Вот сходила с президентом на Говерлу. Судя по рейтингам — когда еще доведется... Есть шашлыки в заповедной зоне. Наблюдать вокруг себя кучи баклажек и оберток. Узнать, что паспорт выдают в 18 лет. Перепутать тропы и прийти на гору раньше Виктора Ющенко. И уже там чуть не зашибить его удочкой. Но обо всем по порядку.

Президент взошел на Говерлу в 35-й раз. Не считайте, со скольки лет — бесполезно. В студенческие годы он даже водил экскурсионные маршруты по Карпатам. Это края, где он сформировался, и чтоб его понять, надо понять эти края. А многие отмахиваются, не пытаясь. С другой стороны — обязаны ли? Не проще ли ему быть ивано-франковским губернатором, к примеру? Говерла — то место, где он пестует своих партийцев и часто объявляет им свою волю, когда — монаршую, а когда — так... Восхождение в честь годовщины Декларации о суверенитете — это, по сути, большой «нашеукраинский» корпоратив. Беспартийные гуцулы ругаются: толпы народу наполняют заповедник, мусорят, плюются в Прут, пугают животных. Не переживайте, гуцулы — таким массовым это восхождение было, судя по всему, в последний раз. Не будучи президентом, Виктор Андреевич вряд ли сможет (да и захочет ли?) вести за собой толпу подчас случайных людей. Куда лучше так, камерно, со своими. А то и одному — попробуйте, Виктор Андреевич, я знаю, что советую… А мы, как говорится, при прочих равных условиях, через пару месяцев после того, как президентом станет Янукович, будем писать на заборах: «Андреич, прости…». Это как пить дать. Но пока — восхождение. Тридцать пятое, йоптель…

На подъеме от КПП до базы Заросляк, от которой после концерта местной самодеятельности и речи президента начнется восхождение, пару раз застреваем в пробке, нюхаем выхлопные газы впереди стоящих — они уже потихоньку образовали колонну. Пару раз чуть не съезжаем в реку Прут на своем огромном неповоротливом автобусе. Название реки, кстати, вызывает у харьковских партийцев, впервые приехавших в Карпаты, двусмысленные ассоциации, а потому — бурное веселье. Водитель не особо уверенно чувствует себя на горном серпантине, не в пример крымским и карпатским шоферам, умеющим выруливать на пропастью, попутно отсчитывая сдачу за проезд и болтая по мобильному…

Атмосфера домашняя: президент рисует солнышко под уже смолкающие аплодисменты и возгласы (потому что быстрей надо рисовать…). А еще президент, говоря о 18-летии независимости страны, замечает, что в этом возрасте только выдают паспорт, и никто его не поправляет. А еще он объявляет о своем участии в президентских выборах. Мало того — он обещает победить. И опять никто его не поправляет…

При восхождении нас всю дорогу сопровождало солнце, но за пару метров до вершины — внезапно, как всегда в Карпатах, — к Говерле стянулись черные тучи и стали полукольцом вокруг вершины. В паре километров от нас начали потихоньку «грузить металлопрокат» — не в том смысле, что Ахметов приехал, а в том, что гром во время горной грозы больше всего похож именно на этот звук. И потом, казалось, на расстоянии вытянутой руки, а на самом деле в нескольких километрах от нас из черной тучи сеял стальной дождь, небо раскалывалось молниями — все рядом, но не над нами, как по телевизору, а в качестве саундтрека — сообщения из спасательной палатки на вершине: «У зв`язку зі зміною погодних умов прохання від МНС вимкнути мобильні телефони». Если бы не прошлогодняя карпатская стихия, я бы даже испугалась… Погода заставила президента не разглагольствовать по своему обыкновению два часа. И, уже спускаясь, мы видели, как с Малой Говерлы взлетает заранее припасенный вертолет. Но гроза все-таки обошла нас стороной. Говерла пустила, хоть и показала, на что способна в случае чего…

На правах эксклюзивного гонца мне поручено кое-что передать и кое на чем поставить автограф. Вряд ли я бы согласилась на это в любом другом случае, потому как место фанатизма и фетишизма с недавних пор в моем характере прочно занимает пофигизм. Но все-таки самой было интересно, насколько остались при мне навыки, приобретенные во времена фанатского детства — пролезть по проходке или без нее куда угодно, взять автограф у рок-звезды, которая раздачу автографов вообще не практикует, пообщаться со службой безопасности так, что у обеих сторон останутся друг о друге только самые светлые воспоминания… Оказалось, все еще это при мне. Причем, условия квеста осложнялись еще и тем, что на наличие у меня журналистской ксивы в таких условиях надеяться было смешно. А надеяться на содействие президентских родственников просто не пришлось — еще внизу, на турбазе, я догнала и дернула за рукавчик Ярослава Ющенко и вкратце изложила, чего мне надо. Он ответил, что подойти к президенту можно будет на вершине, но никак не упомянул о том, что сможет в этом помочь. А собственно на вершине мне уже не удалось обнаружить Ярослава Петровича, и постепенно вырисовалась привычная ситуация — когда, кроме как на себя и дурную удачу, надеяться не на кого. После своей нагорной проповеди президент стал медленно продвигаться к спуску, по пути очень избирательно расписываясь на том, что ему подсовывали — естественно, окруженный плотной колонной охраны и страждущих. Чуть не зашибив окружающих почитателей, охранников и собственно президента удочкой, на которой был прицеплен флаг, предназначенный для подписи, под крики бодигардов («Дівчино, куди ж ви по головах?!»), понимая, что еще секунда — и меня вынесут из самого удобного места дислокации, я метра за два до неприкосновенного тела заорала на безупречном галичанском: «Віктор Андрійович, підпишіть нам прапор, будь ласочка!» Конечно, сдала региональные интересы, скажете вы. Позже наши ребята подписали у него кепки, честно представившись делегацией из Харькова, это да. Но в тот момент мне нельзя было рисковать, нужен был беспроигрышный вариант. Виктор Андреевич, как и предполагалось, просиял, подвинул охранников, схватил прапор, но на секунду замешкался, не обнаружив под ним никакой твердой подставки (а попробуйте на говерлянском ветру, да на весу, подписать тряпочку…). Я тоже на секунду замешкалась — подставка у меня была подготовлена (в виде сувенирной книжки, которую просили ему передать), но мне было интересно, как он выйдет из положения. У него не было вариантов. Так что я решила не мучить гаранта и со словами: «А ми отак зараз зробимо», — подмостила книжку под флаг. Потом легким движением руки подставка превратилась обратно в книжку, которую я жестом фокусника вместе с номером газеты вручила Виктору Андреевичу — и через секунду меня уже выдавили из плотного кольца, продвигающегося к спуску. Фух. «До пятницы я совершенно свободен». Наконец можно сделать то, что всегда делаю, как только окажусь на вершине, — плюхнуться на редкие пучки травы и булыжники, подложить под башку рюкзак и впасть в легкий анабиоз. Бегать по вершине и орать «Ура!» мне за восемь лет горных походов никогда не приходило в голову, да простят меня профи…

Впечатления от Говерлы, наверное, будут преобладать у тех, кто в этом году восходил на нее впервые. Я же два года назад уже выдиралась на вершину — как раз по той тропе, по которой в этот раз шел президент. Поднимаясь вслед за толпой, с открытого склона я увидела эту тропу слева от нас. На ней был закреплен огромный желто-голубой флаг — позже оказалось, что на том месте президент делал привал. Но мы, топая по более длинной, но зато и более легкой тропе, удобной, с двумя родниками, нюансов взаимной дислокации не знали, и позволяли себе откровенности — например, местные замечали, что вон та левая тропа «найтяжча, і взагалі вона для психічно хворих». В чем все мы смогли убедиться во время спуска — уклон под 60 градусов позволял иногда ощутить себя над пропастью, хотя на самом деле это просто ближайший булыжник полностью закрывал дальнейший обзор, и двигаться приходилось, просто надеясь, что впереди склон, а не обрыв.

Но мне все это было не в диковинку, и в этот раз я больше присматривалась не к природе, а к людям. И основные впечатления у меня связаны с партийцами — их все-таки было большинство. Кое-где попадались ребята с горными баулами, аполитичные туристы — они пережидали президентское восхождение в можжевельниках чуть выше турбазы. Присутствие СМИ обозначал только микроавтобус «Плюсов» со спутниковой тарелкой на крыше да одинокая корреспондентша с желтеньким микрофоном «ICTV». Но в целом это была партийная тусовка для делегаций со всех областей (говорили, что не приехали только луганчане). Никто никого не гнал и не строил, поэтому все праздно шатались и опаздывали. Наша делегация вообще побила все рекорды — спустившись около 16:00, мы выехали с базы только около 19:00 — ждали троих человек, сильно отставших (когда мы были уже на вершине, они только поднялись на Малую Говерлу). В остальном же рядовые партийцы — самая адекватная часть из всех, имеющих отношение к власти и государству. Обычные живые люди, не испорченные истинной природой большой политики — по дороге на Западную в автобусе полночи играют в слова на букву «ф», на обратном пути — смотрят сериал про заключенных… То же можно было сказать и о других регионах, с поправкой на местную специфику. Но если сравнивать с другими политическими силами, то партийцы Тимошенко чуть более организованны, у них соотношение приятного хаоса и необходимого порядка, как по мне, оптимально. «Регионалы» же вообще практически не в состоянии состряпать хоть сколько-нибудь неформальное партийное действо, потому что вокруг неминуемо воцаряется полицейская атмосфера, номенклатурный подход. А «нашеукраинцы» никогда в отдельно взятый момент времени не знают, «что где валяется и когда все это кончится». Это притягивает с человеческой точки зрения — но ни страну, ни мероприятие таким образом не построишь. Хотя, возможно, только так и надо — лишь бы не тоталитаризм? Неофициальность и душевность президентского мероприятия была обеспечена сама собой, просто фактом того, что по природе своей «нашеукраинцы» — существа добродушные, но безалаберные, хоть стреляй. И даже при хождении строем умудряются рассредоточиться и выбрать свой маршрут. Или просто заблудиться?

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»

Суслики — самые осторожные животные. Они становятся на задние лапки и смотрят вдаль: не бежит ли лиса? Не летит ли орел? Не ползет ли змея? И самые наблюдательные из них получают бампером в лоб...