Ой, девочки, а меня на прошлой неделе мой Вася на футбол водил. Прямо на стадион. Там людей — море, и все орут — болеют, значит. Мне сначала всё непонятно было, но постепенно я разобралась, и даже интересно стало.

Ну, в общем, играли — наши в такой жёлтой с голубым форме. А из Киева приехали «динамисты» какие-то в голубой форме. Ещё за ними на поле один человек бегал, в чёрной одежде. Вася сказал, что это судья, но, видимо, он и сам не в курсе, кто это там бегает. Ну, скажите: судья — серьёзная, уважаемая профессия. И будет уважаемый человек — в трусах при людях бегать? Как мальчик какой, и, главное, эти-то за мячом бегают — стараются бить по нему то ногой, то головой, — делом заняты. А он так просто туда-сюда. Это я потом пригляделась, а он, оказывается, не просто так, а всё норовит к нашим поближе держаться, похоже, приглянулись некоторые ему. А «динамисты» — наверное, нет. И главное — только у наших мяч и они к чужим воротам бегут, как он свистит в свистульку, Подбегает к игрокам и встаёт прямо перед ними и старается поближе пристроиться и в лицо заглянуть. А сам всё норовит в книжечку что-то записать — наверное, телефон берёт... И всё чаще и чаще он к нашим пристаёт, и уже какие-то жёлтые листочки перед ними вверх вытягивает, со своим телефоном, наверное. Но по всему видно — не нравится он нашим. И пожилой симпатичный мужчина со скамеечки запасных возле поля уже вставал и делал знаки игрокам не знакомиться с этим настойчивым в черной одежде. А он всё пристаёт и пристаёт. Тут на трибунах некоторые вроде как его узнали и стали приветствовать: «Судья — Элтон Джон!», «Судья — Элтон Джон!» Я присмотрелась: нет, не он это. Элтона Джона я в Киеве на концерте видела, он совсем на этого не похож, ну разве только поведением своим наглым. А игра всё идёт и идет, игроки бегают, болельщики кричат без остановки. Нет, один раз тихо было, и все с поля ушли, — Вася сказал, что это перерыв. Я испугалась, думала, что будем теперь час ждать, пока они пообедают, а они быстро вышли и опять забегали. Но всё этому в черной одежде неймется, — после перерыва он стал к нашему защитнику приставать. Остановил его посреди поля и нагло на красном листочке что-то показывает, а наш — гордый парень — сверкнул на него глазами и ушёл с поля, вот, значит, до чего довёл его этот, в черной одежде. А тут как раз и на трибунах присмотрелись и поняли, видно, что это не Элтон Джон, и стали его по-другому называть. Доприставался, — поняли про его сексуальную ориентацию, — это теперь ни для болельщиков, ни для окрестностей стадиона теперь точно не секрет. Ведь когда двадцать шесть тысяч болельщиков в один голос огласили окрестности о его интимных подробностях, мне стало даже неудобно за него. А он так и бегал по полю до конца игры, как ни в чём не бывало. В общем, наши проиграли, кажется. Ну мне это понятно, когда мне мой Вася проходу не давал и приставал где ни попадя, у меня тоже всё из рук валилось, и ничего не получалось… 

В следующий раз опять на стадион пойду — много интересного там можно увидеть и услышать… Главное, чтобы этот в черной одежде не приехал — портить впечатления от этого, как его... футбола.

Верка-фанатка, для «Пятницы»

Ой, мне завтра так рано вставать, поставь похмелье на шесть тридцать.