__4.jpg

Странная вещь. Посмотришь в закон — Украина для иностранцев — вторая родина. Выглянешь на улицу — факельные шествия, молодчики в камуфляже и «Украина для украинцев». Что такое ксенофобия и как с ней бороться, объяснили эксперт Харьковской правозащитной группы Инна Захарова и помощник министра МВД в Харьковской области Юрий Чумак.

ВИКТОР ФОМЕНКО: Инна Борисовна! ХПГ провела анкетирование студентов-иностранцев. С чего вдруг?
ИННА ЗАХАРОВА: К нам очень часто поступают анонимные звонки от иностранных студентов о том, что их останавливает милиция и, несмотря на наличие документов, задерживает (часто на несколько часов), и им приходится откупаться. То же самое нам говорили священники нескольких миссий в телефонных разговорах. Поэтому мы и решили провести анкетирование. Это не соцопрос, но по тому, что мы получили, можно сделать выводы. Было опрошено порядка 60 студентов. В нескольких случаях милиционеры их отпускали сразу. В 50% случаев они давали деньги, чтобы их отпустили. Что интересно: как правило, они никуда не жаловались. А в тех случаях, когда обращались — в деканаты, правоохранительные органы, посольство — им не помогали.
В.Ф.: Но милиция всегда была пристрастной — к тем же кавказцам или азербайджанцам, не говоря уже про иностранцев из далекого зарубежья.
И.З.: Это проблема многогранная. Есть два момента. С одной стороны, идет расовый профайлинг — представители исполнительной власти останавливают людей по признаку цвета кожи и национальной принадлежности — явно не славянской. С другой стороны, по утверждению Конгресса национальных меньшинств Украины, в пц оследнее время резко возросло число организаций расистского направления, участилось число тяжких преступлений на расовой почве. А адекватной реакции власти нет. Власть не реагирует на наличие очень опасных организаций.

Hа скамейке перед студенческим общежитием скучают два мента:
— Вань, давай негров побьем! — говорит первый.
— Зачем? — удивляется второй.
— А интересно, у них синяки бывают?


В.Ф.: Юрий, вы принимаете претензии в адрес правоохранителей?
Ю.Ч.: Я знаком с результатами исследования, впечатление очень удручающие. Есть факты банального вымогательства. Но есть и обратная сторона медали. Для того чтобы с явлением бороться, милиции нужна информация. А по данным анкетирования из 67 опрошенных только один обратился в милицию. Студенты считают, что это бессмысленно, все равно никто не поможет, — дескать, милиция своих покрывает. Так действительно часто бывает, но это не значит, что так происходит всегда. МВД — это, наверное, единственная структура, которая решительно взялась за проблему расовой преступности. Министр Луценко еще в прошлом году призвал бороться с такими проявлениями и признал, что только в одном Киеве по данным МВД 500 скинхедов. В Харьковской области разработаны мероприятия по преодолению расизма… Если против иностранцев совершаются преступления, им надо обращаться в милицию. Можно обращаться в дежурные части отделений милиции, можно звонить по телефонам доверия. Если эти механизмы не срабатывают — пусть обращаются ко мне.
МНЕНИЕ ПО ТЕЛЕФОНУ: Там, где появляется китайская диаспора, искоренить ее в принципе невозможно. Скажем, в Канаде к китайцам относятся очень осторожно. Считаю, что контроль за иностранцами со стороны правоохранителей должен быть.
Ю.Ч.: Подобные вопросы поднимаются многократно. Такие вопросы — проявление нашего не совсем спокойного и не очень сытого времени. Есть такая избитая фраза — «Понаехали!». Мол, приедут сюда китайцы и вьетнамцы и поедят все наше сало. Или займут наши рабочие места. Или будут любить наших девушек. Как правило, такие тенденции проявляются в слабых государствах. Слабым государством была Германия после 1-й мировой войны. Слабым государством была Россия после Холодной войны. Разжигание таких чувств приводит к убийствам на расовой почве и увеличению фашиствующих группировок. Давайте сделаем исторический экскурс. Нормально развиваются те страны, которые проявляют открытость. Япония, пока была закрытая, оставалась старой феодальной страной. А открыла свои границы — и стала развиваться бурными темпами. Америка — страна супермногонациональная... Не съедят наше сало иностранцы. Главное, чтобы у нас не было незаконных мигрантов. А те, кто находятся здесь на законных основаниях, постепенно адаптируются и будут приносить такую же пользу, как и граждане Украины.
И.З.: Проблема с милицией — это лишь нюанс. Исполнительная власть не принимает поправки к законодательству, прокуроры не следят, чтобы выполнялось даже то законодательство, которое есть. 161 статья Уголовного Кодекса до этого года практически не работала. За все время существования независимой Украины по ней был осужден только один человек. Зато в 2007 году таких случаев — возбуждение уголовного дела по 161 статье — уже 7. Но я была свидетелем, когда разжигание межрелигиозной розни абсолютно не было наказано! Часто такие случаи квалифицировались как хулиганство — мелкое, крупное или как нанесение телесных повреждений. 161 статья описана таким образом, что позволяет существовать партиям, которые должны быть запрещены. Нужно доказать, что нечто делалось не просто так, а с умыслом…
В.Ф.: Организация «Патриоты Украины» регулярно проводит факельные шествия по улицам города — и ничего…
И.З.: Конституция Украины, 39 статья прямо запрещает подобные действия. 161 статья УК тоже запрещает. И в то же время в Украине существуют партии, которые занимаются разжиганием национальной розни. И их много! В принципе, их немедленно надо снимать с регистрации... Но в сегодняшнем законодательстве речь идет об умышленном разжигании, а в программе партий только один позитив: «укрепление родного государства во имя…» и так далее. Что должна сделать партия, чтобы ее «привлекли»? Собрать политсовет и призвать к разжиганию национальной розни? А если они будут под такими лозунгами проводить шествия и демонстрации, то это как бы и не считается. Это вопрос и к судам, и к исполнительной власти, к прокурорскому надзору. Но в первую очередь к законодательной власти, потому что она должна ужесточить ответственность за разжигание национальной розни. Если бы вы знали, как жестко это записано в Конституции Польши, скажем. Там просто указано: запрещаются партии с тоталитарной идеологией (коммунистической, фашистской) и партии, которые разжигают межнациональную рознь. Их моментально снимают с регистрации, то есть они становятся нелегалами.
В.Ф.: Что удалось сделать милиции?
Ю.Ч.: В рамках уголовной милиции создана специальная служба, которая отслеживает преступления в отношении иностранцев и преступления, совершенные иностранцами. Понятно, что это вопрос не одного дня. А 161 статья сейчас применяется гораздо чаще. В Киеве в этом году было несколько уголовных процессов, которые завершились результативно...
В.Ф.: Интереснее говорить о ситуации в Харькове. Скольким иностранцам вы помогли?
Ю.Ч.: Помощник министра по правам человека занимается сугубо правами человека. Мы подняли вопрос об этническом профайлинге. Я помог не иностранцу, а гражданину Украины, который на себе ощутил прелести этого явления.
МНЕНИЕ ПО ТЕЛЕФОНУ:
Я не понимаю сути вопроса. Что плохого в ксенофобии? Я со своим соседом очень дружен, но забор бы хотелось еще повыше. Это нормальное стремление человека — отгородиться от всего мира. Сотрудничать, встречаться — да! Но забор какой-то должен быть.
Ю.Ч.: Ксенофобия — это страх или боязнь всего чужого. Забор от соседа-алкоголика или вора — это нормально. Но забор от людей только потому, что они не похожи на нас, — это ненормально. Милиция не только должна карать, мы должны идти навстречу. Милиция регулярно проводит встречи между представителями иностранных громад.
В.Ф.: Что получается? Мы говорим о проблемах иностранцев. А людей не трогает, им это не близко!
И.З.: Это наша с вами задача — объяснить: если сегодня нарушаются права иностранцев, то завтра будут нарушаться их права. И они также не смогут ни к кому обратиться. В нашем законодательстве и по поводу граждан Украины есть сумасшедшие дыры.
В.Ф.: Давайте возьмем пример России, которая в плане расизма ушла от нас далеко вперед.
И.З.: Сравнивать некорректно. В Украине нет угрозы ни со стороны иностранцев, ни со стороны граждан других национальностей. А в России все гораздо сложней… У нас это чистой воды страх, который находится на каком-то молекулярном уровне. И наша с вами задача — и журналистов, и правозащитных организаций — объяснять гражданам, что никто им не угрожает, никто ничего не забирает и не мешает нормально жить. Только мы сами себе мешаем — в том плане, что не умеем отстаивать свои права… У нас предостаточно ксенофобских организаций. У нас появились скинхеды — в том числе и в Харькове. «Союз Евразийской молодежи», «Патриоты Украины»... Есть организации и партии, которые разжигают межрелигиозную рознь, что не менее опасно и страшно.
В.Ф.: А почему они плодятся?
Ю.Ч.: Вопросом на вопрос: а что такое коренное население? Только в Харьковской области проживает 111 национальностей! Когда говорят «коренное население», меня это всегда коробит. Кто в Крыму был коренным населением — греки, караимы, крымчаки, киммерийцы, татары, русские? Если журналисты будут такие шаблоны в сознание вбивать, я не удивлюсь, что подобные организации будут расти как грибы после дождя... За этими организациями стоит та же проблема, которая стоит всегда в странах со слабой экономикой. Некоторые маргинализированные круги считают: для того чтобы жить хорошо, надо выгнать отсюда кого-то. Сегодня евреев, послезавтра татар… Это называется фашизм. Есть два варианта, почему таких организаций стало сейчас больше. Первый — идет экспорт таких взглядов из России. Я промониторил сайты такого полуфашистского содержания: большинство из них связано с Россией. И второй момент. Некоторые путают такие понятия, как патриотизм, шовинизм и ксенофобия. Нормальные ребята хотят проявить свои патриотические чувства, но потом их заносит очень вправо. Вполне возможно, что их просто используют. Люди, которые называют себя патриотами Украины, в итоге работают на ее врагов. А какая путаница царит и в головах обывателей! Многие из них приходят к мысли, что патриоты и фашисты — это одно и тоже. Это вбивается в массовое сознание русскоязычного Харькова, и эта же информация уходит в Европу, где насаждается идея, что Украина — страна сплошной ксенофобии.
И.З.: Я согласна с тем, что эти организации поддерживаются антиукраинскими силами. Но хочу добавить: они существуют из-за всеобщего раздражения населения непонятной политикой, которую проводит сегодняшняя власть. Чтобы у людей не было агрессивных настроений, надо чаще объяснять, что им никто не угрожает. Землячества должны больше рассказывать о своей жизни, своих проблемах. Нужна серьезная журналистская работа совместно с правозащитниками и культурологами...

Эфир радио «Новая волна» от 10 июля 2008 г.