Зацепило! Десятки писем получила «Пятница» в ответ на публикацию статьи «Кто тебя выдумал, з...ная страна?» (№ 316). А прошлое таково, каким мы видим его из настоящего. Пишут историки, пишут политики… Но никто из них не говорит, почему на вопрос «Как нам жить?» ответ мы ищем во временах монголо-татар или Запорожской сечи, ломая через колено культурные традиции последних поколений. Кто спорит, что «историю надо знать»?! Но ее так часто переписывают!..

Прочитав “Кто тебя выдумал, з...ная страна?” (“Пятница” за 11 июня 2009 года), не могу не отметить   ряд очевидных исторических заблуждений и фактических неточностей, на мой взгляд. Например, пассаж о том, что “на руководящих постах в Киеве, начиная с 1925 года были размещены десятки тысяч “свидомых галичан”, поручая им промывку мозгов населения”. Только где кто-либо из ваших близких видел в 20-е годы в Харькове хоть тысячу галичан?! Тем более на руководящих постах?!! Можно вспомнить разве что Леся Курбаса, но и тот ведь был, мягко говоря, далек от руководящих постов в государстве.

Еще из статьи И.Н. Поддубного: «Коммунистам практически из ничего пришлось создавать украинскую “нацию”. Нет, Игорь  Николаевич, это отцы-основатели США создавали новую нацию практически из ничего. А в отношении украинцев все было иначе.

Итак, берем “Описание Харьковского наместничества”, составленное —внимание! — в 18-м веке ЛИЧНО для императрицы Екатерины ІІ, и по ее “указному дозволению” напечатанное в 1788 году. Оно переиздано в 1991 году издательством “Наукова думка” в Киеве. Читаем на стр. 18—19:

“Сие роковое отделение Южныя от Северные или Великия России преобразило навсегда оныя жители так, что из того явилась как будто бы иноплеменная какая нация; от сего произошел малороссийский, украинский диалект, как удельный язык славенскаго племени. <...> Жители Южной России, отлученные одни от других расстоянием мест, инородным владением, различным чиноправлением, гражданскими обычаями, речью, некоторые и религиею (униею), обращают на себя взор зрителя, не без знания примечающего. Когда они собираются для поклонения в Киев с востока, от Волги и Дону, с запада, из Галиции и Лодомерии и ближе к Киеву лежащих мест, взирают один на другого не как на иноязычного, но на будто однородца, однако много отчужденного в словах и поступках, что для обеих сторон показывается странным явлением: но вообще все сии рассеянные одноземцы и доныне сохраняют сыновнее почтение к матери древних своих жилищ, граду Киеву”.

Как видим, лично Екатерина ІІ свидетельствует: во-первых, жители “Южныя России” представляют отдельную нацию с собственным украинским языком как “удельным славянским языком”, а во-вторых, вся Украина (“Южная Россия”), включая Галичину, есть единая страна с единым народом. Напомню, что до 1754 года на границе между гетманской Малороссией и Великороссией стояли пограничники и таможни: совсем как теперь. И Петр І после Полтавской битвы их тоже не убрал...

Но тут нам преподносят еще одну версию, что, дескать, “да, народный диалект был, но официальный язык, язык культуры был у русских и украинцев единым”. Это когда же он был единым? В 19-м веке? Но тогда уже вроде бы поработали Иван Котляревский, Григорий Квитка-Основьяненко, Петр Гулак-Артемовский, Николай Костомаров... Это я ведь не галичан перечисляю, а именно харьковчан. Да-да, и полтавчанин Котляревский воспринимал именно Харьков как культурную столицу: почитайте его «Наталку Полтавку»! Но, может быть, раньше-то украинцы были культурно едиными с русскими? Поговорим и об этом.

Свыше 200 лет, с 1362 по 1569 основная часть украинских земель входила в состав Великого княжества Литовского. Тогда (как и позже) эти земли называли Русью, а местных жителей — русинами. А теперь вопрос: какой язык был государственным в Литовской державе? Ответ: язык, именуемый руська мова. Даже пословицу тогда сложили: “Польска квітне латиною, Литва квітне русчизною. Без тої в Польщі не пребудеш, без сеї в Литві блазнем будеш”. Древнерусский язык Киевской Руси сейчас непонятен ни русским, ни украинцам; древнерусские тексты специально переводят. А вот официальные документы и государственные акты Великого княжества Литовского для украинца (и для белоруса, НО не для россиянина!) в переводе не нуждаются.

В частности, руською мовою был написан Литовский Статут — первый универсальный сборник законов. Первая редакция Статута была принята в 1529 году, затем уже в составе Речи Посполитой в 1588 году был для всех украинских земель, вошедших в состав Польши (в том числе и для Галичины!) утвержден сеймом Третий Литовский Статут. Этот статут непрерывно действовал на украинских землях до 1836 года на Левобережной Украине и до 1840 года на Правобережной. На русский язык он был впервые переведен лишь в 1811 году.

Вопрос: а когда же украинское право было окончательно поглощено общим правом Российской губернии? Ответ: никогда. И крепостное право у нас отменяли по другим законам, чем в России. Свои правовые особенности украинские земли сохраняли до самого 1917 года. Как, кстати, сохранялись свои ОЧЕНЬ существенные особенности и у украинской православной церкви. Например, в Украине ВСЕГДА по-другому крестили в православие (!), чем в России: в России погружением (как у баптистов и т. д.), в Украине — обливанием. И в Киево-Печерской лавре ВСЕГДА упорно славили “зиждителя” ее храмов гетмана Мазепу, когда по всей империи ему в храмах упорно посылали проклятия.

Вот на Харьковщине есть где-то 10 % русских сел. Спросите даже сейчас, когда все изрядно перемешалось, и вы легко убедитесь, что ВСЕ жители села прекрасно помнят, русским оно изначально было или украинским (и даже крипацким или козацким). Дело в том, что у украинцев и русских было принципиально разное земельное право: у русских — община с регулярным переделом по числу едоков, а у украинцев — наследственная частная собственность на землю. Кроме того, украинцы, в отличие от русских, имели право “свободного винокурения”, т. е. самогоноварения, а русские имели право потреблять только казенную водку. Естественно, продажа в Россию украинской водки была важнейшей статьей торговли, в частности, Харькова.

Вот еще из официального «Описания Харьковского наместничества»: «Дух европейской людскости, отчужденный азиатской дикости, питает внутренние чувства каким-то услаждением, дух любочестия, превратясь в наследственное качество жителей, предупреждает рабские низриновения и поползновения, послушен гласу властей самопреклонно без рабства» [с. 36—37].

В других местах книги разъясняются бытовые черты этого «духа европейской людскости»: «Слободские же переселенцы ввели в употребление, кроме здешних мест, в Воронежской и Белгородской губерниях водяные и ветряные мельницы, а дотоле там хлеб мололи в жерновах руками» [с. 30]. «Форма пчеловодства есть не русская, но немецкая, которую и все великороссияне, между слободских черкас живущие, начали употреблять» [с. 32]. «Малороссияне во всем любят чистоту и опрятность... И в редкой хате бывает менее трех стекольчатых, по большей части из круглых стекол окон. Почему у малороссиянина всегда найдешь чистую светлую и при том теплую неугарную избу? <...>. Что лежит до их пропитания, то едят они гораздо лучше великороссийских крестьян, ибо у редкого чтоб не было по крайней мере пшенияных папошников, называемых паленицами и кнышами. <...>При том варят себе разные довольно вкусные яства по два раза в день, к обеду и к ужину, и никогда пустых щей и кашицы у них не бывает. <...>И по врожденной склонности к празднествам и к забавам выдумали множество излишних празднеств... И хотя в день не мало выпьют, но валяющихся по улицам не только баб, но и мужиков редко увидеть случится» [с. 66—69]. Как вы думаете, была ли у моих предков престижной великорусская культура? А ведь культура начинается именно с быта...

Кстати, еще Салтыков-Щедрин заметил, что «суровость законов российских умеряется только необязательностью их исполнения». Формально в царской России с 1876 по 1905 год было запрещено как издание украинских книг, так и ввоз их из-за границы. А теперь посмотрите в библиотеке им. Короленко каталог книг на украинском языке, изданный в 1911 году. Там указаны и годы поступления книг в библиотеку. Из чего видно, что в Украине (в том числе в Харькове) не только свободно ввозили украинские книги из-за границы, но и умудрялись их здесь издавать! Недаром именно Харьков стал в 1900 году местом создания первой украинской националистической партии — РУП, которая уже через два года сумела организовать массовые восстания крестьян в Харьковской и Полтавской губерниях.

Как только в Российской империи после революции 1905 года появился парламент — Государственная Дума — свыше половины его депутатов от Украины организовали Украинскую думскую громаду (во главе с будущим главой Центральной рады профессором М. Грушевским) и потребовали введения образования на украинском языке и политической автономии Украины. Причем особенно активными были представители от Полтавской и Харьковской губерний.

Теперь о большевиках, которые “придумали” Украину. Напомню, что Украина сама провозгласила свою автономию в 1917 году и независимость в 1918-м. Когда говорят о «неэффективности» украинской власти, напомню, что ей тогда было некогда проявлять эффективность: непрерывные иностранные оккупации и война сразу с тремя-четырьмя противниками. Но и в этих условиях разные политические силы Украины — петлюровцы, махновцы, галичане — сумели в сентябре 1919 года объединиться и нанести страшное поражение белым русским. В этом сентябре большевики вели переговоры с Петлюрой о союзе и даже поспешили распустить большевистское правительство Украины и... Коммунистическую партию Украины (!!!). А потом изнуренные в жесточайшей взаимной борьбе украинцы и белые русские все полегли от жуткой эпидемии тифа. Так, в армии Махно в декабре 1919 г. заболело свыше 90 % личного состава и весь штаб во главе с Н.И. Махно в полном составе (петлюровцы и галичане заболели раньше). А от махновцев заразились белые. Красные продвигались затем без боя по территории, занятой одними лазаретами. Но урок большевики получили серьезный. А поскольку были вынуждены затем перейти к НЭПу, и кормить армию стало нечем, то были вынуждены волей-неволей в прямом смысле искать общий язык с населением Украины.

В общем, никто Украину не выдумывал. Она была, есть и будет.

Игорь РАССОХА, кандидат философских наук,  советник  председателя Харьковской облгосадминистрации

Общий наркоз — это когда вместе с пациентом засыпает вся хирургическая бригада.