7.jpg

Уже который год мой президент ходит на Говерлу. Я хожу туда после него и без него, когда всё приберут и толпа рассосется. Где-то через недельку. Так будет и в этом году. Тусовка, как обычно, гламурная и полезная в плане связей. И внутреннее состояние всех, кто в этот раз пролетел, очень хорошо передал Высоцкий: «…и только немного завидуешь тем — другим, у которых вершина еще впереди».

Разница между моим походом и президентским шествием в том, что я предпринимаю поход без отрыва от производства. Например, нашей газете смело можно провести викторину: кто угадает, когда именно я ездила в отпуск? А вот и не будет победителей, потому что сдаю статьи заранее в два номера, и уж потом рулю на запад. О президенте такого сказать нельзя — он своим непредсказуемым энтузиазмом подрывает с рабочих мест многих жизненно важных для страны чиновников, а некоторым, небось, и отпуск перелопатить умудряется.

Поднялся Ющенко со своей братией на вершину Говерлы, а там его уже Тимошенко встречает:
— Спасибо, Виктор Андреевич, что наконец привели губернаторов на заседание Кабмина.

Понятно, что такие мероприятия, как поход с президентом на Говерлу, во многом знаковы, и не попасть на них по официальному приглашению, равно как и от такого приглашения отказаться, — это серьезный шаг, с далеко идущими последствиями. Как же все-таки умиляет этот чиновничий мир, со своими канонами и ритуалами, где даже кивок головы могут трактовать весьма витиевато и с расчетом на глобальную стратегию и текущие внутренние расклады. Единственный выход: быть собой, не допускать никакой подоплеки и моментально расшифровывать все недомолвки вслух. Не исключено, что прослывешь странным, и долго не продержишься, зато наверняка не тронут. Потому что даже фильм был такой — «Клоунов не убивают».

Но даже маргиналы не гнушаются такому даровому способу попиариться — и вместе с президентом идут на горные высоты практически все флаги, хоть немного ему сочувствующие. Кстати, заметили, что это определение — «сочувствующие» — в последнее время так подходит к политическим соратникам различных лагерей. Ведь держит их на месте только сочувствие к лидеру…
Можно считать такие горные рейды чем-то вроде обязательного зачета по физкультуре в любом вузе, даже самом далеком от физкультуры. В принципе, здраво — чиновники должны держать себя в форме и активно отдыхать. Но можно бы делать скидку и на возраст, и на индивидуальное состояние здоровья. А то все это больше становится похоже на изысканную расправу над особо хлипкими: все-таки подъем на 2061 на уровнем моря — это не для всех кому не лень. Надо сказать, что при этом президент играет по своим правилам — его, насколько помню, доставляют на вертолете аж на Малую Говерлу, откуда до вершины — рукой подать. Остальные топают от турбазы, что не в пример сложнее. Предлагаю модернизировать мероприятие: чиновников доставлять прямо на вершину, а для остальных ограничить вход до размера стандартных туристических групп. А то всплывает еще одна проблема — экологическая. Вход на территорию заповедника, где находится Говерла, в прошлом году был десять гривень, изменилось ли что-то в этом году — расскажу по возвращении. Интересно, какой самоубийца потребует с президента и его свиты по десятке? Только и будут ворчать: ходют тут всякие, а потом валенки пропадают… А тем не менее заповедник не резиновый и не вечный, и «смиренные стада» еще за пару таких поездок затопчут его окончательно. Например, что будет, если каждый сорвет себе на память можжевеловую веточку на полонине? Креативный подход к экологии — бизнес сливает в реки отходы производства своих заводов и противится популяризации биотоплива, а президент всего лишь ходит на Говерлу…
Естественно, кроме приближенных однопартийцев и прессы, дерущихся за место в президентской веренице, среди «горцев» поневоле должны были оказаться и губернаторы. Сразу возник вопрос: а как же Печенежское поле? Ведь оно все-таки 19‑го, а Говерла 18‑го… В принципе, самолетом можно и успеть, но… А тем временем Арсен Аваков сделал проще: взял и отказался ехать на Франковщину. К фестивалю готовиться надо, суп гороховый готовить, все дела… Если честно, я и не представляла, что так можно. Ну то есть я бы вот так и сделала, и ухом не повела, но я ж не губернатор все-таки, что мне терять, кроме своих цепей. И вроде в стане президента и любят говорить о команде, да о плюрализме мнений, да о свободе действий, но чтоб вот так окунуть голову да посмотреть, есть ли там на самом деле это все… Вы хоть, Арсен Борисович, дыхание задержите на подольше… Президент теперь в интересном положении, и возможно будет долго обдумывать реакцию. С одной стороны непосредственный подчиненный отказался поддержать благородную миссию президента уникальной нации, сославшись на более важные дела, среди которых — не уборочная кампания, не устранение последствий страшной катастрофы, а какой-то фестиваль. Этнический фестиваль, скажете вы, Арсен Борисович. Да, этнический, — задумается президент. Действительно, этнический же. Кстати, завершающим аккордом (читай: контрольным в лоб) могло бы стать встречное приглашение президенту от Авакова на «Печенежское поле — 2008». Дескать: не могу, дико занят, и кстати вот чем именно, и кстати приезжайте. Или это было бы уже совсем издевательство, как думаете?
Еще одним ударом, на этот раз по местной власти, и опять из-за «Печенежского поля — 2008», стала телетрансляция внеочередной сессии облсовета — ее попросту не было, потому как операторы ОТБ порулили в Печенеги устанавливать аппаратуру для трансляции этнофеста, потому как с ними договорились заранее. И действительно, нефиг всякие внеочередные сессии придумывать — лето все-таки. Вон нардепы вообще бюджет не приняли и улетели, как теперь шутят, «работать в гавайских округах» — и ничего, все живы. В общем, кругом Арсен Борисович успел. Не, ну а хули, собственно… О внеочередных сессиях и горных походах надо предупреждать заранее, кто ж вам доктор.
Чиновничья система неизбежно выудит для себя какие-то выводы из такого поведения. Хотя понятно вроде человек сказал: некогда мне. Но для президента понятно любое «некогда», если оно не за его счет. Путем нехитрых комбинаций система придет к выводу, что губернатор планирует сменить политическую ориентацию. Хотя сам сказал, что и в ЕЦ не пойдет — даже Шумилкин его не уговорил. Ну, тут я не удивлюсь. Наблюдала я Шумилкина на харьковской презентации «Единого центра» — человек сам признается, что давно в люди не выходил, и это чувствуется, знаете. Тут не то что Авакова уговорить — тут хоть кого-нибудь уговорить бы… Так что методом исключения остается БЮТ. Подождите прыгать до потолка. Если и туда он не собирается, то у системы просто платы погорят от некорректной постановки задачи. Хотя, может, оно и к лучшему.
Тем временем Виктору Андреевичу впору бы побеспокоиться о том, какой опасности он подвергает не только себя, но и своих подшефных горных туристов. Говерла может «не пустить» — если за человеком водится недоброе. Это как с Дедом Морозом — как ты себя вел этот год, заслужил ли подарка? И тут все, кому есть что ответить президенту, становятся в очередь, прямо как на личных встречах во время официальных визитов. Первым очередь занял журналист Сергей Лещенко — только что подошел, был в прокуратуре на допросе. Ну тот, что писал о президентском сыне, а потом с Давидом Жвания общался на предмет отравления Ющенко, которое по мнению Давида Важаевича, было совсем не тем, за что себя выдает. Какая классная комбинация: два неприятеля в одном флаконе, зачем тратить больше, покупайте «Гала». Ющенко правда уже заявил о недопустимости, но прокуратура она такая — глаза боятся, а руки делают.
А тут еще бывшего президентского соратника Юрия Луценко переклинило — выступил против регистрации вьетнамцев и китайцев. Говорит, не дам превратить Киев в Харьков и в Одессу. Слышали, — в нас уже превращать не дают! Выбрали пугало для страны, слава тебе, господи. Луценко сказал — можете считать меня расистом. Тут даже Савик Шустер не выдержал и выдал немного иную характеристику — сказал, что Луценко, видимо, сошел с ума. Уж на что интеллигент, а и тот не сдержался. Вот кадры у вас, Виктор Андреевич, с такими как раз на Говерлу ходить, с ЕСМ тягаться в идеологических схватках.
Понятно, что президент идет в гору не просто так: главная миссия — починить Тризуб и закопать на горе кусочки почвы из разных областей нашей необъятной родины (харьковчане повезут землю из Сковородиновки). Святое дело. Но любое приятное времяпрепровождение можно сделать попсовым и даже набившим оскомину. В данном случае президент еще немного — и дискредитирует любимый вид досуга многих наших сограждан. В массовом сознании «пойти в горы» — станет синонимом какой-то принудительной псевдосовковой планерки, с лицемерным делением на своих и чужих, с интригами и человеческим жертвами. Между тем, это мероприятие — неизменно сбалансированная смесь свободы и дисциплины, а ни того, ни другого в стане Виктора Андреевича нынче не наблюдается. Тем не менее народ разбираться не будет, и те, кто занимается горным туризмом годами, вдруг могут предстать такими себе конъюнктурщиками-подражателями, как это было в России с Ельциным и теннисом, с Путиным и дзюдо (кстати, а какой вид спорта предпочитает Медведев?..)
В горы вообще не рекомендуется ходить с незамоленными грешками, даже с самым маленьким «камнем за пазухой», с богохульским настроем, в мыслях о собственном всемогуществе. Наилучшая ментальная установка для сложного похода: все будет хорошо, потому что я в это верю, но вообще-то я букашка, которую ничего не стоит стереть в пыль, если только наверху этого пожелают. И никакие прогнозы погоды, никакие палатки, военные карты, веревки, крюки — ничего не поможет, если я чем-то не понравлюсь тому, кто там есть наверху. И если вокруг полный трындец, небо рушится, гроза, палатку сорвало, град идет с куриное яйцо — то, если попросить умеючи, все обойдется. Тем не менее еще за два дня «до» Виктор Андреевич анонсировал, что поднимется на Говерлу в любую погоду. Нет, когда президент подавал свой проект бюджета, его панибратство с законами государства разве что немного удивляло общественность. Но такое его панибратство с карпатской природой просто начинает пугать…

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»