В этот раз безо всяких литературных отсылок перейдем к делу. Административному. Гражданин К. проходил службу в N-ской воинской части Харьковского пограничного отряда. В 2006 году К. был уволен из Вооруженных Сил Украины по состоянию здоровья. А спустя несколько месяцев истец, бывший пограничник, был признан инвалидом второй группы, причем инвалидность была связана с прохождением военной службы…

8.11.2006 года К. обратился с рапортом к начальнику Харьковского погранотряда с просьбой о компенсационных выплаты, предусмотренных законом. Ответ начальства погранотряда на свой рапорт К. получил 11.12.2006 года. Как водится, официальное письмо содержало предложение «донести»… правильно — справку. Этот способ общения с «населением» А. Райкин называл «запустить дурочку» (помните сагу «колеса-насосы»?). Однако здесь нашла коса на камень: пограничник стоял, как скала, и в «дурочку» играть отказался, направив иск в Харьковский окружной административный суд. Теперь «справки» пришлось носить в суд ответчикам — государству, в конечном счете. 

Что просил в своем иске гражданин К.? Ничего особенного — строгого выполнения государственной структурой закона. Дело в том, что согласно Закону Украины «Об обращениях граждан», а именно, в соответствии со ст. 15 этого закона органы государственной власти, их должностные лица, должностные лица учреждений, предприятий и организации обязаны «объективно и вовремя рассматривать их, проверять изложенные в них факты, принимать решение в соответствии с действующим законодательством и обеспечивать их выполнение, сообщать гражданам о последствиях рассмотрения заявлений». А статья 20 закона определяет срок рассмотрения — не больше одного месяца от дня их поступления. Заявления, которые не нуждаются в дополнительном изучении, должны быть рассмотрены «безотлагательно, но не позже пятнадцати дней». То есть ответ, который получил гражданин К., был направлен с нарушением требований закона.

Но так как именно исполнение законов для наших чиновников как раз и является «особенным», ответчик не признавал в суде свою вину и не соглашался возместить причиненный инвалиду К. моральный вред в размере 10 000 грн. Требования свои истец обосновывал, помимо противоправной бездеятельности ответчика, и тем, что все это время он находился в послеоперационном состоянии, требовались средства для продолжения лечение. «Волокита с рассмотрением обращения и невозможность в связи с состоянием здоровья лично контролировать процесс повлияло на его моральное и физическое состояние», — так описывал свое положение бывший пограничник. 

В суде ответчик иск не признал, указав, что срок направления ответа на обращения К. не был нарушен: в данном случае обращение истца нуждалось в дополнительном изучении. Да и вообще, закон позволяет, при необходимости, продлевать срок рассмотрения обращений граждан до 45 дней, утверждал представитель ответчика. Скромно умалчивая при этом, что такая процедура тоже требует официального оформления и обоснования. Здесь же не было ни того, ни другого.

Далее мне кажется уместным и полезным привести, почти без сокращений, вывод административного суда.

«…таким образом, ответчик допустил бездеятельность и нарушил требования ст. 20 Закона Украины «Об обращениях граждан”, в части срока рассмотрения и решения заявления истца… Суд считает обоснованными доводы истца о том, что противоправной бездеятельностью ответчика причинен моральный вред. Медицинской документацией подтверждается, что действительно на время рассмотрения обращения К. был инвалидом 2-й группы, находился в постоперационном состоянии, имел неудовлетворительное состояние здоровья и нуждался в дополнительном материальном обеспечении, которое из-за бездеятельности ответчика было выплачено несвоевременно… Иск К. удовлетворить частично — признать незаконной бездеятельность Харьковского пограничного отряда относительно предоставления ответа гр. К. …Взыскать с ответчика в интересах К. компенсацию за причиненный моральный вред в размере 3000 (три тысячи) грн» (Постановление Харьковского окружного административного суда от 23.06.2008 г.).

Эта простая и, увы, привычная история «противоправной бездеятельности» чиновников — неплохая иллюстрация принципа «права не дают — их берут». Вообще, «есть мнение» (как говорят столоначальники), что патологическое нежелание населения «брать права» связано не столько с так называемым «беспределом» в коридорах и кабинетах власти, сколько с симптомами холопского недуга (см. предыдущий номер «Пятницы»). Еще точнее, свобода (или ответственность, что, в сущности, одно и тоже) для большинства «населения» вовсе не так желанна, как это часто представляют. Для многих (большинства?) свобода — несчастье. Ну, вот как для Фирса из «Вишневого сада»:

Фирс: Перед несчастьем тоже было: и сова кричала, и самовар гудел.

Гаев: Перед каким несчастьем?

Фирс: Перед волей. [т. е. отменой крепостного права]

Вы представляете себе Фирса, подающего жалобу на генерал-губернатора?

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»

Соберите все грязные носки в доме, постирайте их, высушите. Сложите вместе с остальными чистыми носками. Тщательно перемешайте. Разложите на полу. Удалите в мусорное ведро все рваные носки. Затем удалите в мусорное ведро все носки, не имеющие пары. Если после этого носков на полу не осталось — пасьянс сошелся!