4.jpg

Доллар укрепляется, цены растут, будущее в тумане… Желаний два — напиться и разобраться, кто нас «кинул»: государство, НБУ или просто не повезло? На злобные вопросы недели ответили экономист Наталья Внукова и политолог Валерий Дудко.

  • Дудко Валерий Владимирович, 56 лет, родился на Урале, Российская Федерация. По образованию инженер-радиотехник, преподаватель педагогики и психологии, политолог. 29 лет отдал службе в армии. Сегодня председатель Харьковской областной организации политических консультантов Украины и областной общественной организации «Слобожанский региональный центр». Женат. Двое детей.

    Внукова Наталья Николаевна, родилась в Димитровграде, Ульяновская область, Российская Федерация. По образованию инженер-экономист. Профессор. Доктор экономических наук. Завкафедрой управления финансовыми услугами Харьковского национального экономического университета. Замужем. Мать взрослого сына.

ВИКТОР ФОМЕНКО: Наталья Николаевна! Международный валютный фонд готов предоставить 16 миллиардов долларов для того, чтобы стабилизировать ситуацию Украине. У нас что, экономический кризис?
НАТАЛЬЯ ВНУКОВА: Все дело в экономических циклах развития мировой экономики. Сейчас мир переживает этап падения и для того, чтобы не сползти вниз окончательно, желательно предпринять некие упреждающие меры… Раньше циклы составляли 14 лет, потом 10, потом 7, а сейчас уже сузились до пяти. То есть изменения на мировом финансовом рынке происходят очень быстро, поэтому нужны антикризисные меры. Международный валютный фонд сегодня поддерживает не столько антикризисную программу самой Украины, сколько свою: в 2009 году мы должны погасить евро­облигации, которые были выпущены Украиной в течение последних четырех лет, а для этого необходимы существенные финансовые ресурсы. Если эти суммы изъять из экономики Украины, то в следующем году будет полный дефолт. Проще взять кредит.
В. Ф.: А что страшного может произойти? Чего надо бояться?
ВАЛЕРИЙ ДУДКО: Самое первое — это массовая безработица. А дальше начинается обострение социальных взаимоотношений внутри государства. Так как все предприятия включены в общую финансовую схему страны, то даже скачок доллара стимулирует или затормаживает их развитие. Пример — металлургическая отрасль. Вчера это была конкурентоспособная сфера, которая выходила на западные рынки и торговала металлом Украины. Но предприятия работали на изношенном оборудовании, и если раньше надбавки, которая закладывалась в цену металла, хватало на развитие предприятия, то сегодня падение гривни в конечном итоге снизило инвестиционную составляющую до нуля. А убыточное предприятие работать не может по определению.
В. Ф.: То есть все наши проблемы из-за привязки к доллару?
Н.В.: Нет, так нельзя сказать. Но так как наш бюджет привязан к курсу доллара, то и предприятия это чувствуют. Лучше было бы от этого отказаться, но что взамен? Несколько лет назад пытались привязать экономику к евро, но из этого ничего не вышло. Доллар — мировая валюта, которую очень тяжело вытеснить из внешнеэкономических расчетов.
В. Ф.: Последние лет пять только и слышно: доллар вот-вот обрушится, реальный курс — 3 гривни с копейками, надо от него срочно избавляться! Но о сегодняшнем скачке никто не предупреждал. Почему?
Н.В.: Надо разделять доллар в наличном обращении и безналичном. Выполняются две совершенно разные функции. В безналичном обращении доллар выполняет функцию сопровождения внешней торговли и он там сейчас не шесть, а ниже. А что касается наличного обращения, то доллар обслуживает ссудный капитал, причем по большей части — физических лиц. Эти два процесса регулируются совершенно разными постановлениями Нацбанка.
В. Ф.: Но люди страдают, а государству хоть бы хны.
Н.В.: Ну почему же? Валютные интервенции делаются. Кроме того, в ближайшую неделю будет куплено два самолета наличной иностранной валюты. Покупают или за евро или за резервные банковские фонды: у каждого банка есть так называемые резервные фонды под риски, связанные с кредитованием. Дефицит наличности разогрело само население. Совершенно незачем было изымать свои гривневые вклады и переводить их в доллары.
В. Ф.: То, что происходит в Украине, — это повторение событий в США и Европе или это «своя песня»?
Н.В.: В данном случае влияние внешней среды было не столь существенным, чтобы разогреть такую спекулятивную операцию. В Европе за последние 5 лет курс доллара упал примерно в 1,5 раза…
В. Ф.: Порошенко не нравится то, что гривню поддерживают за счет продажи иностранной валюты…
Н.В.: Его можно понять. Золотовалютные резервы не бесконечны. Нужны другие способы поддержки. Нужно целенаправленное действие государства, надо успокоить население и привлечь его деньги, чтобы все люди выступили в роли массового инвестора. Нет смысла держать изъятые деньги у себя дома. Нужно полное доверие между банками и населением. Не могу сказать, что мы сможем этого добиться в полной мере, последние годы не было разъяснительной работы среди населения, и люди плохо понимают, что такое финансовая услуга и какие есть разновидности. Но в любом случае этот рычаг нам необходимо существенно задействовать.
В. Д. :То, что сегодня происходит, не связано с золотым запасом государства. У нас было и есть 18 млрд долларов. Это стабильная цифра. Плюс ко всему ежегодно у нас порядка 6—7 миллиардов привозится из-за рубежа «заробитчанами». Все это несколько стабилизирует курс доллара в стране. В случае же, если количество долларов, поступающих к нам, начнет уменьшаться, курс гривни начнет падать. Это самое плохое, что нас может ждать. Но это не значит, как некоторые говорят, что крах наступит завтра.
В. Ф.: А еще нас пугают обвалом гривни. Это что такое?
Н.В.: Для национальной экономики это особо ничего не значит. Если измерять весь продукт, который изготовлен в Украине в национальной валюте, то никаких проблем нет. Но если вспомнить о том, что мы интегрированы в мировую экономику и у нас есть еще и импорт, который покупается за доллары или за евро, то вывод однозначный: импортные товары станут дороже. Но от этого может выиграть национальный производитель — люди начнут больше покупать национальные товары. Но с другой стороны проиграют экспортеры, потому что не смогут продавать на рынке свою продукцию за высокую цену.
МНЕНИЕ ПО ТЕЛЕФОНУ: Я так и не услышал объяснений кризиса в Украине. Никто не вспоминает, как искусственно ревальвировали гривню, а доллар и евро душили. Зачем — непонятно. Все видят, как импорт хлынул в Украину, все накупились импортных машин, но деньги надо было вкладывать не в импортные машины, тряпки и шмотки, а создать условия для украинского производителя, который бы при этих заниженных котировках купил бы себе оборудование и увеличил бы свою конкурентоспособность. Почему сегодня наш экспортер «лежит»? Только потому, что за пять лет сумасшедшего экономического роста они только и делали, что продавали катаный метал, не вложив ни копейки в переоборудование…
В. Д. :Абсолютно с вами согласен. Сегодня в экономике наблюдается две тенденции. Одни заработанные деньги вкладывают в развитие производства, а другие работают на старом оборудовании.
В. Ф.: Россия держится на нефти, а мы — на металле?
Н.В.: Точно. Государство создало условия для тех, кто мог заработать. Не скажу, что это легкие деньги, но они не были обеспечены новациями. Украина за 17 лет так и не поставила вопрос о развитии инноваций. Все, что касалось инновационного развития носило исключительно блефовый характер.
В. Ф.: Постоянно было слышно — инфляция, инфляция, а курс доллара долгое время стоял на месте. Почему?
Н.В.: Выгодно. Постоянный курс способствовал формированию золотовалютных резервов. Плюс было удобно рассчитывать свои бизнесовые перспективы.
В. Д. :Есть еще одно преимущество. Население начало сдавать деньги в банк. У банков появился авторитет, они стали надежными учреждениями. И это очень классно, потому что те деньги, которые попали в банк, начали работать на экономику.
Н.В.: Мне совершенно не нравится то, что в Польше нет польской банковской системы: за четыре года все банки были проданы иностранным инвесторам. Я была в марте в Польше: там практически перестали привлекать депозиты населения, только выдавали кредиты. То есть польское население сидит на кредитной игле. Аналогичная ситуация может ждать и Украину. Может, кризис «поможет» снизить процент иностранного банковского капитала с 38 хотя бы до 30?
В. Ф.: Но нам всегда говорили, что иностранцы дадут дешевые кредиты!
Н.В.: Никаких дешевых кредитов не было. А вред очевидный. Иностранные банки реализовывают политику своих акционеров. Политика иностранных инвесторов, которые здесь находятся, связана со стратегическими задачами их акционеров, а именно: в Украине должен быть только импорт, а национальный товаропроизводитель не нужен.
ВОПРОС ПО ТЕЛЕФОНУ: Есть ли стратегия развития у нашей страны, чтобы человек мог планировать свою жизнь на несколько лет вперед?
Н.В.: В 2001 году в Харькове реализовывался 1-й пилотный проект Министерства экономики по разработке стратегии развития Харьковского региона. Я была руководителем рабочей группы этого проекта. По итогам работы предполагалось заключить договор между Кабмином и Харьковской областью о разделении полномочий. К сожалению, проект не был реализован, но методология, которая была заложена в проекте, сейчас успешно реализуется в Днепропетровске. Как известно, Днепропетровская область обогнала Харьковский регион и занимает более высокую позицию. Что касается стратегии развития Украины, то хотя у нас есть несколько политических партий, но нескольких сценариев мы не наблюдаем. В данном случае вопрос не в политике, а в правильной методологии, которая должна быть заложена для стратегии. Скажем, Китай поставил себе задачу стать первым в мире по экспорту товаров. Это важная задача, и он ее успешно выполняет.
В. Ф.: И насколько это подходит для Украины?
Н.В.: На 100 %.
В. Ф.: Понастроить филиалы иностранных компаний?
Н.В.: Нет. Цель — это одно, а способы реализации цели могут быть разными. Китай сделал правильно — запретил присутствие иностранной валюты на территории Китая. Это был один из способов достижения стратегической цели. Я считаю, что стратегической целью для Украины должно быть первенство в мире по инновациям. У нас полно изобретателей, вообще творческих людей. Когда поставим такую цель, все остальное будет только инструментом

Эфир радио «Новая волна» от 27 октября 2008 г.