11.jpg

На минувшей неделе украинские каналы проявили поразительную солидарность в освещении правды жизни. Жаль только, что длилось это единство всего один день. Поводом для него стала 75-я годовщина Голодомора. В прошлую субботу этой скорбной дате посвятили свое эфирное время большинство отечественных кнопок.

Для одних, судя по сетке вещания, память о миллионах невинно заморенных сталинским режимом оказалась всего лишь «дежурной» датой (к примеру, «Новый канал» обращение президента и минуту молчания втиснул между 11(!) импортными художественными фильмами). Другие подошли к этому делу по совести. А большинство харьковских каналов просто молодцы! Телемарафон «Колокола памяти» на ОТБ и А/ТВК, потрясающие документалки «Великий излом» и «Жатва скорби» на «7 канале», львиная доля субботнего эфира «Форы» — все это смотрелось на одном дыхании. Большое им зрительское и человеческое спасибо за память!..

— Это ваш первый ребенок?
— Нет, ребенок уже третий, а вот видеокамера — первая!

Что же касается центральных кнопок, у которых и технические, да и финансовые возможности несоизмеримо больше, то здесь в сетках вещания царил такой разнобой, что иной раз просто диву даешься. Взять хотя бы «1+1». После трех подряд неплохих документальных фильмов о Великом голоде «Плюсы» крутанули две художественные картины, мультик и «Самого умного», показ которого прервали обращением президента и минутой молчания. А далее, как ни в чем не бывало, зрителю опять показали состязание юных эрудитов. Спрашивается: может ли нормальный человек полноценно воспринять такой «телевинегрет»? Особенно если на закуску ему демонстрируют российскую мелодраму «Инди». Конечно, Балуев, Домогаров и Алена Бабенко хороши, но вряд ли сытые страдания бесящихся с жиру киногероев соизмеримы с трагедией целого народа.
Положил глаз на упомянутую актрису и «Интер». Бабенко с Серебряковым изумительно смотрелись в «Своих детях» — неплохой мелодраме, но также не в тему. Не угадали творцы эфира ни с «Белорусским вокзалом», ни с «Жарким ноябрем». Первый фильм хоть и классика, однако вряд ли его стоило показывать в такой день. Второй — банальная стрелялка с повзрослевшим Геком Финном — Владиславом Галкиным. Она хоть и новье, но ничем не лучше изъеденного молью «Тридцатого уничтожить» на ICTV. А вот до ужаса правдивый фильм «Голод-33» «Интер» показал лишь после полуночи. Кстати, это кино, пожалуй, лучшее, что сняли украинские режиссеры за время независимости. Его в минувшие пятницу-субботу можно было увидеть и на НТН; наряду с «Подвигом Одессы». Без сомненья, молодой Игорь Скляр в роли бравого морячка-черноморца — душка, но к Дню Победы он смотрелся бы куда лучше. Примерно, как «9-я рота» ко дню ВДВ — ее крутанул канал А/ТВК. СТБ после «Голода во лжи» запустил захватывающую киносагу «Два капитана» с Борисом Токаревым и Юрием Богатыревым. На весь день, с утра до вечера. А жутко официальный Первый национальный, посвятивший всю субботу Голодомору, перед показом траурных мероприятий явил зрителю «Эру красоты» и «Корпорацию «Симба». И между трансляцией международного форума «Украина помнит — мир признает!» и «Скорбным ходом» не забыл о «Парламенте», от сытых ликов которого просто зло берет. Ну неужели, если нельзя даже в такой день убрать из программки все лишнее, так сложно переставить его в полуночный эфир?! Ведь от подобных нестыковок у зрителя (проверено на себе) закрадывается сомнение в искренности телемагнатов.
Терзают меня смутные сомнения и насчет Майдана. Разве все это было зря? В минувшие выходные кроме «датских» сюжетов в новостийных выпусках так и не увидела ничего путного к четырехлетию «оранжевой» революции. Увы, но сегодня о тех ненастных, но таких горячих ноябрьских днях 2004-го вспоминают лишь те, кто мерз на украинских майданах по велению сердца и души. Нынче эти рядовые революции не нужны ни власти, ни оппозиции. До следующих выборов. А ведь Украина тогда всплеском народных духа и воли удивила весь мир! Отечественное ТВ отсняло о Майдане тысячи первоклассных сюжетов, но толковой документалки на эту тему ничтожно мало. Почему? Ответ у меня, «майданутой», напрашивается сам собой: потому что завравшейся донельзя украинской политэлите в борьбе за проценты голосов крайне невыгодно лишний раз напоминать народу, что четыре года назад он перестал быть «быдлом и козлом». А поскольку благополучие телебоссов напрямую зависит от вливаемых на их счета средств из партийных касс, то правды от охмуряющих зрителя по образу и подобию времен позднего Кучмы кнопок мы дождемся нескоро. Если вообще дождемся. За сим подобный вакуум буквально провоцирует на просмотр телепрограмм, героями которых являются новые (читай — хорошо забытые старые) политические фигуры.
И под завязку о том, «чем душа успокоится». Сиречь о сериалах. Ведь без них наше ТВ невозможно. Именно они усаживают перед голубыми экранами большинство телеманов. Поэтому на популяризацию своего фирменного «мыла» продвинутые кнопки не скупятся. Взять хотя бы интригу, закрученную «Плюсами» вокруг «Рыжей» — весьма посредственного с точки зрения сюжета и его экранного воплощения сериальчика. Теперь все рыжеволосые украинки могут поучаствовать в конкурсе и отхватить призы, включая главный — ноутбук в рыжем корпусе.
А вот «Новый канал», очевидно, погнавшись за дешевизной, крутит «Мою прекрасную няню», изрядно задолбавшую своей простотой даже мою простодушную соседку бабу Катю. Примерно так же, как меня «Смерть шпионам — 2» на ICTV. По сравнению с глубоко советским «Майором Вихрем» на НТН, это — откровенный примитив. Кстати, намедни канал НТН побаловал публику от сорока пяти и старше еще одним культовым сериалом — «Противостояние», в котором проницательный полковник милиции спустя 40 лет после Великой Отечественной разоблачает матерого фашистского карателя. Причем, харьковский зритель мог насладиться игрой Басилашвили и Болтнева вдвойне: переключившись на А/ТВК, где также шло «Противостояние». Впрочем, сериал такого уровня можно показывать по всем каналам сразу — он вряд ли надоест. Хотя он всего лишь талантливое кино, не более. А вот жизнь... Жизнь такова, что бывший унтершарфюрер СС, командовавший в 1942—1943?гг. в Харькове полицейским баталь­оном при гестапо, после войны жил в родных запорожских краях под своим настоящим именем. И до изобличения в 1988 году считался заслуженным фронтовиком. Судили его в Харькове двадцать лет назад: повод для увлекательной документалки железный. Но харьковским телевизионщикам, очевидно, недосуг. Им проще эфир киношным Кротовым забить

Ганна СИДОРЕНКО, для «Пятницы»