7.jpg

Так называется очередное дело, проигранное государством Украина в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Впрочем, учитывая существо самого судебного дела, более точным было бы название «Украина против Учителя». Недавно один мой знакомый спросил, что называется, в лоб: выносят ли вообще украинские суды справедливые и законные решения? Постоянные высокие рейтинги Украины в коррупционных индексах (например, по данным Transparency Int’l, мы располагаемся в конце списка коррумпированных стран) не означают, что суды только тем и занимаются, что решают — за деньги — «вопросы». Не только.

Здесь позволю себе обратиться к временам развитого (и не очень) социализма, ну, скажем, наиболее благополучной эпохи дорогого Леонида Ильича. Была ли справедливой советская судебная система? Можно согласиться с утверждением одного советолога о том, что суды выносили в целом законные решения, — если не затрагивалась идеология, интересы партии и правительства (что, впрочем, было одно и то же). Иначе говоря, если дело никак не касалось, скажем, «тунеядца» (впоследствии — нобелевского лауреата И. Бродского) или какого-нибудь политического диссидента, суд действовал по закону.

— Что будем делать, коллеги: и истец, и ответчик дали по $50 000?
— Ну что ж делать… Придется решать по закону…

И современные украинские суды вполне способны, в принципе, выносить законные и справедливые решения, но опять же если дело не касается власти, больших денег большого бизнеса. Наконец, если судья — честный и порядочный человек. Такое тоже бывает. Здесь можно отметить феномен, достойный изучения психологами и исследователями творчества Дж. Оруэлла. Периодически появляются официальные заявления, статьи, вполне серьезные исследования, подтверждающие высочайший уровень взяточничества в судебной системе Украины. Но одновременно с этим делаются оговорки типа «в целом, судейский корпус состоит из достойных, самоотверженных людей, профессионалов и т. п.», «хотя есть отдельные случаи…» Как совмещаются эти точки зрения — понять трудно. Вероятно, это и есть то самое двоемыслие, о котором писал Оруэлл в «1984», когда «черное» и «белое», «да» и «нет», «добро» и «зло» причудливо сочетаются в одной голове. Я заметил интересное, на мой взгляд, явление, еще один яркий образчик такого «государственного двоемыслия». Когда некое высокое должностное лицо, рассуждает, например, об истории Украины, то всенепременно вспомнит и «тысячелетних традициях», «уходящих глубоко корнях» и т. п. Но когда — опять же, к примеру — речь заходит несовершенствах нашей государственности, карикатурной демократии, коррупции, — здесь нам напомнят и даже слегка пожурят: «Чего же вы хотите за полтора десятка лет независимости? Наша страна — молодая демократия, еще подросток, а в Америке демократии 200 лет» и т. п. Как совместить «молодую демократию» и «тысячелетнюю историю»? Тут, как говорится, надо определиться — или пончики, или пирожки. Это я к тому, что или давайте признаем, согласимся, что суд, как, впрочем, и вся правоохранительная система — ни к черту, либо, если это не так, прекратим вопить о коррупции. Или — или, tertium non datur.
Но оставим сейчас эту печальную тему и вернемся к суду Европейскому. По данным, полученным, как говорится, из достоверного источника, «Страсбург взяток не берет», дела разрешает хотя и медленно, но по закону, точнее по Конвенции. Фабула дела львовской учительницы К. против государства проста. Согласно закону, принятому парламентом в 2004 г., педагогам полагалась денежная надбавка. Как водится в нашей «молодой демократии с тысячелетней историей», закон не выполнялся, деньги учителя не получали. Так как единственный путь, который остается в таких случаях, это обращение в суд, учителя начали подавать соответствующие иски и — выигрывать их. Но судебное решение в Украине не гарантия того, что оно будет исполнено. Постановления («именем Украины»!) не исполнялись. Причины разные, но, естественно, значения все это не имеет: закон должен исполняться, а судебное решение — закон.
Украина, как член Совета Европы, обязана соблюдать те документы, конвенции и протоколы, которые она подписала. А Европейская Конвенция о правах человека (ст. 6) предусматривает (среди прочего) право граждан на справедливый суд. Право это, как неоднократно указывал Страсбургский суд, было бы иллюзорным, если бы исполнение решений судов было под вопросом. В данном случае решения украинских судов, которые во­шли в силу, не исполнялись. Исчерпав все возможности в стране (это необходимое условия для обращения в Европейский суд по правам человека), учителя, в том числе и львовянка К., направили жалобы в Страсбург. Который и вынес в июле сего года решение о том, что Украина нарушила свои обязательства, предусмотренные ст. 6 Конвенции. Суд постановил: государство должно выплатить учителю собственно задолженность (почти 3000 грн), а также компенсацию за моральный вред — 1000 евро

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»