7.jpg

Кажется, уже не осталось в этом мире ни одной области, не подверженной коммерции. Всю жизнь мы платим за все, за что только можно, и, расставаясь с бренным миром, попадаем напоследок в лапы «последних провожатых». Они по возможности постараются осложнить положение и без того подавленных и растерянных от горя родственников и близких, усугубить их бремя и тяготы…

Одним из самых перспективных и рентабельных товаров на сегодняшний день есть земля. Все это не могло не сказаться на кладбищах, особенно в черте города. Множество харьковских погостов закрыты для первичных захоронений по простой причине — им уже некуда расширяться. Тем не менее на многих закрытых кладбищах захоронения продолжаются. Для этого существует множество путей. Официально и вполне законно это может сделать родственник усопшего или даже просто человек со стороны, у которого на руках окажется свидетельство о смерти покойного. Этого вполне достаточно для того, чтобы сделать повторное захоронение. Согласно санитарным нормам, по истечении 20—25 лет (в зависимости от грунта) в могилу может быть сделано повторное захоронение. На столбах рядом с кладбищами и в Интернете полно объявлений о продаже могил. На одном из московских сайтов, посвященных ритуальным услугам, некая Ольга предлагала место на Ваганьковском. «Двойная могила. Отличное место. Рядом похоронен Есенин. Цена 15 тысяч долларов». Видимо, столь высокая цена — из-за соседства с поэтом. Надо ли говорить, что многие таким нехитрым способом решают свои финансовые проблемы — продают свидетельства о смерти своих родственников нуждающимся. Как правило, им в этом активно помогают те же работники погоста — берут за посредничество какую-то сумму и сводят продавца и покупателя.

Жена все время жаловалась, что мы уже давно не были в дорогом месте... Вчера свозил ее на кладбище.


Надо заметить, что покупателей совсем не интересует, является ли обладатель данного свидетельства родственником покойного, потому как наличие на руках свидетельства о смерти дает полное право распоряжаться могилой. Цены варьируются в зависимости от места. Кладбище в черте города ценится больше, учитывается и расположение могилы: близко ли от входа, свободный ли подход и т. п. Но в последнее время подобная торговля несколько осложняется новым законом, обязывающим иметь не только свидетельство о смерти, но и право на само место захоронения.
Помимо официальной торговли, существует и нелегальная. На кладбищах всегда можно найти заброшенные могилы. Работники кладбища отслеживают такие захоронения. Иногда для проверки на могилу сваливается мусор, этим тут же начинают пользоваться посетители и вскоре куча вырастает до таких размеров, что начинает угрожать соседним могилам. Если за несколько лет никто из родственников не объявляется, значит все в порядке — место может быть использовано для последующего захоронения. Как правило, делается это через третьих лиц. В случае их задержания, что называется, на горячем, им нельзя будет выдвинуть обвинения в злоупотреблении служебным положении и взяточничестве, а лишь в незаконном предпринимательстве, что влечет за собой административное наказание в виде штрафа. Надо ли говорить, что охотников подзаработать лишних 200—300 долл. всегда хватает. Да и кто будет отслеживать куда и кого хоронят…
Существует еще более изощренный способ обмана. Так, часто рядом с могилами оставляют место для родственников — на будущее так сказать. Более того, места эти официально оформляются и за них платятся деньги. Казалось бы, все делается прозрачно, никаких проблем быть не может, но практика показывает, что и здесь находятся лазейки. Оформляют-то сразу после похорон, а оградку, как правило, ставят в годовщину смерти. Приходят, а рядом с могилой близкого похоронен совершенно чужой человек. Администрация, конечно, извинится, скажет, что, мол, вот так и так, ошибочка вышла. Готовы предоставить другое место, ведь не выкапывать же покойника, в самом деле. Вначале шок и негодование, затем смирение. Как правило, все соглашаются, хотя и со скрипом, но входят в положение и все такое…. Перезахоронение дело хлопотное, опять же через суд, который может оштрафовать администрацию, но места все равно не вернуть, вот и идут на компромисс недовольные родственники. Оформляется другой участок как раз там, где сейчас происходит расширение — как правило, на отшибе. Оно вроде и расстраиваться надо, но есть один неоспоримый факт, перед которым меркнет все остальное — вы живы, и когда оно вам понадобится — неизвестно, а тот, что по ошибке подселен… Тем и утешаются, а нечистая на руку администрация в очередной раз подсчитывает барыши.
На кладбище воруют не только землю. Нарушители «вечного сна» не гнушаются ничем — тащат свежие и искусственные цветы, венки, таблички из цветного метала, памятники с нержавейки и, конечно же, оградки. И если цветы и венки идут на перепродажу, то все остальное сдается в приемные пункты как лом. Немногочисленные сторожа и охрана ничего не могут сделать, они лишь констатируют факт очередного воровства поутру. Или находятся в доле. Вот и приходится народу бороться с воровством альтернативными методами — путем упрощения и удешевления материалов для оградок и памятников или же предварительной порчей и приданием «нетоварного вида» цветам и венкам.
К сожалению, замена металлических памятников на гранитные и мраморные также не дают гарантий от последующих бед. В последнее время все более учащаются случаи глумления над каменными монументами — то школьники решают помериться силой и сносят чуть ли не около 50 памятников, то сатанисты, то еще кто-нибудь. Странная мода, но ходят слухи, что наряду с откровенным кощунством здесь также может присутствовать и коммерческий интерес. Ритуальные конторы имеют свою базу данных, они безошибочно могут определить — на каком из погостов много гранитных памятников собственного изготовления. Затем прикинуть место их наибольшего скопления и… Далее дело техники. Нанятый человек или даже свой, предварительно запасшись молотом, ночью следует на нужное кладбище для уничтожения выбранных объектов, а заодно и еще нескольких десятков попавшихся на пути, ну чтобы не было заметно — мол, все равно какие было сносить этому ночному сумасшедшему. Можно и знаки сатанинские нарисовать, и звезду перевернутую на себя повесить, чтобы если поймают, то уж никакого сомнения — глумился сатанист и никакой тебе коммерции. А ведь самый дешевый гранитный памятник стоит от тысячи гривень, а куда в конечном итоге обратятся родственники? Правильно, туда, где и делали монументы раньше. Разумеется, за бесплатно новый памятник ставить никто не будет и реставрировать тоже, вот и коммерция. Если убийство за деньги сейчас уже никого не удивляет, то почему же должно удивлять крушение гранита? Возможно, милиции стоит в таких случаях более тщательно прорабатывать версию умышленной порчи надгробий с целью коммерческой выгоды. Но и здесь, как мы знаем, не все чисто, и если на след такой конторы выйдет «оборотень в погонах», то за определенную мзду дело так и останется нераскрытым или же будет квалифицировано как сатанинская вакханалия и т. п.
Об этом грустно говорить, но все же люди, сталкиваясь с подобной проблемой, в большинстве своем уже не видят в ней ничего вопиющего, а лишь само собой разумеющееся продолжение всего предыдущего опыта — типа, не бывает по-другому в государстве, где все решается через деньги и связи.
В больном государстве, где мало думают о живых, никто не станет печься о мертвых. Там, где правит бал несправедливость и полная безответственность, не может быть порядка. Мы можем лишь наблюдать и осуждать, но как заменить головы тем, кто еще способен что-то решать в этой стране? Ведь не могут же они не понимать, что повсеместный беспредел достанет если не их самих, то их детей точно? За что же так наказывать своих детей? Или, быть может, каждый рассматривает эту страну как некую стартовую площадку, где, благодаря отсутствию закона можно сколотить капитал и — вперед, в другую жизнь, подальше отсюда? Что ж, таких руководителей можно смело причислять к вредителям и судить по всей строгости… Но, увы, с законами у нас тоже проблема

Павел СЕРГЕЕВ, для «Пятницы»