Вот вы говорите — украинская наука умирает. А пока вы говорили, молодые ученые харьковского Института монокристаллов вырастили самый большой в мире кристалл, имеющий прикладную ценность. Словосочетание «молодые ученые» у нас всегда было достаточно условным — шестидесяти нет, и хорошо. Но всем этим ребятам действительно около тридцати, и они недавние выпускники ХИРЭ, «политеха» и ХНУ им. Каразина.

И что уж совсем невероятно — заказы на их изобретения есть, зарплата ребят устраивает и выезжать на работу за рубеж они не собираются. Заказы поступают со всего мира — из Японии, Китая, а также из развитых европейских стран, например, из Франции и Германии. Харьковские ученые утверждают, что конкуренция в этой сфере жесткая, основных производителей можно пересчитать по пальцам, потому что не каждая страна может позволить себе содержать такое производство. Возникает вопрос: неужели перечисленные страны-заказчики беднее Украины? Или просто там не уделяется должное внимание этой сфере?

Владимир Таранюк, заведующий сектором выращивания кристаллов Института сцинтилляционных материалов научно-технического комплекса «Институт монокристаллов», замечает, что технология эта развивается с середины прошлого века, над ней работали три поколения ученых, и по этой теме существует много научных статей, поэтому сейчас уже сложно считать ее засекреченным ноу-хау. Харьковчанам периодически поступают предложения уехать за границу и там заниматься исследованиями в этой сфере. Но ребятам пока и здесь неплохо. Кроме того, ученые харьковского института уверены, что даже если зарубежные конкуренты переманят наших специалистов, то наладить такую сложную технологическую линию вряд ли получится — это не пирожки печь. Да и исходя из экономических соображений многим странам целесообразнее покупать готовую продукцию у нас, нежели производить самим.

Сырьем для выращивания кристаллов является соль. Услышав об этом, журналисты шутили: так вот куда подевалась соль с харьковских прилавков некоторое время назад… Высушенное сырье помещается в вакуум, попадание внешней атмосферы исключается. В харьковском институте имеются установки, в которых можно выращивать кристаллы до 500 кг. Срок выращивания — 18—19 суток, и это на сегодня самая быстрая технология в мире. Недавно выращенный кристалл весит около полтонны — харьковские ученые утверждают, что на данный момент это самый крупный кристалл в мире. Таких размеров специалисты добивались не для того чтобы попасть в Книгу рекордов Гиннесса и прославиться (хотя если об этом зайдет речь, думается, они не будут против). По их словам, такой размер обусловлен опять же соображениями экономической выгоды: большой кристалл — это, прежде всего, возможность получить из фиксированного замкнутого объема максимальный выходной продукт.

После выращивания кристалла из него нужно изготовить детектор. Любая механическая обработка снижает качественные характеристики кристаллов, поэтому была разработана специальная технологическая линия обработки, позволяющая получать детекторы без повреждения поверхностного слоя. Кроме того, ученые разработали новую систему контроля качества получаемых детекторов, о чем рассказал Егор Андросов, заведующий отделом контроля качества и эффективности. Новая система позволяет контролировать до миллиона детекторов в год и гарантирует наличие не более одного некачественного детектора на тысячу произведенных. Такая дотошность вполне оправданна, ведь и сама техника очень ответственная — производимые детекторы используются в рентгеновской аппаратуре и в досмотровых системах на таможенных пунктах пропуска. По сути, они выполняют функцию мониторов, фиксируя рентгеновское излучение, которое проходит сквозь досматриваемый груз и предоставляет информацию о его содержимом. И если, допустим, досмотровый сканер в аэропорту выйдет из строя хотя бы на сутки — последствия будут гораздо серьезнее, чем если бы у нас дома поломался телевизор или утюг.

Кроме сферы борьбы с терроризмом и контрабандой, детекторы на основе кристаллов используются и в медицине — пациенту вводят препарат, помеченный радионуклидом, который в зависимости от требований исследования либо накапливается в какой-либо части тела, либо проявляет сосуды, и детектор улавливает излучение. Получается что-то вроде рентгеновского снимка, только в динамике и в реальном времени. Таким образом, например, можно диагностировать раковые заболевания.

Разговоры о недофинансировании, отсутствии материальной базы у наших ученых — это, извините, слабый аргумент. Основная проблема, видимо, в другом. Когда ребята рассказывали о кристалле, в зале, среди журналистов-гуманитариев, чувствовалось, что тема сложная. А мне, выпускнице «политеха», пожалуй, впервые после поступления на первый курс было интересно слушать подобную информацию. Потому что во время учебы научная деятельность у нас существовала где-то отдельно, как и любые вопросы прикладного применения отдельной формулы или закона. В этом, наверно, и есть главная ошибка нашего высшего образования, особенно технического, где, казалось бы, связь с внешним миром должна быть тесной, как нигде. Тем не менее оно находится часто в отрыве от реальности: преподаватель, объясняя материал, не показывает тут же, на месте, как он может быть применен в конкретных изобретениях. А в тех редких случаях, когда удается показать и увлечь, — из студента получается ученый.

Кира СТАНИСЛАВСКАЯ, для «Пятницы»

Восемь человек пропали в тайге при испытании новой модели GPS-навигатора.