Поговорим о письмах. Несмотря на бурное развитие Интернета, мобильных телефонов и прочих чудес (не сделавших, впрочем, человека счастливее или умнее, скорее наоборот), — несмотря на все эти гаджеты, в некоторых случаях эпистолярных «технологий» не избежать. К сожалению.

Например, общение Государства с Человеком в нашей стране происходит — должно происходить, во избежание недоразумений, в письменном виде. Я имею в виду конфликтные ситуации, юридические споры Человека с Государством. Здесь прежде всего процедура, официальность, фиксация всех «дій і подій».
Известно ли вам, что согласно Законам Украины «Об обращениях граждан» и «Об информации», органы государственной власти — все без какого-либо исключения — ОБЯЗАНЫ дать обоснованный ответ на заявление, жалобу и т.п. граждан? И эта обязанность, в данном случае, не пустая декларация, она прямо подкреплена «санкцией», как выражаются юристы. То есть сам факт неответа человеку на его обращение к властям влечет ответственность — административную: «Неправомерный отказ в предоставлении информации, несвоевременное или неполное предоставление информации, предоставление информации, которая не отвечает действительности… влечет за собой наложение штрафа на должностное лицо от 15 до 25 необлагаемых минимумов доходов граждан». Максимальное же наказание для «рецидивистов» — чиновников — 50 «необлагаемых минимумов» (850 грн). Неплохой, казалось бы, стимул для своевременного, как минимум, ответа на обращения.

— Вот скажите, у вас совесть есть?
— Конечно, есть, только мы ее не используем.

Но — «строгость наших законов, возмещается необязательностью их исполнения». В нашем богоспасаемом отечестве эта необязательность к тому же обычно прописана весьма односторонне.
…Арестованный В. 03.10.2006 г., через администрацию следственного изолятора подал заявление в Генпрокуратуру Украины относительно нарушения его прав, просил провести проверку правомерности отказа в возбуждении уголовного дела. Ответа В. не получил, поэтому обратился в суд, указав в иске, что в течение года (вместо 30 дней) его заявление не было рассмотрено, решение не принято. Что же выясняется в суде? На запрос суда Генпрокуратура отвечает: «жалоба В. от 03.10.2006 года за № … из следственного изолятора… не поступала… зарегистрированной не значится, а потому не рассматривалась, и ответ заявителю не направлялся». Логично вполне — «не поступала — не рассматривалась — ответ не направлялся». Замкнем эту цепочку. Сам изолятор отвечает суду: «Арестованный В. обращался в Генпрокуратуру 03.10.2006 г…. Обращение направлено адресату через 93-е почтовое отделение обычной почтой согласно ст. 13 Закону Украины «О предварительном заключении».
Резюме «судебное» (октябрь 2007г.): «При таких обстоятельствах суд считает, что исковые требования удовлетворению не подлежат», поскольку судом установлено, что обращение В., поданное через следственный изолятор… в Генеральную прокуратуру не поступало, а потому ответчик не имел возможности рассмотреть это обращение и принять по нему решение. Вопрос: почему словам администрации суд верит больше, чем словам арестованного? Ведь иных «обстоятельств», кроме слов, в деле нет. (Впрочем, есть еще «Книга», которую сам «отправитель» и ведет. Контролирует… себя).
…Аналогичный случай.
В апреле 2007г. С. направил прокурору Киевского района жалобу на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако ответа на жалобу прокурор не предоставил. С. обращается с иском в суд на бездеятельность прокурора — нарушение Закона «Об обращении граждан». Читаем решение административного суда: «В судебном заседании осмотрены:.. на листе 184 содержится копия ответа истцу на его заявление… от 27.04.2006г. за подписью прокурора Киевского района…» И как в случае предыдущем на стол кладется «Книга учета корреспонденции», в которой все как в аптеке: «на листе… в девятой строчке значится запись» об отправке письма-ответа жалобщику… Чудеса.
…Еще один инцидент с «пропажей» писем.
Гражданка К. в 2006г. передала исполнительный лист судебному исполнителю Московского района Харькова (ОГИС) и в течение уже почти двух лет пытается заставить чиновников сделать элементарные «телодвижения», предусмотренные законом. Например, направить представление на розыск должника. Государственный исполнитель на очередную жалобу К. (инвалида, пенсионера) отвечает, что представление на розыск им направлено (приводится при этом и №?… в Книге регистрации). К. не верит и запрашивает суд: приходило ли письмецо из ОГИС? Нет, отвечает суд, таких «вх.» не значится… Кстати, удивительно: все письма К. в адрес чиновников доходили в целости и сохранности, потому как — заказные, с уведомлением о вручении. А вот «межведомственные» странным образом теряются. Как в Бермудском треугольнике.
Все это напоминает историю М. Жванецкого, помните, о «консерватории»? Похоже, в том, что письма, невыгодные столоначальникам, не доходят — до суда, прокуратуры, самих заявителей, виновата «консерватория» — почта. В чем я лично сомневаюсь

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»