С обострением экономического кризиса вновь с особой остротой в обществе встают одни и те же вопросы: куда движется Украина? Идти ли нашему государству на Запад, где его не хотят видеть, или на Восток, где его хотят иметь?
И в чем состоит национальная идея? Возможно, ответы стоит поискать в истории, случившейся более трех тысяч лет назад.

Судя по Библии, дело было так: давным-давно Моисей выволок из Египта евреев и стал таскать народ свой, освобожденный от рабства, по пустыне. Истоптали они тогда весь Синайский полуостров вдоль и поперек. Сразу же по выходу из рабства народ израильский поднял ропот на Бога и пророка его Моисея. Мол, зачем вы нас оторвали от котлов египетских, наполненных мясом, от дармовой рыбы и прочих гастрономических изысков. Ох, как все это в наше время напоминает разговоры старшего поколения в общественном транспорте и на скамейках у подъездов: «Вот при СССР было все: хлеб практически дармовой, бензин дешевый, колбаса по 2,20 и т. д.». И никого не смущает, что автомобиль при советах был роскошью, хлебом кормили свиней, закупая при этом зерно у идеологических врагов, а колбаса подрывала здоровье нации.

Польское правительство обратилось с иском к России. Согласно закону о защите прав потребителей, поляки потребовали компенсацию за оказание некачественных услуг по сопровождению группы польских туристов в 1612 году Иваном Сусаниным.

Но Боженька любил народ израильский и сделал так, что поутру вокруг шатров странников земля была усыпана манной, из которой евреи пекли довольно приличные лепешки. Странное дело, но как только 1/6 суши под названием СССР перестала существовать, Украина обходится собственным, хоть иногда и скромным, урожаем. Удивительно, что в самые тяжелые моменты независимости, а именно в 1998 году, когда на просторах СНГ бушевал дефолт, и в 2008 году, когда экономический кризис накрывает медным тазом уже весь мир, в украинской державе собирают рекордные урожаи зерновых. Может, это и случайное, но, безусловно, счастливое стечение обстоятельств.
Когда Моисей с народом своим делал ноги из Египта, то двинулись они по более длинному пути, через пустыню. Была еще и филистимлянская дорога, но Господь, чтобы народ им избранный не увидел войны и не захотел обратно в рабство, наказал Моисею вести людей именно через пустыню. С высоты дня сегодняшнего становится совершенно очевидным, что Украине повезло с первым президентом — Леонидом Кравчуком. Этот выкормыш советской партийной номенклатуры был именно тем Моисеем, который отвратил украинский народ от кровопролития и потянул по пути медленных преобразований. При всем уважении к Левку Лукьяненко и Вячеславу Чорновилу нужно отдавать себе отчет в том, что в 90-е годы достаточно было одного неосторожного не то что движения, а просто слова, и имела бы Украина сейчас свое Приднестровье или еще более кровавый — грузинский вариант.
Пока брели по пустыни, Моисей с Боженькой занялись составлением законов. Процесс законотворчества был ой как не прост. Если весь мир Бог сотворил за шесть дней, а на седьмой стал почивать, то с Конституцией для сынов Израиля понадобилось Моисею два раза по сорок дней сидеть на горе Синайской. Если переводить на современный язык парламентаризма, то десять заповедей были приняты в двух чтениях. После этого в течение долгих странствий по пустыни Бог продиктовал Моисею тогдашний уголовный и административный кодексы. Как говорит Библия, Моисей с Господом увековечивали десять заповедей на горе Синайской под раскаты грома и блеск молний. Я точно не скажу, какая была погода в Киеве 28 июня 1996 года, но украинский парламент трудился всю ночь и принял Конституцию также под утро. Печерские холмы может и не совсем горы, но гора Синайская тоже далеко не Эверест.
Когда евреи уже были близки к цели, то есть, земли обетованной, где их ждали обещанные молоко и мед в неограниченных количествах, народ, ведомый Моисеем, вновь стал злословить на Бога. Вот тогда Господь уже крепко осерчал и наказал Моисею водить народ Израиля по пустыни сорок лет, чтоб вымерли роптавшие — те, кто помнил рабство египетское. А за это время появится новое поколение, которое и сможет начать новую, свободную жизнь. Но зачем было обязательно бродить по барханам, а не стать где-нибудь в уютном месте благоустроенным лагерем и подождать смены поколений? А затем, что дорогу осилит идущий, даже если ему порой приходится бродить по кругу. И дорога в данном случае не километраж к изобильному корыту, а цель в головах и душах, ценность которой нужно было выстрадать собственной шкурой и стертыми ногами. Если провести параллели с Украиной, то можно сказать, что мы половину пути прошли. А вот осилим ли вторую половину? Это пока вопрос.
За долгие сорок лет пути с сынами Израиля случалось много чего интересного. Уже под конец тяжких странствий, когда появилось новое поколение, но не умерли все помнившие сытое рабство, уставший народ израильский очередной раз возроптал на Бога и Моисея.
— Ну сколько можно таскаться по мертвым пескам, — бурчал народ.
Вспомнили все: и разбитые в кровь ноги, и «египетские котлы», наполненные едой. Богу, после всего, что он сделал для людей, было, конечно, обидно слушать эти разговорчики. Недолго думая, он наслал на неблагодарных евреев ядовитых змей в огромном, трудноподсчитываемом количестве. Гады ползучие начали жалить всех подряд, и стариков ностальгирующих по египетскому рабству, и поддавшуюся на пропаганду молодежь. Змеи кусали насмерть, и народ бросился с мольбами к Моисею, мол, помоги-прости, раскаиваемся. Далее происходят несколько странные вещи. Моисей, как пророк, то есть посредник, обращается к Господу и просит послать заблудшему народу избавление. Боженька, как любящий отец, прощает всех, но вместо того чтобы просто отогнать змей от детей своих, дает Моисею следующие указания: «Сделай змея и выставь его на знамя, и всякий ужаленный, взглянув на него, останется жив». Моисей слепил медного змея и поднял над головами народа израильского. И жизнь наладилась. Странность этой истории заключается вот в чем. Почему изделие было медным — это понятно, в те времена железа еще не знали, а на дворе был бронзовый век. Но почему на шесте был поднят именно змей? В библейской традиции змея — это олицетворение греха, порока. Змей — искуситель Евы. Змея — пресмыкающееся, а пресмыкающийся человек и сейчас — подлый человек. И вот такой, отрицательный, или, как минимум неоднозначный объект Бог указывает поместить на шест и поднять над головами израильского народа, чтобы каждый мог его увидеть. Можно даже сказать, что медный змей становится чем-то вроде знамени или символа, с которым евреи таки дойдут до земли обетованной.
Как по мне, то смысл этой истории заключается в следующем. Понятно, что бесчисленные змеи — это нескончаемый набор грехов и пороков человеческих, которые сопровождают нас на протяжении всей жизни и отравляют своим ядом душу людскую. Но чтобы избавится от них, поднять взгляд от низменного, земного и идти по жизни с высокоподнятой головой, нужна визуализация греха. Мы говорим, что современное информационное пространство заполнено жестокостью и падением нравов. И это очень нехорошо. Или не все так однозначно?
Ведь тот же Чикатило убивал невинных людей в то время, когда у нас были два прилизанных и морально выверенных телевизионных канала, а в газетах печатали заметки о новых достижениях советских доярок и неустанной заботе компартии о советском народе. Нет, я не призываю в детское время крутить по телевизору криминальные хроники и цитировать порносайты. Но абсолютно точно могу сказать, что попытки привести к неким «единым» нормам литературу, кино и телевидение нанесут гораздо больший, возможно, уже непоправимый вред украинскому обществу. Возвышающиеся над городами и селами телевизионные вышки — это не что иное, как шесты, на которых примостился «медный змей» XXI столетия, который при помощи ящиков с плоскими (и не очень) экранами простер свой взор в дом каждого украинца. И по большому счету ящики эти показывают то, что происходит в жизни вокруг нас, ну может, завернутым в другую обертку. А смотреть в голубой экран или не смотреть, решать каждому из нас

Сергей МАСЛЮЧЕНКО, для «Пятницы»