6.jpg

Если я не ошибаюсь, небезызвестный Виктор Суворов (не путать с генералиссимусом, этот — полковник, специалист по «аквариумам»), выдал когда-то парадоксальную мысль: германцы не могли победить во Второй мировой войне армию, солдат которой в своем ранце не имел… носового платка. Впрочем, как и ранца.
Не собираюсь развивать здесь эту странную, на первый взгляд, версию полковника. Хотя у другого отставного разведчика К. Хенкина (ближайшего друга легендарного Абеля-Фишера) нахожу еще одно галантерейное наблюдение. Шеф советской разведки в Испании В. (он же «Альфред»), за неимением, очевидно, носового платка или из простоты нрава, использовал при необходимости ближайшие гардины. «В испанских министерствах, где В. часто бывал, это производило большое впечатление», — пишет Хенкин.
Кстати, во время моей службы в танковых войсках (ГДР, 1982—1984) в «довольствие» солдата носовой платок уже был включен, как и множество других необходимых предметов. Возможно, если взять во внимание вышеназванную «теорию носового платка», разложение армии (и государства, так как они во времена Союза был едины) началось с этой роскоши?

Оказывается, Самсон, раздирающий пасть льву, вовсе не был таким злым, как считали. Просто ему сказали, что львов, как и птицу, надо есть руками.


Об армейских платках, вещмешках, котелках и т.п. я вспомнил в связи с одним судебным делом, точнее — серией судебных тяжб, прямо касающихся этой хозяйственно-бытовой стороны армейских реалий.
…К. проходил военную службу в Харьковском институте танковых войск, а в 2006г. был уволен в запас «в связи с сокращением штатов». Гражданину К. была начислена денежная компенсация вместо вещественного имущества. В октябре 2007 года К. обратился к командованию части за получения вещественного имущества и получил ответ… «об отсутствии должного к выдаче вещественного имущества».
Нет, вещевое довольствие украинского солдата (офицера), конечно, несопоставимо (пока еще) с экипировкой натовского бойца, но все же перечень вещей, причитающихся бывшему военнослужащему К. (от позиции «кітель повсякденний — 2 штуки» до позиции «шкарпетки зимові — 5 пар») составляет длинный список, эквивалентный 3155грн. Так как имущества К. не получил, бывший военный был вынужден повоевать теперь в суде. Противник же, не найдя для эффективной обороны ничего более эффективного, решил сделать ход конем — потребовал в суде применить исковую давность (это когда, условно говоря, вы правы, но пропустили данный вам законом срок для обращения в суд). Суд, однако (дело рассматривалось в мае 2008г. Харьковским окружным админсудом), отклонил эту просьбу и дело рассмотрел. А рассмотрев, принял решение — иск гражданина К. удовлетворить, взыскать с ответчика денежную компенсацию и вещевое довольствие на сумму 3155грн. Аналогичные решения были приняты и по другим спорам военных со своим командованием, например, по делу Н. в его пользу с ответчика взыскано 1800 грн, невыплаченной компенсации вещевого довольствия.
По другому сценарию развивалась ситуация в деле подполковника Г. Здесь воинская часть задолжала своим бывшим офицерам суммы от 5 до 15 тысячгрн. Решением суда эти долги были взысканы и даже начали выплачиваться, но через некоторое время «высокое командование», вероятно, решило, что так можно вообще всю армию без «шкарпеток зимових — 5 пар» и т.п. оставить, и выполнять решения суда перестали. Появилось на свет некое письмо государственной исполнительной службы, поясняющей, что исполнить решения суда «не представляется возможным».
Далее происходят события, достойные войти в учебники права (раздел «Процессуальные казусы»). Вооружившись письмом исполнительной службы и ссылаясь на закон о собственности, в/ч обращается в суд с заявлением о пересмотре дела «по вновь открывшимся обстоятельствам». Есть такое основания пересмотра. Между тем, в соответствии законом, основаниями для пересмотра являются «существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны лицу, обращающемуся с заявлением, во время рассмотрения дела». Здравый смысл и даже поверхностное знакомство грамматикой подсказывают, что проблемы исполнения решения суда (даже невозможность его исполнить) не могут приниматься за обстоятельства, «вновь открывшиеся». Тем не менее решение пересматривается, причем слушает дело вначале именно тот судья, который принимал и первый вердикт. Что является еще одним — вопиющим — нарушением закона.
Впрочем, «прецедента» создать все же не удалось — Харьковский апелляционный административный суд в октябре 2008г. разобрался в ситуации и жалобу военных удовлетворил, а решение районного суда отменил, вернув его на новое рассмотрение.
Вы скажете (а может, и не скажете), что за важность — платки, шкарпетки, котелки и плащ-палатки? Мне же сдается, о боеготовности армии, служащие которой, после увольнения в запас, должны для получения пресловутого денежного и вещего «довольствия» использовать навыки тактики в «условиях, приближенных к боевым» (в суде), — о боеготовности такой армии могут говорить только агенты «вероятного противника». Не будем их здесь называть: военная тайна

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»