Четыре с лишним года назад (боже, какая я старая…) они фактически созвали Майдан, и ничего им за это не было. Теперь они приезжают в Харьков отдельно и в разном качестве: Стецькив и Филенко — как политические эксперты и занимательные рассказчики, Луценко — сугубо по работе, поднимать боевой дух харьковских участковых. Но все трое по-прежнему рассказывают анекдоты на пресс-конференциях. Хотя и намного реже.

Полевые командиры очень злы на президента, и если Луценко по долгу службы может и должен воздерживаться от жестких оценок, то Стецькив и Филенко, исходя из партийной принадлежности, — не хотят и не обязаны. Владимир Филенко активно возражает, когда в его присутствии президента причисляют к элите: «Я б словом «еліта» вліво-вправо не розкидався, бо якщо Віктора Андрійовича на сьогодні називати елітою тільки тому, що він — президент, це очевидно помилка. Бо еліта в моєму розумінні — це ті люди, які дають приклад суспільству своїм життям, своєю поведінкою, своєю позицією. Це перше, і друге — це люди, готові до самопожертви. А в чому ключова помилка Віктора Андрійовича? Він не зміг відмовитися від багатьох соблазнів, він не зміг бути безсеребреником, він не зміг відмовитися, вибачте мене, від барства».

Тарас Стецькив и Владимир Филенко теперь не то чтобы по разные стороны баррикад, но в разном качестве — точно. Стецькив — в НУ-НС, от которого осталось одно название, да еще и в том его крыле, которое больше не идет за президентом. Филенко — в БЮТ, но фактически в ПРП, лидер которой Виктор Пинзеник недавно ушел с поста министра финансов при Кабмине Тимошенко. На закономерный вопрос: «Как это скажется на партийных миграциях?» — Филенко отвечает, что уход Пинзеника был его профессиональным решением, и политическое взаимодействие ПРП и БЮТ от этого не пострадает.

Бывалые революционеры стараются показать, что им все надоели одинаково. То ли действительно так чувствуют, то ли по привычке ловят настроения народа и пытаются им подражать. Ведь они и не скрывают, что осенью 2004-го просто сказали людям, куда приходить и зачем, и сами не ожидали такого социального взрыва. Тарас Стецькив теперь выступает за идею Конституционной Ассамблеи — независимого временного органа, состоящего из специалистов, которые создадут новую Конституцию. Предлагает выбирать туда только тех, кто пять лет до того не занимал руководящие должности в министерстве, не был судьей или депутатом. Эти люди меняют Конституцию, естественно, не в своих интересах, потом самораспускаются и берут на себя добровольное обязательство не занимать важные руководящие посты в течение десяти лет. А иначе действующие политики, пытаясь прописать правила под себя, еще долго не сдвинутся с места.

Полевые командиры не сдаются и теперь хотят начинать революцию с самых низов. В пример приводят село Носовку Черниговской области, где люди выгнали участкового милиционера из села, за то, что он пил и не следил за порядком. А сами скинулись на УАЗик, и теперь патрулируют деревню вахтовым методом. От такого бунта недалеко и до института шерифов, как в США. Но пока нардепы только размышляют о народной власти и реформах в милиции, министр МВД чуть позже и буквально на соседней улице проводит встречу с составом нынешних «шерифов», не избранных, но назначенных. Обещает 10%-ные надбавки к зарплате, а вот нового транспорта и жилья для сотрудников не обещает — кризис все-таки. Герои Майдана друг о друге не спрашивают и во время визитов не пересекаются. Разве что нардепы по приезде могли заметить улучшение качества дорожного покрытия и общего правопорядка — и это был им косвенный привет от министра МВД. Ведь это в его честь перекрыли Совнаркомовскую, нарисовали разметку, красно-белые «зебры» на каждом шагу, а возле Памятника сотрудникам милиции, к которому Луценко планировал возложить цветы, перед его приездом тщательно протирали тряпочкой плитку. А иначе бы ни нардепы, ни местные жители не дождались бы таких обновок.

Юрий Витальевич признался, что матюкается не меньше нашего, когда смотрит всякие шустеровские шоу, которые только нагнетают обстановку, и с недавних пор решил на них не ходить. Появляется в эфирах только на интервью, рассказывая новости о работе министерства. Такими же путями борется и с кризисом — говорит, что пользуется проверенным рецептом: «Выключи телевизор — и кризис кончится».

Степень непредсказуемости нашей политики такова, что до момента выхода этой статьи статус Юрия Луценко смело может измениться. Но он планирует работать, пока работается, и спешит завершить некоторые повисшие в воздухе дела. Например, не исключает, что Добкину и Кернесу придется либо приходить и давать показания, либо писать явку с повинной — если хотят сэкономить бюджетные средства. В связи с тем, что их имена фигурируют в показаниях задержанного недавно Сергея Михайличенко, подозреваемого в нападении на депутата Олега Медведева. Последнего, если кто помнит, сильно порезали в лучших бандитских традициях — якобы за поставку некачественных наркотиков. 

А в президентских выборах Луценко планирует участвовать разве что как избиратель и еще — внимание! — как агитатор за того кандидата от демократических сил, которого сочтет достойным. Понятно, что это старая революционная привычка, но после месседжей о борьбе против политизации милиции это звучит по меньшей мере странно…

Кира СТАНИСЛАВСКАЯ, для «Пятницы»

— Сколько лет вашему сорванцу? Шестнадцать? Да, аборт делать уже поздно!