В телевизионных анонсах уже открытым текстом предупреждают общественность: «Конец света назначен на понедельник». Правда, это всего лишь реклама 3-й части «Терминатора». Но для людей с больной фантазией повод для беспокойства всегда найдется. А тут еще стерли с лица земли палаточный городок Корчинского на Майдане. Чтобы посмотреть, где теперь милиция — с народом или нет.

Инициативы «братчиков» мне всегда были в высшей степени интересны: как фрагменты абстрактного квеста они проявляются периодически в разных точках Украины, но всегда говорят о какой-то общей тенденции. Так случилось и в этот раз. История вопроса проста до безобразия: палаточный городок стоял на майдане Независимости в Киеве, планируя воплотить в жизнь лозунг: «Геть усіх!». И никому не мешал. Настолько не мешал, что реализация главной цели уже была под угрозой. Надо было срочно что-то решать. Согласитесь: если Корчинский никому не мешает — это уже ненормально. После того как городок разгромили неизвестные, его остатки и уцелевших участников показали на центральном канале. Так что все сработано очень грамотно.

Побои с пострадавших снять успели, а порчу, судя по всему, — нет. Так что не обошлось без нестыковок: пострадавшие тыкали в телекамеры справки, милиция утверждала, что никто не бил девушек по почкам, и протестующие якобы отделались едва ли не одной ссадиной на всех. Организаторы и провокаторы прогадали: в наше мирное кризисное время палаточные городки являются безобидной и ничего не определяющей декорацией. Потому нападение на них вызывает больше недоумения, чем праведного гнева. Точно так же, как при Кучме считалось в порядке вещей разгонять скопления «больше чем по трое». И тогда никто бы не подумал о заказном характере таких действий — не возникало сомнений в том, что власть действует жестко, никем не прикрывается и искренна в своих намерениях. Теперь время не то, а провокаторы предпочитают действовать старыми методами. Может потому, что люди вокруг те же?

В принципе, нельзя было ждать для акции другого будущего, учитывая ее название. Если «долой всех», значит и самих себя однажды придется тоже — долой. И тем же способом. Второй организатор протестных палаточных акций — Юрий Збитнев, и о нем мало что можно сказать, кроме того, что он профессиональный кандидат в президенты. В том смысле, что любит баллотироваться на этот пост без малейшего ущерба для кого бы то ни было, потому что проходных процентов ему пока не видать. А вот с Корчинским интереснее, его биография, а точнее нынешний статус проливает свет на истинные расклады: пан Дмытро сейчас работает на муниципальном столичном телеканале. То есть под началом мэра Черновецкого. Потом можно вспомнить несколько личностных взаимосвязей, и все станет на свои места.

Все помнят давний конфликт Черновецкого с Луценко. Он так и закончился ничем, хотя начинался медицинскими экспертизами и угрозами судебной расправы. Все помнят недавний инцидент с гранатой, брошенной в окно мирным жителям по ошибке. Тогда заговорили о снятии Луценко с поста, но дело так и не продвинулось дальше пространных размышлений. И тут представляется уникальная возможность в очередной раз заставить общественность задуматься, а на своем ли месте министр. Для нападавших не было секретом, что возле палаточного городка каждую ночь дежурит милиция. А значит грех упускать такой шикарный повод и не убить двух зайцев — пропиарить гражданскую инициативу Корчинского, которая уже начала потихоньку провисать в информационном пространстве, а заодно и показать несостоятельность подчиненных Луценко, ведь после их якобы бездействия министру одна дорога — в отставку. Но получилось осуществить только первую часть задуманного, относительно пиара, а вот с вендеттой министру МВД не заладилось: милиция сразу конкретизировала, что сотрудников их конторы на месте в тот момент было недостаточно, чтобы сопротивляться нападавшим, поэтому они предпочли сохранить нейтралитет и вызывали подкрепление. И никто не смеялся, не делал ставок и не снимал разгром на мобильники, это все враги наврали. Но как бы там ни было, а топорная пиар-акция захватила внимание самим фактом своего существования и формой подачи, и все позабыли о ее истинных причинах и целях, которые она преследовала.

Есть и другой вариант предыстории — он базируется на сложных взаимоотношениях Луценко и Ющенко, как это всегда бывает между революционером и тем, кого этот революционер привел к власти. Здесь тоже мог быть своего рода тест на вшивость для милиции — как она себя поведет, как будет отмазываться от обвинений. Стоит объединить два варианта и предположить, что президент и столичный мэр действовали сообща, каждый вынося из ситуации свою выгоду. Тогда получается, что их противостояние, декларируемое в последние месяцы, — не более чем спектакль в духе предвыборной эпохи, когда все воюют со всеми, и все со всеми дружат против всех. Тем более что вариант такого симбиоза вытекает из некоторых документов. Например, из данных об автобусах, на которых приехали нападавшие к палаточному городку — там ниточки ведут к президентскому Секретариату. А еще из данных о неком объединении «Щит», которое якобы действует в Киеве в сфере правопорядка с непосредственного благословения Черновецкого. Тогда проясняется и механизм пиар-наполнения произошедших событий. Мэр рассудил так: «Я тебя породил, я тебя и убью», и в равной степени благословил и появление палаток, и их исчезновение. Прекрасно понимая, что разница в политтехнологических эффектах колоссальная — по сравнению с тем, как если бы этого палаточного городка никогда не было.

Ну и, наконец, третий вариант, самый невероятный — это разгон городка самими же сотрудниками МВД, которые обернулись неизвестными без знаков отличия. В пользу этого варианта говорят только свидетельства «братчиков», согласно которым милиционеры, всегда ночующие у них в палатках, в ту зловещую ночь почему-то не пришли, а позже сказали, что им не хотелось попадать под раздачу вместе с обитателями палаточного городка. Вариант состоятелен только как легенда, как впечатление, которое планировалось создать. Как истинное развитие событий — не катит. Хотя бы потому, что непонятно, на кой Луценко это нужно. На кой это нужно Черновецкому, или Ющенко — понятно, а вот насчет Луценко — ну никак.

В Харькове, надо полагать, такое не пройдет — у нас в свое время не дали поставить даже сцену для митинга. Так что речь не шла бы о сносе палаточного городка — его просто не дали бы установить, и все. Конечно, осенью 2004 года палатки стояли, но тогда они стояли везде, момент был такой, революционный. Кроме того, недавняя акция с дуделками в Харькове провалилась — и виной тому наш вечный пофигизм. А все остатки неравнодушия сейчас уходят на борьбу за выживание в кризисных условиях. Так что представляя рядового избирателя в любом «национально несвидомом» регионе, получаем такой вот практически овощ, с которого никакого спроса не может быть. То ли дело Тернополь — там люди отстояли право проголосовать за того, кого им навязали, а не за того, кто никому не навязывался…

Можно наблюдать за этим как за забавным спектаклем, но есть один неприятный момент. Обычно, когда «милые бранятся», то есть делят полномочия и кресла, страдают от этого обычные граждане. Не хотелось бы думать, что случайная граната тоже была спланированной пиар-акцией по снятию Луценко. Если так думать, становится действительно страшно. Лучше думать, что этот инцидент вовремя подхватили враги, дабы извлечь из него свою пользу. Но в случае с палаточным городком вряд ли можно сказать, что кто-то нагрел руки на уже случившемся случайном инциденте. И в последнее время на народе все чаще экспериментируют: либо чтобы выяснить отношения между собой, либо чтобы отследить реакцию. Пустили слух о пропаже соли — интересно, как отреагируют? А если заморозить депозиты, повысить проценты по кредитам в одностороннем порядке, отправить в отпуска и в отставки всех финансовых топ-менеджеров — интересно, выйдут люди на протесты или нет, где предел терпения? Чем-то напоминает обращение с популярной в 90-е игрушкой «тамагочи» — а что если не покормить? Что, что… Сдохнет, вот что…

Впрочем, столичные анархисты не сдаются и анонсируют 31 марта День народного гнева. Вполне возможно, что для закрепления эффекта палаточный городок на Майдане к тому времени снесут и поставят обратно еще пару раз. Сложно сказать, прокатится ли акция по всей стране — скорее всего, упор будет сделан на отработку боевых действий в столичном регионе, как самом стратегическом перед президентскими выборами, или президентско-парламентскими, или выборами президента в парламенте, или импичмента… Видите, сколько вариантов, скучать не приходится. Но в любом из них столица нужна будет как полигон для некоторых действий — если не военных, то политических точно.

Конечно, пан Корчинский по-прежнему останется занятным клоуном и будет веселить нас удивительными смысловыми конструкциями, тихонько похихикивая себе в усы, когда камеры не видят. Но эффекта того уже не будет. Просто ничто другое так не бесит, как заказной анархизм. Это демократия может быть экспортированной, тоталитаризм — навязанным, а для анархии стыдно иметь какие-то планы, тылы, финансовые и организационные рычаги, с помощью которых на нее можно было бы влиять. «Управляемая демократия» звучит неприятно, но «управляемая анархия» звучит абсурдно.

Похоже, что такими темпами народная волна, чутко направляемая радикальной оппозицией, никого не сметет. И власть это чувствует. На почве грядущей предвыборной кампании у руководителей проявляется некоторое расслоение сознания. И они начинают плодить лишние сущности. Звучат идеи о двухпалатном парламенте и двойном гражданстве, о парламентских выборах в два тура и втором государственном языке. Наверное, это очередная диверсия: чем больше удастся создать, тем больше работы будет тем, кто попытается это уничтожить. И если обе стороны будут работать синхронно, то процесс под кодовым названием «Долой всех!» приобретет перманентный характер…

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»

— Папа, а почему все хотят, чтобы кризис скорее достиг дна?
— Потому что, когда утопленник достигает дна, то он начинает всплывать.