Накануне Дня космонавтики Кабинет Министров Украины на выездном заседании на «Южмаше» решил финансово оздоровить предприятие, направляя деньги на программы. Но просьба руководства завода — увеличить уставный фонд предприятия на 200—250 млн грн за счет средств Стабилизационного фонда — услышана не была. А это приблизительно столько, сколько нужно в год на запланированные космические программы отрасли. Что же происходит в этой, самой секретной сфере сегодня, чем мы занимаемся и что упускаем — в инклюзивном интервью с «мозгом» отечественного космоса.

Деденок Виктор Петрович: родился 9.11. 46 года, в г. Валуйки Белгородской обл., там же окончил среднюю школу. В 1964-м окончил военное училище, служил в вооруженных силах СССР на разных должностях, с 1978 г. работал в Военной радиотехнической академии им. Говорова. В 1992 году сформировал и возглавил военно-научный центр ракетно-космический исследований в Харьковском военном университете. Полковник запаса, доктор, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины. Постановлением президиума Национальной академии наук Украины утвержден руководителем Харьковского центра института космических исследований Национальной академии наук Украины Национального космического агентства.

— Виктор Петрович, 12 апреля, День космонавтики — украинский праздник?

— Начну с того, что все-таки 12 апреля имеет отношение не только к СССР, — уже ЮНЭСКО официально ввела 12 апреля как День космонавтики! Это раньше он был связан с теми временами, когда все ощущали гордость от того, что наш человек первым полетел в космос. Я не разделяю ваш скептицизм относительно участия Украины в космических программах. Собираясь на эту встречу, я специально взял книжку Кондратюка, которого можно рассматривать наравне с Циалковским, — его вклад в развитие космонавтики сложно переоценить. Вспомнить хотя бы американскую высадку на Луну, — эта программа была рассчитана Кондратюком еще в 20-е годы. Это не прямая посадка, а введение модуля в окрестность Луны, уход его на лунную орбиту, а отделяемый аппарат уже садится на Луну. Кстати, Кондратюк имеет непосредственное отношение к Харькову, он долгие годы здесь работал. Это уникальный человек, человек-история.

— А вы что-нибудь знаете о наших земляках, которые перед Юрием Гагариным совершали полеты? Ведь 12 апреля был первый удачный полет человека в космос; по разным сведениям, до этого были неудачные попытки.

—  Я не возьму на себя смелость утверждать — было это или нет. Какая-то информация просачивалась, и фамилии какие-то назывались, и Бондаренко в том числе. Есть история о том, как два брата, итальянцы, еще до полета Гагарина перехватывали с орбиты сигналы о помощи на русском языке, но опять же: это все только предположения. Ведь до сих пор до конца не знают правду и о гибели Гагарина… 

— Да, у нас и Америку открывали до Колумба…

— И Попов радио изобретал у нас, а Маркони на Западе… Ну а если продолжать разговор о личностях, то следующий, о котором обязательно нужно упомянуть, это Михаил Кузьмич Янгель, один из самых талантливых и строптивых учеников Королева. Уехав на Украину, именно он основал в Днепропетровске ракетно-космическое КБ, известное сегодня на весь мир. С его именем связана целая космическая эпоха. Его КБ «Южное» — одно из самых крупных в мире КБ боевой космической техники и спутников. Например, ракета «Морской старт», как оказалась, самая конкурентная ракета, даже включая французов… Но космическая отрасль и сейчас продолжает развиваться и в Украине, и в Харькове. Достаточно вспомнить завод «Хартрон» — системы управления на Земле и в космосе. Это одно из предприятий, которое входит в сферу управления национального космического агентства Украины. Дальше — завод «Коммунар», научно-исследовательский институт радиотехнических измерений и ряд других предприятий, и, в конце концов, наш Аэрокосмический университет.

— А существует какая-то сугубо харьковская космонавтика? Ведь до сих пор Россия использует системы управления, произведенные на «Хартроне»?

— Да, есть участие и в МКС, но, к сожалению, надо признать: не слишком хорошие отношения между государствами повлияли на корпоративные связи и производственные отношения. Но там, где Россия в принципе не может отказаться, эти связи поддерживаются, — например, продление ресурса раннее созданной ракетной техники. Есть сотрудничество — например, совместная российско-украинская компания «Космотранс» была создана и реализует программу преобразования боевых ракет «Сатана» в носители спутников. И такие совместные запуски с носителями «Дніпро» сейчас идут постоянно.

— То есть, на «военке», созданной в советские времена, сейчас выводим спутники?

—  Я вам скажу, что Украина, не имея своего космодрома, запускает спутники не меньше других «космических» стран. Мы можем вывести на своем оборудовании спутники других стран, а своих спутников у нас, конечно, единицы. Самый последний спутник — это полностью украинская разработка. И спутник, и системы выведения — это спутник дистанционного зондирования Земли, наблюдения Земли из космоса.

—  А почему же тогда те программы, которыми мы можем пользоваться в Интернете, чтобы рассмотреть любую точку планеты, созданы американцами? Если есть уже свои спутники?

— Есть сервис, который доступен многим. Но только американцы имеют официальное право использовать эти спутники.

— Но ведь сейчас это очень востребовано. В системах навигации европейских автомобилей нет карты Украины, хотя карты России установить можно. Это ведь хороший коммерческий проект! Или мы еще не вышли из тени, все секретничаем?

— Ни одна европейская страна не замахивается на такую задачу. Весь Евросоюз вместе взятый создал свое агентство «Галлилео», чтобы решать именно навигационные задачи. Все страны, включая Украину, занимаются навигационным дополнением, то есть на Земле дополняют навигацию информацией по транспортным потокам, авиаперевозкам. Да, в Украине это делается пока не очень хорошо, но не потому, что делать это некому, а потому, что не хватает организованности. Есть прекрасные разработки на предприятиях, и картография хорошая. Да что там далеко ходить: наша структура — Харьковский центр суто-космических исследований — в прошлом году начала работу над проектом, который базировался бы только на инфраструктуре космического агентства, — это Крым, в основном. Так вот, столкнувшись с задачей, о которой говорим, нам пришлось через дилеров, аккредитованных здесь, заказывать съемку американским спутником с разрешением 60 см необходимого нам района. На этой основе делали электронную модель объектно-ландшафтной территории. Цель всего этого: провести метрологическую экспертизу аппаратуры дистанционного зондирования, запускаемой в космос.

— Это интересно, но непонятно. Скажите просто: ведется ли работа в Украине по разработке навигационных карт, например, для автомобилей?

— Работа ведется, но когда ее можно будет применять на деле, сказать очень сложно. Самая большая проблема — нехватка средств, и пока дальше деклараций мы идти не можем. Хотя есть весьма амбициозные проекты, связанные с исследованием космической погоды, которые очень поддерживают европейцы. Есть хороший проект, который стыкуется с европейским сервисом, о котором вы говорите. Но… 

— Правильно ли я понимаю, что учитывая катастрофическое недофинансирование, когда из необходимых 300  млн выделяется только 10 %, отрасль фактически держится на энтузиазме?

— Не знаю, может быть, это привычка — быть если не лучше других, то уж точно не хуже. Вспомните не такие давние годы, когда в магазинах не было вообще ничего, тем не менее и ракеты делали, и программы разрабатывали, и спутники летали. Да и человек первый в космос полетел, когда жили мы очень не жирно. Я не говорю, что это хорошо...

— А если говорить о НАТО… Совсем недавно, нам недвусмысленно отказали в приеме в альянс, аргументировав отказ тем, что мы пока не способны защитить Украину своими силами ПРО. Интересно услышать ваше мнение.

— Я не возьму на себя смелость утверждать, что это не так. Насколько я понял, вы говорите о перевооружении армии по натовским стандартам. К сожалению, то, о чем я говорил выше, уровень подготовки наших специалистов на производстве и уровень развития нашего ракетно-космического производства вообще еще ничего не меняют. Речь в НАТО идет о дистанционном применении силы — как с точки зрения нанесения поражения, так с точки зрения противостояния этому. Дистанционное применение силы — это воздух, космос. В этом смысле, конечно, на передовые рубежи выдвигается вопрос противовоздушной обороны, а в перспективе — и противокосмической. А с этим у нас неважно. Вот лежат у меня все, по очереди принятые, так называемые «белые книги Украины». Как новый президент — так принимается новая доктрина страны. А в стране может что-то нормально развиваться, когда есть стабильность. Пока не будет в Украине долговременного нормального понимания стратегии развития, ничего двигаться никуда не будет, так и будем в тени и на одном месте.

Игорь ПОДДУБНЫЙ, для «Пятницы»

После установки на орбитальном комплексе "Мир" нового компьютера наши космонавты наконец-то смогли войти в Интернет и купить там много полезных вещей: например, цифровую видеокамеру, крутую стереосистему, плюшевого мишку и новую космическую станцию.