6.jpg

В последнее время все берут пример с Пинчука. Кутовой привез в Харьков джаз, Добкин привез
в Харьков своих кумиров — Антонова и Януковича. И заметил, что если мы умеем так отдыхать,
то значит, что мы еще лучше умеем работать. И у нас, как у настоящих трудоголиков, праздников действительно было много. Но хочется перефразировать: скажи мне, как ты празднуешь, и я скажу, кто ты.

Первым праздником, общественно-политическим, стало открытие новой трассы, которая будет соединять Харьков с Днепропетровском. Это та самая бетонка, на которой расшибались ночные гонщики — по ней и сейчас видны поперечные полоски. Стыки плит, правда сейчас они тщательно замазаны и транспортное средство на них не прыгает. Прошлым летом я ехала в Днепропетровск по небольшому участку этой трассы. Тогда у Тимошенко были предвыборные туры по востоку, не исключено, что ей тоже довелось проехать и по этому безобразию, и решено было, что так жить нельзя. Премьер‑министр приехала на открытие новой дороги лично, хвасталась, что открыли ко Дню независимости, как и обещали, удивлялась, что при гораздо лучшем качестве на дорогу потрачено меньше, чем на автобан Киев—Одесса, и это при тотальном подорожании материалов — значит получается, что тогда средства шли, мягко говоря, совсем не на дорогу. В общем, когда б еще представилась возможность так изящно охаять Кучму. А уж приплести новую трассу к государственной независимости не составило труда — достаточно вспомнить стратегическую озабоченность Тимошенко той выгодой, которую можно извлечь из транзитного положения Украины.

— Папа, а почему у меня день рождения никогда не выпадает на пятницу, тринадцатое?
— Да потому что ты родился 23 августа, идиот!

Еще один праздник, накануне официальных календарных свят, случился у меня, как любят говорить мои земляки, «на районе», в пятнадцати минутах от дома. Харьковский фестиваль Za Jazz теперь расширяется до немыслимых размеров, так что даже выбирается с концертами в спальные районы. В принципе джаз на Салтовке — это знаково. Это почти как концерт Бетховена на ХТЗ, чтоб вы понимали. В прошлом году фестиваль по части своего продвижения оплошал: вход на все мероприятия был по билетам, цены были совсем не копеечные, а журналистам вообще поначалу учинили жесткий отбор при аккредитации. Например, существовали лимиты по тиражу изданий, обязательное размещение анонсов, что вообще было нереально для изданий, выходящих не чаще раза в неделю. В итоге, конечно, аккредитовали всех, кто подавался. Наверняка это был такой пиар‑ход, чтобы набить себе цену и раздуть ажиотаж вокруг фестиваля в журналистской среде. Вопрос логичности такого пиар‑хода оставим на совести его авторов, тем более что в этом году организаторы исправились — на открытой площадке «Радмира» прошел бесплатный концерт в честь открытия нового джазового сезона. В лучших традициях драгдилеров — первая доза бесплатно. А там скорей всего многие из пришедших посмотрят, послушают, впечатлятся — и раскошелятся на билеты, тем более что в этом году фестиваль будет продолжаться целую неделю. Личные впечатления от открытия — очень личные, я не музыкальный критик, и к джазу, как и к классической музыке, пока только присматриваюсь и понимаю, что не во всем еще доросла. Например, армянский коллектив Katuner мне безумно понравился, а вот Мина Агосси как-то не впечатлила, хотя зрители в основном своей массе были в восторге. И тут обратная ситуация: например, если подвыпившая толпа вокруг меня вовсю отрывается под Потапа и Настю Каменских, а мне как-то фиолетово, то я не чувствую, что это мой пробел в восприятии культуры. А в случае с Миной Агосси еще как чувствую — неправа. Так что лучше расскажу о своих наблюдениях за публикой. Сложилось впечатление, что всех этих людей, собравшихся на выставочной площадке перед сценой и терпеливо ожидавших концерта больше часа, я уже видела на фестивале «Джаз Коктебель». В большинстве своем джаз слушают либо профессиональные музыканты, либо как минимум люди с музыкальным образованием. Есть, конечно, еще и восторженные дилетанты вроде меня, но их меньше. Профи оценивают профи по каким-то своим, только им известным критериям, и здесь существует что-то большее, чем просто понятие «пробрало». Иногда кажется, что слушая, они не столько получают удовольствие от музыки, сколько напряженно ищут в ней ошибки, хотя, казалось бы, где их найдешь, если джаз — это импровизация. И еще джазовая публика умеет пить. Невдалеке виднелись торговые палатки с «допингом» и соответствующими логотипами, и как следствие на площадке возле сцены ближе к финалу концерта стояли кучки пивных бутылок, но «розочек» не было. Зрители пили, но по мере увеличения количества пива в желудках никто не начинал ходить пошатываясь, орать, или тем более материться, или тем более драться. Чаще, чем на других харьковских массовых мероприятиях (но реже, чем на фесте «Джаз Коктебель») в руках зрителей можно было увидеть не пиво, а бутылки с хорошим вином. Никто в толпе не дымил в очи собратьям папиросами. Да и вообще толпы как таковой не было — все стояли кучками, рассредоточившись на почтенном расстоянии, уважая личное пространство друг друга. В общем, в отличие от Дня освобождения и Дня независимости, можно сказать, что это был настоящий День свободы.
Добкин во время своей предвыборки, помню, тоже говорил, что любит джаз. Но то ж была предвыборка, тогда он был готов на что угодно, даже Пикуля с Акуниным читал. Теперь, как в том анекдоте: «Концепция изменилась: я обосрался». Михаил Маркович, освоившись в кресле, приглашает на концерт ко Дню города совсем других людей, к джазу не имеющих отношения. Надо думать, что хедлайнером был Григорий Лепс. Не икона советской эстрады Юрий Антонов, не странная девушка из Серебряного века, воспитанница Бродского и Цветаевой, солистка «Ночных снайперов» Диана Арбенина, не вечно живые и светлые, хоть и простоватые «Иванушки», не почти победительница «Евровидения-2008» Ани Лорак — а именно Лепс. Ура. Временами казалось, что это решил нас развлечь Геннадий Адольфович — сходство поразительное. Интересно, это все попытки концептуально угодить приехавшему на праздник Януковичу, так сказать, убедительная жирная точка в его поздравительно-предвыборной речи, достойный саундтрек к его пиару? Это ж надо, даже суфлер американский с собой привез. В принципе, все соответствует общему концепту — артисты под фанеру, Янукович под суфлер. Друг друга стоят. Исключение может составить разве что Арбенина, которая в этом списке… Как бы это сказать… Ну вот, помните, были такие детские задачки на сообразительность: шкаф, табурет, кровать, стол, пирожное — уберите лишнее слово. Есть все-таки такие понятия, как общий формат концерта — ну, специалисты знают. Ладно, скажете, опять гавкаю, а толку никакого. Вот вам конструктив. Учитывая, что идея пригласить «Ночных снайперов» впервые была озвучена на форуме «Медиапорта», то почему не ввести практику соцопроса при формировании списка приглашенных звезд? Если Интернет для вас не репрезентативен, можно помимо голосования на сайте горсовета сделать какую-нибудь горячую линию, прямо в кабинет Бабицкой или еще куда. А там уже из полученного хит-парада запросов горожан будете выбирать то, что попадает в рамки ваших возможностей как организаторов. Ну чтоб потом все претензии в случае чего можно было адресовать народу, который сам попросил. А вообще спасибо, Михаил Маркович, что в этот раз на сцену хотя бы не выпустили Шенцева. Лепс — он лучше, гораздо.
Ну и последнее по Дню города. Наверно, уже бесполезно говорить о том, что фейерверки около полуночи — это издевательство. Да еще и сопровождаемое ехидными подстрекательствами ведущих концерта — мол, давайте поорем, чтобы недовольные поняли, что сегодня они не заснут и фейерверк еще будет. Нормально? А дети, а больные пожилые люди, а домашние животные, а животные в зоопарке, наконец?! Можно было бы подумать, что это такая изощренная классовая месть по отношению к жителям центральных элитных районов. Но в «спальниках» в этом отношении дела обстоят не лучше. Я уже не говорю о локальных фейерверках, происходящих даже в притянутые за уши праздники, вроде Дня взятия Бастилии (типа «Добкин стреляет — значит, и нам можно»). Все гораздо хуже — у меня на Салтовке в последнее время в два часа ночи или в шесть утра, но чаще в два часа ночи, приезжает мусоровоз, рабочие грузят строительные отходы, гремят пудовыми урнами об асфальт. Неужели нельзя делать это в другое время, когда люди не спят? И почему раньше было можно, а теперь нельзя? И если уж только у меня во всем подъезде есть горячая вода, в то время как у соседей уже второй месяц ее нет и в помине, нельзя ли так же локально решить проблему с мусоровозами, а?
Но вернемся к праздникам. Уже который год на следующий день после празднования Дня освобождения мы игнорируем День независимости. Для нас это день похмелья прежде всего, и уже не до праздников. Даже цветы к памятнику Шевченко в состоянии возложить только львовянин Игорь Шурма. Да и обещанный парад вышиванок в этом году не задался — в Сорочинцах или в Пирогово, да и на том же «Печенежском поле» это все не в пример масштабнее и красочнее. Фактически в Харькове поддер­жали акцию в основном только ее авторы, активисты УНП. Наверно, проблема и в том, что хорошая вышиванка стоит дорого, и у людей есть другие, более насущные статьи расходов. Тоже, кстати, показатель благосостояния нации — можем считать, что живем хорошо, когда будет хватать на вышиванки. А из прежнего времени нам в наследство остались только пародии. В метро по дороге на парад я заметила маленькую девочку в странной вышиванке и вспомнила, что у меня в детстве была такая же. Где-то классе в пятом мне ее добыла мама — нужно было выглядеть соответствующе к какому-то открытому уроку по украинской литературе, что ли. Узор на ней был не вышит, а отпечатан на полотне тканевым красителем под трафарет. Издали не отличишь, но только издали. Других вышиванок в то время практически не было, а старые, настоящие бабушкины вышивки на тот момент были уже в плачевном состоянии. Наверно, это тоже символично и отражает и специфику нашей независимости, и патриотизма, и аутентичности, и связей с советским прошлым

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»