«Указом президента Украины назначены на первые пять лет такие-то и такие-то на должности судей» читаешь на свежайших страницах официоза. На столь же свежих лентах криминальных новостей (странным образом большая часть новостей, кроме, разве что, футбола и погоды — отдает криминалом): председатель одного из районных судов Харьковской области задержан сотрудниками СБУ за получение взяток.

Председатель выносил, как говорится, «условные» сроки — за оговоренные суммы «условных» же единиц. Прокуратура Харьковской области возбудила уголовное дело по ст. 368 УК Украины — получение взятки.

Более колоритным обещает быть дело еще одного «председателя». Генпрокуратурой начато расследование против председателя Ивано-Франковского окружного админинсуда. Еще один честнейший представитель судейского корпуса (по словам всех председателей высших судов «основная масса» судей — честнейшие и благороднейшие люди) замешан, как полагают, в мошенничестве, подлогах (лепил печати, штампы куда надо и куда не надо), подделке документов. Ну и, там, по мелочи — в «иных преступлениях, предусмотренных УК».

Если прибавить сюда еще и самого знаменитого (на данный момент) председателя Львовского апелляционного админсуда, то, следуя закону экстраполяции, нетрудно сделать вывод о состоянии правосудия в целом. Кстати, согласно другому закону (Ломоносова-Лавуазье), как раз таким состоянием отечественного правосудия обусловлены состояния самих служителей Фемиды. В этом нетрудно убедиться всякому, кто видел, на чем разъезжают «председатели» и их вассалы — при «стыдно сказать какой» зарплате.

Впрочем, как возмущался однажды бывший председатель Верховного Суда: «Нельзя же говорить о человеке, что он вор, только потому, что он хорошо живет. А может, он много и хорошо работает? У нас принято так: фактов нет, доказательств нет, зато разговоров полно… Есть понятие презумпции невиновности…» Как именно судья может, «много и хорошо» работая, увеличить свои доходы в десятки раз (премии, что ли?), понять трудно. Да и с пресловутой «презумпцией невиновности» бывший председатель перегнул. Знакомому с основами европейской правовой культуры должно быть известно, что к общественной оценке имиджа таких публичных фигур, как судья, прокурор или иной госслужащий или политик, действует как раз «презумпция виновности». Разумеется, не в уголовно-правовом смысле, а в том смысле, что такого уровня нанятые народом-налогоплательщиком работники не могут отговариваться общими правилами («презумпция невиновности» и проч.), так как облечены они отнюдь не общими полномочиями, а колоссальной властью. И как именно они этой властью распоряжаются, составляет прямой интерес «простых» людей.

Всякая власть — источник разложения личности. Поэтому, замечено, действительно порядочный человек по своей воле не стремится к власти. Это не означает, что все люди при власти — сволочь. Не все. Но сама идея верна — власть притягивает именно мерзавцев, проходимцев, садистов. Такова ее природа. Зная это свойство власти, свободные общества выстраивают многочисленные барьеры и ограничители для обуздания «лучших людей». Барьеры эти могут быть формальными — конституции, законы и т. п., а могут составлять традиции. Например, традиция уходить в отставку, даже если твоя личная вина (как министра, начальника полиции и т. п.) не доказана юридически. Логика здесь простейшая, доступная всякому: на тех, кому доверена власть управлять другими, судить, выделять миллионы и т. п., обычные, умеренные законы не распространяются, а распространяются правила не несколько порядков жестче. Среди них, например, обязанность объяснять происхождение состояний, несовместимых с официальными доходами, например судьи. Естественно, объяснения типа «посевания» или «судья много и хорошо работает» (он что, на сдельщине?!) не принимаются.

Все это может показаться тривиальным (да, собственно, так оно и есть), проблема, однако, в том, что банальные, не обсуждаемые нигде, кроме дико отсталых стран, идеи с огромным трудом осуществляются в Украине. С тысячами оговорок, отсрочек, уверток. Пример — законопроект «Об автоматизированной системе документооборота в административных судах», обсуждавшийся в Раде. Несмотря на унылое название, закон представляет собой настоящую «бомбу» для председателей-взяточников, для всей подлой судебной механики в наших судах.

Судебная мафия опасается процедур, открывающих публике реальные механизмы принятия решений. Предложение отнять у председателей судов право на распределение дел судьям озвучивались давно, но отклика не находили по вполне понятным причинам. Вот и на этот раз, очень нужный закон, который оторвет от кормушки «председателей», осложнит в известной мере «рейдерство», даст возможность участникам судопроизводства видеть, что происходит с их делом, отложили до «лучших времен».

А так как судебная корпорация постоянно и непрерывно пополняется (см. выше) лучшими из лучших, то «лучшие времена» настанут (не)скоро.

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»