polyvaniy.jpg

С удовольствием представляем - Анатолий Полываный. Дело знает!

Итак, уважаемые, сейчас на дворе разгар июля 2009 года. Нашему большому другу вот-вот стукнет шестьдесят. Серьезная цифра. Она между пятьюдесятью и семьюдесятью — в ряду тех, когда человек, оглядываясь назад, радуется достигнутому, и глядя вперед, размышляет, сколько еще нужно сделать.

В тот год, когда жарким летом в семье рабочих родился мальчик, Лаврентий Павлович только что отметил свое пятидесятилетие, а вождь всех времен и народов и лучший друг детей собирался скромно разменять седьмой десяток. Уже несколько месяцев пугал прогрессивный мир агрессивный Североатлантический союз, а страна Советов зализывала послевоенные раны. Все было как у всех. Ребятня сражалась с «немцами» и строчила из деревянных автоматов. Толик тоже строчил, пока не пошел в школу. Десять лет пролетели как один день, воспитав в выпускнике тягу к знаниям. Закрыв школьные двери, юноша сделался сушильщиком плавильного цеха и занимался этим целый год — до тех пор, пока самостоятельно не призвался в армию.

Служба тех лет имела определенный смысл, ибо вероятный противник был известен до мельчайших подробностей. И всякий служивый о его армии знал больше, чем о своей. Успешно двигаясь по карьерной лестнице, солдат Полываный, уволившись в запас, стал плотником на железной дороге. За три года из под его рук вышло столько изящных деревянных конструкций, что его умению мог бы позавидовать известный толстовский герой. И не только этому, ведь параллельно с изготовлением козлов, опалубок и настилов, молодой человек ежевечерне изучает юриспруденцию в юридическом институте. Вот вам стезя классического философа: построив своими руками бочку и изучив право, остаться в ней, поняв несовершенство социума. Наш юбиляр не таков. Как там у классика — «и днем, и ночью...» работа и работа. Вдыхая ароматный запах свежей стружки, Анатолий зачитывался специальной литературой. Так и видится: вот он смастерил табурет и тут же, удобно развалившись на своем изделии, погрузился в мир преступлений и наказаний... Последний оказался сильнее и поглотил молодого человека целиком. В связи с этим Анатолий завязал со своим плотницким прошлым и отдался учебе в условиях дневного стационара.
Что определило дальнейшую судьбу — неизвестно. Может быть, звезды так влияют на людей? Однако следующие восемнадцать лет Анатолий Петрович добывал звезды на погоны самоотверженной службой в органах государственной безопасности. Никаких дополнительных сведений о карьере честного сотрудника КГБ мы не имеем, но можем предположить, что овеянная ореолом таинственности служба помогла нашей стране стать самой безопасной страной в мире. Ура, товарищи!

Защитив демократические завоевания социализма, по выслуге лет наш юбиляр в расцвете сил покинул авангард. И перешел в глубокий тыл, в Фонд харьковского городского имущества. Начитавшись всяческих детективных книжек, можно предположить, что Родина не может так просто расстаться с такими ценными кадрами и посылает их на работу под прикрытием. Итак, Анатолий Петрович внедрился в Фонд городского имущества юристом первой категории. У Ле Каре есть нечто подобное... или я ошибаюсь? Проявив прекрасные организаторские таланты, наш юбиляр вскорости становится заместителем начальника представительства Фонда госимущества Украины в Харькове, а чуть позже, «прорываясь сквозь метели полуденной пыли», занимает должность начальника управления по вопросам коммунальной собственности областного совета.

Вот таков наш большой друг и блюститель коммунальной собственности
Анатолий Петрович Полываный. Пьем его здоровье!

Иисус идет по воде. Рядом с ним плывет один из апостолов, приговаривая:
— Зря вы это, учитель... Вода сегодня, как парное молоко!