4.jpg

Он предлагает включить станок и отказаться от кредитов. Агитирует за свободные экономические зоны и предлагает продлить президентский срок до десяти лет. Как пережить кризис с наименьшими потерями, объяснил бизнесмен Леонид Рубаненко.

  • Рубаненко Леонид Иванович, 51 год, родился в Курской области, Российская Федерация. По образованию инженер-механик и инженер-экономист. С 1993 года занимается частным бизнесом. Председатель правления корпорации «Рубаненко и партнеры». Президент Союза налоговых консультантов Украины. Председатель объединения организаций работодателей Харьковщины. Заслуженный экономист Украины. Женат. Отец троих дочерей. Любит путешествовать.

ВИКТОР ФОМЕНКО: Леонид Иванович! Как вы оцениваете масштабы кризиса?
ЛЕОНИД РУБАНЕНКО: Для производственных предприятий, которые производят что-то конкретное с использованием металла и других сырьевых составляющих, масштабы кризиса будут достаточно значительные. Выживут предприятия, у которых собственник хотя бы чуть-чуть смотрит вдаль, то есть понимает, что ему нужно на год-полтора зашить собственные карманы и работать не на получение прибыли, а на выживание. Второй момент — менеджмент. Собственник и менеджер должны понимать, что как минимум год будет идти откат назад.
В. Ф.:Почему именно год?
Л. Р.: Более чем на год стагнацию в принципе не выдержит ни одна экономика. А полгода — это срок, в течение которого мы будем подыматься до нуля.
В. Ф.:МВФ выделил Украине многомиллиардный кредит. Это нам поможет?
Л. Р.: Для того чтобы жил бизнес, должны двигаться денежные потоки. В данном случае деньги нужны для поддержания штанов банков. Наши банки в свое время набрались западных кредитов, а теперь пришло время их возвращать. И деньги МВФ на это и пойдут. То есть один кредит идет на погашение другого. Хорошо, если бы был обнародован договор, объясняющий кто будет рассчитываться за этот последний кредит. Но этот документ секретный, никто его не видел.

Стать интеллигентом очень просто — надо просто выкинуть из машины бейсбольную биту и вместо нее положить красивую металлическую клюшку для гольфа.


В. Ф.:Так кто нуждается больше в помощи — банки или промышленные предприятия?
Л. Р.: Сегодня Украина опять оказалась на распутье и как ежик в тумане блукает и не может понять, что делать. В мире есть всего два направления развития финансово-экономической системы — монетарное, когда количество денег в обороте уменьшается и инфляционное — когда объем денежной массы постоянно растет. Монетарщики — это в основном консервативные европейские страны — Франция, Германия. Инфляционщики — Италия, Япония. Украина не определилась, а выбрать что-то одно надо. Выберем — и будет все нормально.
В. Ф.:И какая система нам больше подходит?
Л. Р.: Когда начался кризис монетарная система не подходит. Надо становиться на инфляционный путь и вбрасывать деньги. Лучше печатать деньги, чем занимать у кого-то, чтобы потом больше отдавать. Мы пережили инфляцию 1992—96 годов. Мы что, умерли? Развивались! Мы много кредитов международных получали? Нет. Мы выжили сами. Нужно только руководителям министерств экономики и финансов следить за темпами инфляции, чтобы решать, сколько добавлять денег. Государство должно оставить за собой функцию регулятора отдельных направлений.
В. Ф.:А может, и начали печатать...
Л. Р.: Вряд ли. В стране уже начался кризис неплатежей, а это значит, что станок стоит. Последний яркий пример — нерассчет НАК «Нефтегаз-Украина» перед Россией. Денег физически нет. Но самый страшный фактор, который нам отравляет жизнь, это паника. Даже если у меня есть деньги, я тебе не заплачу, потому что боюсь, что завтра у меня будет хуже, так что пусть лучше они полежат у меня.
В. Ф.:Кто за этим должен следить?
Л. Р.: Министерство экономики прежде всего. На местах это облпланы, которые должны давать предложения другим органам власти, губернатору, руководителю территориального управления Нацбанка. Что-то решается на уровне области, с какими-то вопросами надо ехать в Киев. Министерство финансов по бюджетной сфере четко видит сколько, где и куда «зашло» денег. Налоговая администрация должна в этот период работать честно как никогда. А на деле? Только и слышны отчеты о перевыполнении плана по сбору налогов, а тем временем по Харькову за ноябрь недобрано порядка 100 миллионов гривень налогов. Кто об этом честно сказал? Они сами от себя эти цифры прячут. А если нет честности, значит, нет и нормальной реакции на проблему. Сегодня каждое предприятие просят 500 гривень заплатить наперед. Более того, есть предприятия, которые уже рассчитались по налогам за первый квартал следующего года. Вот такая бухгалтерия. Увы, но благодаря политическим баталиям одни выгадывают себе какое-то кресло, другие — как наши банкиры — зарабатывают деньги в мутной воде. А остальные все время на кого-то надеются. Но спасение в нас самих.
В. Ф.:Как вы оцениваете антикризисные законы, за которые проголосовала Верховная Рада?
Л. Р.: Там больше политики и популизма, чем попытки решения проблем. В аграрном и строительном законах вопросы принципиально не решены. Для того чтобы заработало сельское хозяйство, нужно не разрешение на вывоз зерна, а дотации. Будут недорогие удобрения и сельхозтехника — будет развиваться и аграрный сектор.
В. Ф.:А строителям надо помогать?
Л. Р.: Строители должны приземлиться и посмотреть честно правде в глаза. Зарабатывали сверхприбыли? А теперь поживите просто на элементарной рентабельности и себестоимости. Главная помощь строителям — нормализация процесса получения разрешений на строительство и ввод объектов в эксплуатацию. Просто и элементарно. Но на эту тему в строительном законе не сказано ни слова. К сожалению, экономики в этих законах днем с огнем поискать.
В. Ф.:Как защищается от кризиса Европа?
Л. Р.: Совершенно спокойно, никакой паники. Людей никто не увольняет, цены не растут, а падают. Да, есть небольшой спад покупательского спроса, скажем, на те же автомобили. Но они спрогнозировали это снижение потребления. Ну, покупали они новые машины раз в два года, а теперь будут раз в пять лет. Что, от этого пострадает экономика государства? Министр финансов Германии заявил об уменьшении государственных расходов. Еще более показательна борьба с кризисом в Австрии. Это вообще уникальный пример. Я был в Вене в день Национального праздника 26 октября. Две площади, расположенные рядом. Ратуша выставила все городские службы: «скорая помощь», пожарные, аварийные службы. Выставила, чтобы показать — все работает. Можно пообщаться со специалистами, познакомиться с проспектами. И везде один лозунг: не волнуйтесь, служба работала и будет работать дальше. Переходим через парк роз на другую площадь — территория уже федеральная. Каждое министерство поставило свою огромную палатку. Здесь же всевозможная техника. И опять тот же лозунг: работаем и будем работать для вас. Среди людей ходит министр обороны, ходит президент... Это не показуха. Это лишнее доказательство, что нет оснований для переполоха.
В. Ф.:Можно подумать, Австрия не брала дешевые американские кредиты...
Л. Р.: В том то и дело, что не брала. А если и брала, то в разумных пределах. Они уже давно привыкли считать. А у нас развито нахлебничество. Если человек в Австрии ездит на хорошей машине, значит, и я должен ездить на хорошей. Но австрияк сотни лет к этому шел.
В. Ф.:Две противоположные точки зрения. Первая: сейчас во время кризиса и надо делать реформы. Потому что отступать дальше некуда, хуже уже не будет, и ни на чье тявканье можно не оборачиваться. И вторая: как хорошо, что мы не начали никакие реформы. Тогда бы мы точно загнулись. Ваше мнение?
Л. Р.: Я солидарен скорее с первой точкой зрения. Когда начался кризис, нужно с одной стороны, всем государственным контролерам и управленцам убрать руки от бизнеса. И год работать над реформами. А через год эти реформы должны «выстрелить». Добровольно эти чиновники, конечно, не уйдут, их надо убрать силовым образом.
В. Ф.:С бизнесом понятно. А коммунальная реформа, налоговая, административная, пенсионная?
Л. Р.: По пенсионной реформе надо допринять еще два закона. И через год сказать людям: теперь живем в новом режиме. Через год людям будет совсем плохо и их не перепугают уже никакие реформы.
В. Ф.:В качестве рецепта спасения экономики предлагается увеличить внутреннее потребление. Например, возродить судо-и вагоностроение...
Л. Р.: Я предлагаю пойти еще дальше в этом направлении. Почему в Арабских Эмиратах есть свободная экономическая зона Джемелаба, а у нас нет? А ведь рабочей силы у нас много, а теперь будет еще больше...
В. Ф.:По словам премьера, СЭЗы — это источник коррупции...
Л. Р.: Уровень нашего премьера застыл в 2000 году... Разве это не плюс — занятость населения? Поставить такое же условие как в Арабских Эмиратах — продажа 30 % продукции на внутреннем рынке и минимум налогов, и пожалуйста — рывок!
В. Ф.:А как же ставка на высокие технологии?
Л. Р.: А в Арабских Эмиратах как раз и проросли высокие технологии. Там не строят металлургические заводы. А на машиностроительных предприятиях у них работают роботы... С Россией нас совершенно нельзя сравнивать: они никогда не будут покупать энергоресурсы. А у нас даже к покупным и дорогим энергоресурсам отношение идиотское. Мы имеем возможность зарабатывать на атомной энергии, но не делаем этого. Мы могли бы добывать газ — хотя бы в кризисный период, но сделали за 4 года все, чтобы похоронить газодобычу. Мое предложение такое: пусть президент отработает еще 10 лет, не надо никаких выборов. И премьер, и парламент тоже пусть работают. Давайте уберем эту планку выборов...
В. Ф.:Но в том-то и дело, что они не работают!
Л. Р.: И я к ним плохо отношусь. Но выборы хуже. Пусть работают, но с одним условием: через год выдать реформы
Эфир радио «Новая волна» от 15 декабря 2008 г.