачет, что некуда девать лишние бюджетные деньги, депутаты плюют на них обоих и улетают в теплые страны до сентября. Честно говоря, не помню, чтобы когда-то раньше президенты Украины принимали участие в бюджетном процессе, да тем более разрабатывали свои проекты бюджета. Не иначе, Виктор Андреевич побаивается, что его за лето совсем забудут. А что, курортный домик без телевизора — это страшная вещь, после недели отдыха приезжаешь на вокзал и шарахаешься от мониторов, с трудом узнаешь в знакомых до боли лицах Ющенко, Януковича, Саакашвили. А если пропадать на югах около месяца, то кого угодно перестанешь интересовать как электорат.
Наверно, уже все в курсе, что хомячок — это крыса с хорошим пиаром. В наших краях волкам не повезло: им отведена ключевая роль маньяка-убийцы практически во всех сказках. В харьковском зоопарке бесхвостая волчица Полина как может развенчивает эти стереотипы — Алексей Яковлевич утверждает, что она очень ласковая, быстро привыкает к людям, «за мороженое родину продаст». Наверно, это тоже издержки: так и человек, оказываясь в клетке своих обязательств, становится зависим от кормежки, от регулярной уборки своей тюрьмы, от ухода и лечения. Наверно, поэтому Верховная Рада столько тратит сама на себя — как самая дорогая клетка, со всеми удобствами. Когда кто-нибудь из моих друзей или родных возмущается: они же там ни черта не делают, а вот этот закон нужен, и вот этот ой как нужен, а без этого вообще нельзя, вот был бы я депутатом, я бы… Я перебиваю: во-первых, у тебя нет такого чемодана. Во-вторых, ты в этом болоте не выдержишь и трех дней. Хотя некоторым нравится, и даже совсем не хочется выть. Но наверно, это те, кто нашел свою стихию. А что до пиара, то политики сами о себе умудряются рассказывать такие сказки, что сочинять о них что-нибудь — бессмысленно и нерентабельно. Например, до сих пор покрыта мраком тайна отравления Ющенко, а после того, как он поссорился с Давидом Жвания, ситуация может принять неожиданный оборот — если речь идет о каком-то подлоге, то Жвания, думается, молчать не будет.
Если отследить историю отношений человека и волка, то неизвестно еще, «кто первый начал»: волки сначала охотились на дикие стада, и не только не причиняли вреда, но и выполняли роль «санитаров». И только когда человек истребил их добычу, они стали нападать на домашний скот, потому как кушать-то хочется. Не знаю, как кому, а мне волки симпатичны — я их воспринимаю примерно так, как они показаны в отличном метафизическом клипе Jamiroquai «Corner of the earth», где индеец ищет себе родственную душу, к нему приползает змея, прилетает орел, но достаточно одного пристального взгляда глаза в глаза, чтобы понять — не т о. И, наконец, по камням навстречу индейцу из леса осторожно выходит красивейший белый волк, и индеец расплывается в улыбке, с выражением лица человека, который долго ждал, почти разуверился и вот дождался. Ничего подобного о себе нардепы еще не сняли, хоть и утверждают иногда, что работают по волчьим законам. Предвыборные ролики не в счет — их без брома, как и нашу историю, потреблять невозможно. И в массовом сознании народный депутат пока не обрел имидж компетентного ответственного законодателя — да что там, это практически единственная профессия, которой нигде не учат…
Как рассказывает директор харьковского зоопарка Алексей Григорьев, полярные волки отличаются от наших по поведению — у них тоже строгая иерархия в стае, но главные в стае — папа и мама, а остальные — их дети. У наших волков стаи смешанные, поэтому неизбежна постоянная жестокая борьба за лидерство. Чем-то напоминает наши политические партии, честное слово. Там тоже кум, сват и брат и куча левых людей, а туша — хоть и большая, но одна. Поэтому кушают все по очереди, и строго по старшинству, и есть такие которым вообще не достается (они в основном начинают вопить о фальсификациях, кризисах, и сбегают в другую стаю). А у некоторых, как у полярных волков — папа (или мама) во главе, а все остальные в полном подчинении. Вот, например, никак не уймется новая партия «Единый центр»: креативу — ноль, с персоналиями, кроме нашего неожиданно всплывшего Шумилкина — туговато, непонятно, на что рассчитывают. Подразнить Тимошенко? Уже удается — половина комментариев Юлии Владимировны в день съезда «ЕЦ» была о проваленном бюджете, а вторая половина — о съезде данной партии с заезженными прибаутками по этому поводу.
Еще один нюанс — полярные волки охотятся на крупных копытных, отсюда — строгая дисциплина в стае, потому что одолеть большое сильное животное можно только гуртом. В преданиях североамериканских индейцев и чукчей на Аляске полярный волк — символ мужества и благородства, а жить по-волчьи — это жить по благородным законам. По мнению директора зоопарка, людям не мешало бы перенять некоторые из них: например то, что в стае, каких бы успехов она ни достигла, всегда сохраняется порядок, младшие всегда уважают старших, и все понимают, что проблему можно решить не только силой. Тут вспоминаются и нестройные голосования в Верховной Раде за важные законы (чтобы показать, что коалиция есть, или что ее нет), и рукопашные перед трибуной, да и на местном уровне — неожиданное кун-фу в исполнении Геннадия Адольфовича. Не по-волчьи как-то совсем. В принципе, конечно, Акела не промахнулся. Но вот Добкин говорит — не так все было, поскользнулся он. Уволили кого-нибудь уже по этому поводу — уборщицу, полотера, поставщика ковровых покрытий или кто там еще может выйти крайним для такого святого дела? Но ничего, посмотрим еще, что скажет стая на Скале Совета… И кто окажется тем Маугли, который достанет горящую ветку из костра и закричит: «Ступай прочь, паленая кошка!»…
По мнению специалистов-зоологов, волки воют не на луну, они просто воют, и таким образом общаются между собой — обозначают свою территорию, созывают сородичей на охоту. В общем, если поднимается гвалт — не исключено, что он совсем по другому поводу, нежели мы с вами думаем. И если «говорящие головы» выдирают друг другу волоса на антинатовских митингах, причина может быть совсем не в том, что им за державу обидно. Скорей всего, они просто метят территорию. И там где воют они, уже никому выть не вздумается. И когда одна партия рьяно защищает завод от продажи — то это просто так созывают на охоту. А иначе завод уйдет конкурентам, которые часто и идеологическими оппонентами являются заодно, чтоб не путаться в персоналиях.
Наверно, у наших нардепов с волками все-таки есть какая-то особая связь (достаточно вспомнить случай с Кушнаревым), раз уж они так часто ссылаются на их законы. Только ссылаются, как всегда, некорректно, вырывая и контекста и перекручивая, выбирая то, что им выгодно, и замалчивая нестыковки. В общем, когда наши депутаты не без пафоса говорят о «волчьих законах» в бизнесе и политике, они явно себе льстят. А заодно портят имидж ни в чем не повинных животинок…

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»