6.jpg

«Криминальная милиция — превосходное определение», — заметил как-то писатель и математик Хуго Штейнхаус. Жителя Украины трудно удивить проявлениями т. н. правового беспредела. «Оборотни» разного калибра — от генерала милицейской контрразведки, якобы усиленно разыскиваемого за организацию убийства журналиста, до «форменных» уголовников меньшего калибра — крышевателей, трамадольных и таможенных полковников и проч.
Но даже привыкшего к депешам типа «майора милиции поймали на взятке» недавние сообщения о симферопольской банде грабителей могут повергнуть в шок. Дело в том, что в данном случае (а о том, что это не «случай» — см. далее) банда состояла из штатных сотрудников — ОФИЦЕРОВ МИЛИЦИИ Симферопольского ЛОМа (Линейного отдела милиции). Два десятка вооруженных государством, облеченных по закону колоссальными полномочиями для защиты людей, занимались грабежами, насилием, воровством, били, калечили ни в чем не повинных граждан. Бандиты в погонах работали по специально разработанным схемам: в их руки попадались, в основном, проезжающие россияне, наши граждане, едущие с заработков, просто пассажиры или бомжеватого вида субъекты. Не брезговали ничем и никем, отбирали ценности, деньги, избивали, ежели жертва сопротивлялась. Как сообщается, шайку обезвредили сотрудники СБУ совместно с отделом внутренней безопасности.

— Тук-тук!
Откройте, милиция!
— Ну и на фига вы там закрылись?

Все это хорошо (хотя, что здесь хорошего), но только очень наивный (да что там — полный идиот!) может думать, что это происшествие — чрезвычайное. НИЧЕГО чрезвычайного в этом случае любой человек мало?мальски знакомый с системой МВД, не увидит. Это учреждение и смежные с ним — сами превратились в самые настоящие институционализиованные малины. Отличает их от «настоящих» (хотя, кто «настоящий», это еще вопрос) бандитов и делает более опасными та немалая власть, которую члены этих учреждений получают вместе с удостоверениями и табельным оружием.
Кстати, очень точно, на мой взгляд, подметил Фазиль Искандер, всегда внимательный к деталям: откуда у т. н. «силовых структур» такая страсть к смене вывески — все эти ГПУ-ВЧК-КГБ-НКВД-МГБ-МВД-СБУ-ГПУ? Не кроется ли здесь инстинктивное желание начать с чистого листа, «обнулив» преступления предшественников, прежде чем начать совершать свои. Вот на днях вечный и. о. СБУ Украины заявил с драгметаллом в голосе, что «подразделы СБУ и МВД, которые не только не способствовали борьбе с коррупцией [им что, с собой бороться, что ли!? — В.М.], но и сами иногда попадали в поле зрения [страдающего миопией сильнейшей степени — В.М.] или принимали участие в противоправных действиях, ПОЛНОСТЬЮ БУДУТ ЛИКВИДИРОВАНЫ».
Гениально! Подразделения, принимавшие в участие в преступлениях, будут ликвидированы. А как же их руководители и сотрудники? Нет, я не говорю, что и они должны быть «ликвидированы», но не на нарах ли им место, в таком случае? И хотя было заявлено, что все крышеватели, «навіть якщо вони мали досить високі посади в правоохоронних органах» (какое геройство! А я то думал, что «високі посади» не только не освобождают или смягчают ответственность, но УСУГУБЛЯЕТ оную) будут привлечены к ответственности, нетрудно предугадать, что высечен публично будет какой-нибудь ст. лейтенант Зупупыркин из Верхнемухоморска или совсем уже пропащий провинциальный судья-пьяница. А высокопоставленные воры и крышеватели «перейдут на другую руководящую работу», ну, там, в драмтеатр, например, и т. п.
«Слыша все это, становится тошно, но беда наша та, что тошнота наша никогда не доходит до рвоты», — писал один юрист, более известный как поэт Тютчев.
Система МВД, якобы «наименее коррумпированной» СБУ и т. п. схожа с нашим ЖКХ — там и сям лопаются прогнившие трубы, и коллапс — всеукраинский Алчевск — не за горами. Катастрофу можно устранить только одним способом — физически заменить сантехнику, да и самого сантехника. По симферопольскому делу под следствием находятся половина отдела милиции. (Надо полагать, другая половина «ничего не знала».) Симферопольский ЛОМ — это не частный, вполне репрезентативный эпизод. Это значит половина милиции (не симферопольской, украинской) представляет реальную опасность для тех, кто ее содержит. Это уже не проблема милиции и граждан, — это проблема национальной безопасности, перспектива существования государства. Оттого, что полковник Путин высказал сомнение в существовании государства Украины, оно не перестанет существовать. К «несуществованию» государства приведет нежалание сделать то, что сделали в 50?х в Германии (денацификация), в 70?х — в Италии (операция «чистые руки»), в 80?х — в Восточной Европе (люстрация). Причем в нашем случае все значительно проще: «люстрация» (от «просвечивать») в тех же правоохранительных органов должна приводиться по двум всего лишь параметрам: IQ сотрудника + абсолютно чистые руки. Это тот minimum minimorum, без которого шансы каждого из нас на то, чтобы быть ограбленным или (и) изнасилованным «человеком с ружьем» возрастают с каждым днем — чистая математика

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»