В одном, можно сказать, древнем литературном произведении написано, что «в начале было Слово»… Сложно с этим не согласиться, но большинство украинских политиков либо не знают, либо забыли, что после слова было дело. 

Вслед за появлением в Украине какой-никакой свободы слова естественным путем сложился и, так скажем, рынок риторических услуг. Как никогда в украинских партиях востребованы не люди действий, а красиво и убедительно излагающие генеральную линию говорящие головы, для которых работа заключается в раздаче комментариев средствам массовой информации и посещении всевозможных политических ТВ-шоу. Ценность слова в политических кругах (по крайней мере, в публичной сфере) стремительно приближается к нулю. Казалось бы, в нашем обществе должен быть тот же разброд и шатание, но мои наблюдения показывают, что это не так. 

Вообще, такси — не мой вид транспорта. В силу сложившихся обстоятельств и уклада жизни я передвигаюсь по городу, ощущая "чувство локтя" моих сограждан в буквальном смысле этого слова. Но в жизни любого человека случается момент, что он стоит на безлюдной улице в то время суток, когда общественный транспорт попрощался с уставшим асфальтом харьковских дорог. И если жизнь еще не окончательно дала трещину и в вашем кармане осталось некое количество национальной валюты, вы будете ловить (вызывать) машину, которая доставит ваше тело к родным пенатам. Поэтому протягиваем руку в сторону дороги и ловим все, что передвигается и светится. Если в вашу сторону движется что-то яркосветящееся и явно выше полутора метров, можно смело дать отдохнуть руке — эти машины из другого измерения (они где-то на третьем уровне "сумрака") и вряд ли остановятся. После нескольких проехавших мимо пар фар, проигнорировавших одинокий силуэт у дороги, возле вас притормаживает, как правило, недорогой четырехколесный спутник человечества. Лучше сразу оговорить сумму, перекочующую в карман водителя. Хозяин транспортного средства говорит «сорок», вы говорите «двадцать», сходитесь на тридцати и отправляетесь в путь по ночному городу. Приехали, рассчитались, и уже через несколько минут можно насладиться долгожданной горизонтальной ориентировкой в пространстве.

Теперь умозрительно представим себе следующую ситуацию: водитель, руководимый желанием сорвать больший куш, после получения денег говорит, что это не вся сумма и нужно добавить еще… Или пассажир, вместо оговоренных тридцати гривень, протягивает труженику руля двадцать… Никаких свидетелей договоренностей между двумя этими людьми нет, и никто их не рассудит. Победителем, скорее всего, выйдет тот, кто окажется нахрапистей и крупней, а проигравший, если конфликт все же перерастет во что-то очень серьезное и делом займутся законостерегущие органы, по большому счету ничего доказать не сможет. И вот что интересно: в жизни такие ситуации — скорее редкие исключения, подтверждающие правило. Правило устной договоренности, которого придерживаются обе заинтересованные стороны. Получается, что наше общество еще не настолько безнадежно, оказывается, что два совершенно разных человека еще могут о чем-то договориться. Слова еще чего-то стоят, но это, к сожалению, не относится к нашей политической жизни.

Для наглядности проведу параллели между голосованием на дороге и голосованием на парламентских или президентских выборах. То есть возле вас останавливаются разные автомобили/кандидаты и вы договариваетесь, чтобы вас отвезли домой/в процветающее государство. 

И вот подъезжает первый кандидат — его автомобиль весь в национально-поминальной символике. Крыша машины, как именинный торт, утыкана свечками, на желто-синем капоте возвышается могильный крест, а над багажником кружит небольшой рой пчел. Человек за рулем говорит о том, что вы должны жить благополучно, что перед вами стоят вызовы и сигналы, которые можно преодолеть, воспитав в себе достоинство… И вы ничего не имеете против благополучной жизни, сигналов, достоинств, но хотелось бы какой-нибудь конкретики от водителя. 

И тук как тут к вам подъезжает второй водила. И он, в отличие от первого, как раз очень конкретный. Открывая заднюю дверь авто, он приговаривает: "Поехали, стабильность гарантирую, мы порожняк не гоним…" Конечно, думаете вы, стабильность — это хорошо. Но в жизни бывает и стабильно плохо. Это ведь тоже стабильность… Или бывает стабильно хорошо, но только стабильному кругу людей. А еще вас смущает ненормативная надпись из трех букв на крыле автомобиля, но зазывала вас успокаивает и говорит, что это слово «счастье», просто немножко по-дебильному написанное. 

Под визг тормозов между первой и второй машиной пристраивается кабриолет нежно-розового цвета. Женщина-водитель неопределенного возраста, искренне глядя вам в глаза, говорит: "Выберите меня, довезу с ветерком, а сама поездка будет скрашена денежными призами". Не стану говорить о чем-то очевидном, но лично у меня возникнут сомнения, что я благополучно попаду домой. И это несмотря на то, что за рулем женщина.

На фоне трех авто барражирует видавший виды троллейбус, украшенный красными кумачами. Из громкоговорителей старческий голос таки выжившего Павлика Морозова обещает отвезти домой за сущие копейки. Вроде как недорого и можно было бы поехать, но проблема в том, что троллейбус идет в одну сторону — к развалившемуся дому, в котором вы жили двадцать лет назад. 

Пятый кандидат на доставку вас в светлое будущее, похоже, вообще не собирается никуда ехать. Он таскает за собой тележку без колес, на которой стоит трибуна. Периодически взбираясь на нее, седовласый оратор вещает об Украине, о людях, об ответственности. Но пространные речи его больше напоминают лекции по истории марксизма-ленинизма.

В общем, выбирай, народ, своих рулевых — и поехали…  

Сергей МАСЛЮЧЕНКО, для «Пятницы»

— Жизнь — как большая дорога. А Украина стоит у дороги и никто ее не подвозит.
— Голосовать не умеем!