Вторую неделю подряд Харьков входит в национальные новостные топы благодаря громким судебным процессам. После более чем трехлетних разбирательств принято решение по делу об убийстве Олега Дунича. В далеком декабре 2005-го трое сотрудников милиции задержали его по подозрению в мелком воровстве и… забили до смерти.

До сих пор на моем жизненном пути (сорри за пошлость, но иначе не скажешь) встречались только два милиционера. Оба были сотрудниками каких-то райотделов. С первым я обитала на одной лестничной клетке, со вторым — училась в вузе. Бравые сотрудники силовых органов не были знакомы между собой. Но если бы их поменяли местами, кажется, этого не заметили бы даже их родные и близкие. Сосед по площадке по имени Владик регулярно бил свою мать и малолетнего племянника. И не просто бил, а с применением спецсредств. Например, приковывал ее к кровати наручниками. Женщина часто просилась ко мне переночевать, когда сынуля приходил домой не в духе. Внука брала с собой и очень стеснялась, когда мальчик писался в кровать. «Это он от страха, а вообще он хороший, все уже умеет», — переживала она. И сына своего она считала хорошим мальчиком и умоляла меня никому о его проделках не рассказывать. «Узнают же — уволят. Он без работы совсем пропадет», — говорила она. Чужой монастырь, непонятный мне устав… Тем более в мои неполные 17. Я послушалась. Потом я из той квартиры уехала, но от знакомых слышала, что Владика из органов все-таки попросили. Свою манеру общения с матерью он применил к кому-то из задержанных. Причем с серьезным ущербом для здоровья последнего. Теперь вот думаю: а если бы я тогда все-таки сообразила, кому можно рассказать о милейшем парне Владике, это чему-нибудь помогло бы?

На сокурснике по имени Сергей мою сообразительность проверить тоже не удалось — о его моральных качествах я узнала постфактум. Бравого мента уволили после того, как он несколько часов продержал задержанного связанным в позе лягушки — это когда кладут человека на живот и привязывают руки к ногам сзади. При этом СирОжа бил подозреваемого палкой.

В обоих случаях, заметьте, молодые уроды далеко не пошли — их все-таки оставили без работы. Но и только. О каком-либо другом наказании речь не шла, хотя любой гражданин, не обремененный погонами, получил бы за подобное насилие вполне реальный срок. При этом если бы описанные мною истории были уникальными, молчание системы можно было бы еще как-то объяснить. Ну не хотели портить имидж министерства, ну поднажали и не дали ход грязному делу. Но беда в том, что мои знакомцы — отнюдь не случайные маньяки в доблестных рядах милиции. Остановите на улицу любого мужчину в возрасте от 16 до 45 лет, и он обязательно расскажет нечто подобное из своего опыта или практики близких знакомых. Как задерживают на улице по надуманному предлогу, везут в участок и в лучшем случае в течение нескольких часов не дают сходить в туалет. Что бывает в худшем, на прошлой неделе рассказал всей стране Апелляционный суд Харьковской области.

Как установил суд, около полуночи 7 декабря 2005 года 29-летний харьковчанин Олег Дунич вместе с другом проходил мимо небольшого клуба на Рогани. В это время из заведения вышли трое оперуполномоченных Червонозаводского райотдела — лейтенант Сергей Колядин, капитан Константин Михайлов и старший лейтенант Артем Падалко. Им показалось, что Олег Дунич пытается снять колпаки с колес автомобиля. Правоохранители, мягко говоря, предъявили претензии. Завязалась драка, в результате которой пострадали и Дунич со знакомым, и один из оперов. Спутник Олега Дунича умудрился сбежать, а Дунича посадили в машину и отвезли в Червонозаводской райотдел. При этом старший лейтенант Падалко продолжал бить его в машине, а в райотделе использовал весь арсенал современных пыток. Из райотдела Олег Дунич не вышел — его вынесли на носилках. На теле задержанного врачи зафиксировали многочисленные гематомы. Но, главное, Олег Дунич получил тяжелую черепно-мозговую травму — у него была практически раздроблена левая сторона головы, что привело к отеку мозга и смерти.

Разбирательство по делу было долгим и трудным. Некий судмедэксперт дал заключение, что травмы погибший парень получил не в участке. Нашлись и свидетели, которые утверждали, что оперуполномоченные пальцем пострадавшего не тронули.

Суд ответил однозначно: виновны. За убийство Колядин и Михайлов получили по шесть лет лишения свободы за превышение властных полномочий, Падалко — девять лет за нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть.

Правозащитники говорят, что дело Олега Дунича — прецедент для Украины. Преступники в форме могут и должны быть наказаны. Но легче ли от этого родным Олега Дунича? Вряд ли.

Светлана НЕМИРОВИЧ, для «Пятницы»

Гражданин Иванов организовал пьяную драку, попал в милицию, где и дослужился до майора.