Приезд в Харьков исполнителя мирового уровня само по себе очень запоминающееся событие. Но реакция обывателей на такие гастроли порой запоминаются лучше — согласно известному правилу Штирлица про последнюю фразу.
Пришедший в себя после гастролей легендарных «Квинов» Харьков радушно встретил Юрия Башмета 29 ноября сего года. Во всяком случае, доступные билеты исчезли из касс через пять дней после их появления — я сама с трудом достала два последних билета еще в начале сентября. Хорошо помню, как знакомые разделились на два лагеря — одни завидовали, что я пойду на Башмета, а другие недоуменно пожимали плечами и спрашивали: «А это кто-то известный, но не помню…»
Но запомнилось в гастролях Юрия Башмета и его оркестра совсем не это. Запомнилось корректное опоздание всего лишь на 15 минут, а не на два часа, привычных для звезд куда меньшего калибра. Запомнилось, конечно, божественное звучание музыки и филигранная сыгранность оркестра, который оставался без дирижера, когда сам Башмет брал в руки альт. Запомнился незаполненный партер и забитая до отказа галерка.


Запомнилась моя первая и любимая учительница музыки, лицо которой светилось от счастья и которая еще долго будет учить играть других, вдохновленная башметовским концертом. Запомнилось лицо мужчины, попавшего на концерт явно «за компанию» и его же умиротворенное лицо после концерта. Запомнилось явное преимущество женщин над мужчинами среди зрителей и преобладание поколения «кому за тридцать» над молодежью. Запомнилось отсутствие дам в вечерних платьях и мужчин во фраках или смокингах, также как и практически полное отсутствие джинсовых нарядов. Запомнился один из руководителей харьковского клуба интеллектуальных игр с семьей — один из немногих, кто не побоялся привести на концерт ребенка в возрасте до 15 лет.
Запомнилась достаточно сдержанная реакция на классические произведения, прозвучавшие во время концерта. И при этом взрыв эмоций и аплодисментов как реакция на исполненные вариации на песенку «Happy birthday». А ведь это были не просто вариации, это было «как бы звучала мелодия если бы ее сочинил…Гайдн, Бетховен, Штраус», и, чтобы оценить всю красоту звучания, следует как минимум точно знать манеру написания того или иного композитора. Порадовалась я за наших граждан — не все потеряно.
Запомнились разговоры шепотом после концерта — как будто мы пытались сохранить в себе те звуки музыки, как будто боялись своими громкими голосами разрушить созданную, но, увы, недолговечную, атмосферу.
Запомнилась фраза моей мамы: «Хорошо, что Советский Союз распался, — я раньше и мечтать не могла, что попаду на концерт Башмета». И это при том, что в период застоя мама десять лет жила в Ленинграде и могла в принципе попасть на многие мероприятия, но Башмет тогда был дальше от неё, чем сейчас, в эпоху всеобщего разброда и кризиса. Может, не все так плохо?
Но больше всего запомнилась фраза, брошенная одним подростком другому уже в гардеробе: «А дядька рулит — не зря меня мама затащила, прикольно играет». Пусть высказался он и на сленге, но ведь его проняло, ему же, судя по всему далекому от классической музыки человеку, понравилось. А значит правду говорят, что классика вечна и понятна всегда — просто доносить ее надо уметь до слушателя. Я очень надеюсь, что смогу сводить своих детей на концерт Башмета — пусть они тоже прикоснутся к великому

Таня Тихомирова, для «Пятницы»