6.jpg

Пришло время разбрасывать камни. Уже вещают о том, что выборы — вещь полезная для демократии: это, мол, школа демократии, выборы привлекают граждан к политической деятельности, политически «образовывает» их и т. п. При этом умалчивается, что все это «образование» возможно, когда выборы (и все иные политические процедуры) происходят не по усмотрению политбандформирований, контролирующих экспорт (или импорт) и ошибочно именуемых у нас «партиями», а по… закону, естественным путем или, извиняюсь, по воле народа.

Уникальная особенность Украины состоит в том, что особенно трудно здесь приходится не субъекту с криминальным типом сознания, а такому редкому виду как «человек нормальный». «Счастлив тот, кто посетил сей мир в его минуты роковые» — это не о нем. По-настоящему счастливы в эти «минуты», как и во время войн, разного рода сброд, те, для которых весь этот «рок» — мать родная, для кого порядок и более‑менее определенная процедура — смерть. И — чиновничья мафия, никуда не девшаяся номенклатура. Эта прослойка (давно уже ставшая классом именно в марксистском смысле слова) тоже по-своему «счастлива».

Заполняя налоговую декларацию, не забудь в графе «иждивенцы» написать «государство».

Наивны люди, полагающие, что «выборы-шмыборы» их не касаются. Да, политбалаган, связанный с выборной лихорадкой, может и не касается мирного обывателя непосредственно. Но мирный бюргер не в вакууме живет — ему время от времени приходится общаться с властью, милицией (не дай бог!), судами.
Состояние длительной политико-правовой комы обеспечивает дореформенное, так сказать, состояние структур власти. Особенно счастливы (в «поэтическом» смысле — см. выше), насколько я замечаю, суды. Эта корпорация, давно уже переставшая обслуживать население (суды должны оказывать гражданам услугу, называющуюся правосудием) и перешедшая на хозрасчет, как чумы боится стабильности. Спокойствие на протяжения более‑менее длительного времени даст возможность демонтировать (а не реформировать, ибо этот больной неоперабелен) окончательно разложившуюся судебную иерархию.
Скажут (ссылаясь на недавнее хамское поведение «отцов и матерей» нации в отношении админсудов в Киеве): но ведь судьи видят, что во время всех этих пертурбаций страдают именно они. Это обманчивое впечатление. Легкие перетряски в «минуты роковые» — ничто по сравнению с опасностями мирного времени. То же можно сказать и о других силовых структурах — прокуратуре, милиции и т. п. Эти организации, разросшиеся до неприличия, прямо заинтересованы в том, чтобы в воздухе витала постоянная напряженность, на дающая «населению» задать вопрос: а нужны ли нам — в таком количестве — все эти карикатурные «силовые» генералы с флигель-адъютантскими аксельбантами и перекошенными от постоянного вранья физиономиями, притом, что население это «ограбляется» уже отделениями милиции в полном составе (дело Симферопольского ЛОМа).
Но вернемся к судам. Имея неограниченную ничем независимость, суды, судьи практически вышли из-под контроля, в том числе из-под непосредственного контроля народа. Судьи приватизировали функцию правосудия, никому неподотчетны и способны выполнять только заказы политических группировок («экспортных», «импортных», просто платежеспособных кланов и отдельных граждан).
Обычному человеку, обратившемуся в суд, не стоит надеяться на скорое (в пределах законных сроков), справедливое в смысле процедуры рассмотрение своего дела. В отдельных случаях (общественный резонанс — отрезанные головы журналистов; пьяный идиот на джипе убил шестерых; отделение милиции организованно грабят пассажиров и т. п.) суд не может уйти от более‑менее адекватного решения. Но в подавляющем большинстве случаев суд — это лавка, где каждый может получить то, что ему нужно.
Реформировать (точнее, демонтировать) эту разложившуюся структуру можно. Для этого нужны две вещи — пресловутая «политическая воля» и относительная стабильность в стране. На первое, по понятным причинам, рассчитывать нечего, а о том, насколько спокойствие «выгодно» тем, кого необходимо «демонтировать», мы уже сказали.
Что в сухом остатке? В остатке — харьковчанка К., которая после многолетнего процесса по совершенно тривиальному гражданскому делу, с невероятными усилиями получив на руки решение суда, еще несколько лет пытается заставить исполнительную службу — нет, нет! — не совершить нечто неординарное, а просто точно выполнить предусмотренные законом действия, только и всего; гражданин В., которому дважды незаконно возвращали исковое заявление против государственного органа; гражданин С., которому прокурор вернул его заявление о коррупции, указав при этом, что «рассмотреть заявление не представляется возможным»; гражданин Ч., который, будучи задержанным милиционерами, вошел в отделение абсолютно здоровым человеком, а вышел — с множественными гематомами и ушибами (как впоследствии оказалось — «неизвестного происхождения»), а суд решил — «не доказано». В остатке сотни других граждан этой страны, получающих вместо государственных услуг, ежегодные «уроки демократии»

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»