Бухгалтерия, как и вся наша спокойная и предсказуемая советская жизнь, резко изменились в неспокойные 90-е. Нужно было учиться и жить, и считать по-новому. Вряд ли можно с уверенностью сказать, что сейчас, по прошествии 18 лет, несоветского нашего существования бухгалтерское дело стало более понятным, но по крайней мере сегодня счетоводы знают, где искать ответы на постоянно возникающие вопросы. И чаще всего, по признанию многих из них, обращаются за советом к газете «Налоги и бухгалтерский учет» и другим газетам, журналам и книгам «Фактора». Как и почему корпорация «Фактор», будучи крупным многопрофильным объединением, стала ассоциироваться в первую очередь с этой энциклопедией бухгалтерских премудростей? Почему ее президент Сергей Политучий не видит ничего обидного в таком однобоком восприятии своей кампании, он рассказал в интервью нашей газете.

Родился 14 марта 1954 г. в г. Аткарск Саратовской обл. В 1980 г. окончил Саратовский Политехнический Институт по специальности «Экономика и организация строительства». Кандидат экономических наук 1989 г. С 1981 по 1989 начальник отдела организации труда и заработной платы управления жилищно-коммунального хозяйства Харьковского облисполкома. С 1989 по 1991 заместитель директора Харьковского филиала СП «Новые информационные технологии», г. Харьков. С 1991 по 1997 директор ООО «Научно-производственное предприятие «Фактор», г. Харьков. С 2006 г. по сегодняшний день президент издательско-консалтинговой корпорации «Фактор». 2002-2006 г.г. - депутат Харьковского городского совета. Женат, имеет двоих взрослых детей.

ИГОРЬ ПОДДУБНЫЙ: Так получилось, что именно «Фактор» в Харькове ассоциируется с Днем бухгалтера. Все вас поздравляют... А ведь бухгалтеры есть на любом предприятии... Вы победители в каком-то первенстве?

СЕРГЕЙ ПОЛИТУЧИЙ: Бухгалтеры есть на каждом предприятии, но не каждое предприятие работает на бухгалтеров. А «Фактор» начинался и в значительной степени остается предприятием, главной заботой которого является создание комфортной информационной среды для работников «учетного и налогового цеха». Ну и, наверное, важно то, что мы были практически первыми, кто в сумасшедшие постперестроечные 90-е почувствовал, услышал бухгалтерский призыв о помощи, понял или, скорее подсознательно, интуитивно ощутил тот гигантский дефицит информации, который испытывали в те годы десятки и сотни тысяч вновь испеченных главбухов, пришедших организовывать учет на сотни тысяч вновь созданных в одночасье фирм и фирмочек, возглавляемых энергичными, но в основном не сильно экономически подготовленными предпринимателями. При этом бухгалтеры в те годы (да и сейчас зачастую) являлись специалистами-многостаночниками, выполняющими помимо бухгалтерской еще и юридическую, финансовую, экономическую и бог знает какую еще работу. Поэтому, уверен, бухгалтер — это главная профессия периода становления рыночных отношений в стране. Именно поэтому и в честь этого мы проводим этот праздник. Ну а нас поздравляют, наверное, за то, что мы понимаем нужды этих специалистов и служим им вот уже 18 лет.

И.П.: Ну, вы начали совсем уж издалека. А хотите, я вам расскажу, как история выглядит сегодня?! Представьте себе, что вы — теневое министерство. Возможно, налоговое. И благодаря той работе, которую проводит «Фактор» и издаваемый вами журнал «Бухгалтер» в частности, вы заботитесь о том, о чем хотелось бы всем, чтоб заботилось настоящее правительство. Похоже?

С.П.: Ну, во-первых, кроме журнала «Бухгалтер» мы издаем еще 14 периодических изданий и более 100 наименований книг в год. И хотя мы не единственное в стране издательство, пишущее для бухгалтеров, но по масштабам заботы о практиках бухучета мы, безусловно, первые. Что же до аналогий с Кабмином, то министерские функции, прежде всего, состоят в выработке эффективного законодательного и корпоративного обеспечения деятельности бизнеса и, по моему мнению, требовать от них заботы о предпринимателях, разъяснительно-консалтинговых функций несправедливо. Это не их функция. Разъяснять и пытаться провести через законодательные дебри украинского бизнесмена — это как раз наша «родная» функция. Более того, иногда мы занимаем противоположную позицию, поскольку, как правило, задачи наших законодателей фискальные и предполагают желание отнять, а целью бизнеса является не отдать и, поэтому, служа бизнесу, мы пытаемся помочь ему в рамках действующего законодательства не отдать кровное сверх предусмотренных законодательством норм. Так что сравнение нас с правительством, хотя бы и теневым, неправомочно.

И.П.: Как вам только удается, несмотря на период кризиса, доносить людям печатное слово, а не обратить вашу компьютеризированную, в общем-то, аудиторию в сети Интернета?

С.П. Считаю, что противопоставление электронных и печатных носителей информации не совсем корректно. Да, действительно, во всем мире Интернет слегка потеснил бумажные СМИ. Но даже в странах с неизмеримо более высокой компьютерной культурой бумажные газеты, журналы и книги не умерли и — уверен — не умрут. Возможно, здесь вопрос в традициях, в культуре потребления информации, в привычках... Видимо, существуют и какие-то до конца не понятные медицинские аспекты проблемы. Не знаю, но мне, например, печатное слово удобнее! Но в то же время, признавая и понимая, что аудитория любителей слова «цифрового» растет именно в этом году, в период кризиса, мы запустили первое наше электронное издание. Символично, что им стала наша первая газета — «Налоги и бухгалтерский учет». И не менее символично, что с первой же подписки оно собрало столько же подписчиков, как в 1995 году его бумажный родитель. Сейчас мы активно занимаемся мощным бухгалтерским интернет-порталом и выведением на рынок целого семейства электронных изданий.

И.П.: Ну, у вас праздник! Почему бы не дать вам возможность сделать себе подарок… По правде, то что, вы говорите, похвально. Сергей Яковлевич, но за этот период вы лично получили и несколько другой опыт. Позвольте перейти к другой теме и поговорить с вами как с бывшим вице-мэром Харькова. Руководить большим городом и экономически успешным предприятием — в чем не одно и то же?

С.П.: Трудный вопрос. Прежде всего потому, что коротко ответить на него сложно. Но попытаюсь. Ну, во-первых, главный урок, который я с трудом и удивлением должен был усвоить, — это то, что «если в бизнесе разрешено все, что не запрещено, то в органах госуправления (включая и местное самоуправление) разрешено только то, что предписано». То есть здравый смысл, предпринимательский подход, креатив, так помогающие в бизнесе, на госслужбе чаще всего не реализуемы в силу гигантского количества запретов или законодательно не урегулированных или не согласованных норм. Чиновник очень часто просто связан по рукам и ногам этими нормами и не имеет права руководствоваться здравым смыслом, даже во имя интересов Родины!

Во-вторых, если «Фактор» — это оргструктура, которая, по сути, начиналась с меня и поэтому она — отражение меня и под меня сделана, а для всех субъектов этой структуры мои распоряжения — закон, то городское хозяйство — это совокупность достаточно самостоятельных хозяйствующих и управляющих субъектов, живущих по своим законам и управляемых горисполкомом не непосредственно, а опосредованно.

Ну и в-третьих (а есть еще в-четвертых и... в-сточетвертых) — это совершенно разномасштабные структуры и отсюда гигантская инерционность системы управления городом, невозможность получения результатов в режиме реального времени.

И.П.: Ну а если бы так по воле Божьей произошло и вы бы проснулись сегодня харьковским мэром, — ваши первые шаги? Какие приоритеты вы сегодня бы расставили?

С.П.: Если предыдущий вопрос я назвал сложным, то этот вопрос печальный. Печальный потому, что все правильные шаги руководителя города очень непопулярны. Поверьте, практически не существует сладких, безболезненных лекарств и методик лечения.

Беда любой власти в популизме предыдущих властных команд. Десятилетиями нам рассказывали о том, что мы самые лучшие в мире, что у нас самые умные люди, самые красивые города, самые лучшие мультфильмы и мороженое, самые работающие люди. Это породило национальное чванство и снобизм, привычку сравнивать себя с Европами и Америками с позиции равных или почти равных им стран. Поэтому любой призыв трезво посмотреть на себя, трезво оценивать свои возможности, по одежке протягивать ножки и работать в поте лица люди воспринимают без энтузиазма, как посягательство на якобы уже имеющиеся достижения, очернительство. Ведь признать себя далеко отстающими по работоспособности от развитых стран, значит признать необходимость уменьшить материальное притязание и больше работать. Но привычнее и проще ругать власть за то, что у подъезда и в подъезде грязь и улицы не как в Германии. А в Германии, между тем, городской бюджет равного Харькову по численности населения города в 16 раз больше! Поэтому вопрос о благосостоянии города — это не только и не столько вопрос хорошего мэра, сколько вопрос работоспособности, эффективности труда горожан. Хотя роль личности в истории, действительно, велика.

Ну а практические шаги в оздоровлении городского хозяйства, как я уже говорил, все неприятные и не дающие быстрого эффекта. Прежде всего это повышение эффективности доставки и учета ресурсов — водных, тепловых, энергетических и так далее и так далее, в совокупности с жесточайшим контролем за своевременной и адекватной оплатой за потребленные услуги. При этом необходимы решительные меры по радикальной перекладке сетей, состояние которых сегодня без преувеличения представляет огромную техногенную проблему. Следующей важнейшей проблемой является не просто ремонт дорог, а их коренная перепланировка, включая мощные развязочные узлы и изменение схем движения.

Ну а третья проблема — это системное изменение в организации работы общественного транспорта.

Как видите, я не коснулся благоустройства, культуры, искусства, образования, спорта и т. д.

Но это только потому, что осуществление трех первоочередных задач требует таких средств, которые в сегодняшних ценах потребуют всего бюджета города за 30—40 лет! А это значит, что, во-первых, не обойтись без повышения цен, а во-вторых, без общего роста экономики (а следовательно, и бюджета города) эти проблемы в ближайшие годы нереализуемы. Но эти мои последние слова вовсе не признак моего пессимизма. Скорее, это понимание и призыв к трезвой оценке самих себя, призыв к напряженной работе, к уходу от навеянных популистами фантазий о светлом будущем уже завтра. Завтра его не будет. Оно будет послезавтра. Если сегодня и завтра будем самоотверженно работать.

И.П.: Сергей Яковлевич, а вас хоть сколько-нибудь интересует или интересовало бы, каким Политучий останется в памяти харьковчан?

С.П.: Боюсь, что такая постановка вопроса неадекватна масштабам моей личности. Но я надеюсь, что «Фактор» будет жить и в памяти, и в современности харьковчан. Через 5 лет мы будем в тройке полиграфических предприятий Украины и крупнейшим специализированным издательством страны. А через 10 лет я надеюсь реализовать пару проектов меценатского плана, которые украсят и повысят значимость нашего города. Но это тема отдельного разговора.

И.П.: А «Фактор» по-прежнему останется с харьковской пропиской? И, стало быть, в этот город будете платить ваши налоги… Если увидите, что Харьков развивается… скажем так, чтоб никого не обидеть… медленнее, чем ваше предприятие?

С.П.: Я надеюсь, да! Это ответ на Ваш первый вопрос.

И.П.: Так вам не будет безразлично, на что будет тратить городской совет ваши немалые налоги?

С.П.: Нет,  конечно! Я очень надеюсь, что Харьков через пять лет будет с налаженным жилищным хозяйством. Город с радикально решенным вопросом дорожных сетей, а также газо-водо-теплокоммуникаций. А главное, это будет город, в котором будут жить люди гораздо более счастливые, чем сейчас.

На двери налоговой: «Бухгалтер никогда не прав». На двери аудиторов: «Бухгалтер иногда прав, но...» На двери отдела АСУ: «Бухгалтер всегда лев». На двери директора: «Бухгалтер всегда виноват».