3.jpg

Анатолий Супрун, адвокат обвиняемого
— Могли ли дефекты дороги стать причиной аварии на трамвайной остановке по ул. Полтавский Шлях?
— Я считаю, что суд обязан объективно подходить к рассмотрению дела. В данном случае я не вижу со стороны суда никакой объективности. Я хочу обратить внимание на ряд фактов. В ходе судебного разбирательства свидетель Заец сообщил, что на дорожном покрытии были две большие ямы. На следующий день после аварии,
3 мая, эти ямы были засыпаны щебнем. Суд не исследовал этот факт, он не был принят во внимание экспертизой. Свидетель Заец утверждает, что показывал эти ямы следователю, однако в протоколе осмотра они не отражены.
Меня не перестает удивлять то обстоятельство, что суд не обратил внимания на факт наличия злополучных ям на дороге. Для меня не понятно, кто дал следователю команду не упомянуть наличие этих ям в протоколе осмотра места происшествия, не зафиксировать это. Для меня не понятно, кто дал вносить в протокол заведомо ложные данные. В протоколе указано, что на месте происшествия «асфальтовое покрытие». Хотя там на самом деле железобетонные плиты. Стоит вопрос: почему следователь пошел на явную фальсификацию, на явное нарушение закона?
Я могу сказать, что те выводы автотехнических экспертиз, которые имеются в деле, не имееют никакого значения для правильного решения проблемы. Со стороны суда я вижу ряд нарушений. В частности, не вызвали в зал суда очевидца событий, сына Андрея Полтавца. Этот свидетель не был допрошен. Я считаю, что все противоречия говорят в пользу подсудимого. Я считаю, что при таких обстоятельствах, при той недоказанности в деле и тех нарушениях, которые не были устранены, Полтавец должен был быть оправдан

Ирина Борисова, адвокат потерпевших
— Могли ли плохие дороги стать причиной аварии на трамвайной остановке по ул. Полтавский Шлях?
— Для меня заявление адвоката Андрея Полтавца стало неожиданным, потому что даже сам подсудимый признал свою вину. Об этом он сказал в последнем слове. Как так получилось, что подсудимый просит прощения, а адвокат считает его невиновным? За что он тогда просит прощения? Тут получилась некоторая несостыковка защитника и подсудимого, — этого быть не должно.
Если защитник увидел те обстоятельства, которые не увидел сам подсудимый, которые говорят о том, что вины обвиняемого нет, тогда нужно было аргументировать это как-то более убедительно.
Ни о каких ямах речи не идет. Была экспертиза, был осмотр места происшествия. Результаты говорят о том, что на дорожном полотне есть всего лишь не полная состыковка двух плит. Наверное, полная состыковка и невозможна. Свидетель указал не на ямы, а на то, что колеса автомобилей попали на эти неровности стыка. Причинно-следственной связи с аварией здесь нет.
Но дело даже не в этом. Эти неровности имелись на трамвайном полотне. Это не полотно для движения автомобиля. Существует специально отведенная для движения автомобилей полоса. Не было никакой веской причины, никакого препятствия, никаких обстоятельств, которые вынудили бы Андрея Полтавца ехать по встречной полосе. Он с тем же успехом мог бы поехать по железнодорожному полотну и обижаться, что шпалы лежат не совсем ровно.
Другой момент. Скорость движения автомобиля Андрея Полтавца в разы превышала допустимую скорость передвижения по городу. Это доказано экспертизой. Я считаю, что обстоятельства дела полностью установлены, вина подсудимого доказана