Николай Александрович Макаровский — бессменный председатель харьковского клуба любителей фантастики "Контакт". Директор Института чудаков. Организатор и вдохновитель, председатель оргкомитета международного фестиваля фантастики "Звёздный мост". 2001 г. — "Философский камень" за особые заслуги перед Фантастикой.

2003 г. — почетный знак "За стараннiсть", высшая награда мэра Харькова за весомый вклад в организацию и проведение пяти международных фестивалей "Звездный мост". Николай Александрович — доцент и замдекана физического факультета ХНУ им. В.Н. Каразина, опубликовавший более 50 работ в области физики кристаллов и физической оптики. Кандидат физико-математических наук. "Вiдмiнник освiти України".

Все в детстве любят сказки, пока не повзрослеют и не отравятся серьезностью жизни и недоверием к чудесам. Часто тех, в ком надолго задерживается любовь к небылицам, в реальной жизни называют чудаками. Хотя, если по-честному отбросить всю эту мирскую проблемную шелуху, они и есть самые нормальные среди нас. Где чьё хобби, где работа и что от них больше требуется для того, чтобы оценить важность фестиваля фантастики «Звездный мост» для нашего города... Об этом «Пятница» говорит с главным городским «чудаком».

Игорь ПОДДУБНЫЙ: В этом году уже 11-й по счету фестиваль «Звездный мост». И как оно после юбилея?

Николай МАКАРОВСКИЙ: Да уж, в прошлом году мероприятие было масштабное, и, конечно, после юбилея создается ощущение, что все начинаешь заново. Было много пессимистов, пророчащих нам провал, а если и говорили о каком-то продолжении, то как о чем-то неполноценном. Но сейчас с удовольствием могу заметить, что пессимисты ошиблись. «Звездный мост» — это не какое-то случайное событие в течение года, а это уже система, которая работает. И не потому, что я есть или еще кто-то есть… Ведь основной учредитель фестиваля все-таки университет. Сменятся политики, строй, но университеты останутся. Вот так же остается наш фестиваль, пока университет полагает, что это его неотъемлемая часть.

И.П.: Что лично для вас «Звездный мост»? И вообще — зачем он нужен?

Н.М.: Можно сказать, что наш фестиваль указывает некую дорогу. И дело здесь, конечно, не в книжках и писателях. Есть такое понятие, как «культура», оно включает в себя науку, искусство, телевидение, журналистику и прочее. Культура — это единственный способ выжить человеческой цивилизации. Мы одни из тех немногих, кто действительно эту цивилизацию любит и уважает. Мы хотим, чтобы она жила. Подавляющее большинство пользуется плодами этой цивилизации, обогащается, воюет, режет друг друга и т. д.; и они не понимают, что для того чтобы нормально существовать, надо поддерживать социум. Так вот, если хотите, мы поддерживаем социум, мы делаем культуру и показываем эту дорогу.

И.П.: Мы — это фантасты?

Н.М.: Мы — это университет, а фантасты — это часть университета. Кстати в университете им. Каразина есть такой преподаватель — Андрей Валентинов,  очень известный фантаст. А Олди хоть и не заканчивали университет, очень об этом сожалеют и часто заходят в гости. Наш ректор очень увлекается фантастикой. Те, кто видит будущее нашей страны, конструктивно и очень нас поддерживают. Несмотря на кризис.

И.П.: Кто из писателей посетил фестиваль в этом году?

Н.М.: В этом году, как никогда, шесть лучших писателей Европы разных годов приехали в Харьков — такого никогда не было не только на территории СНГ, но и Европы. Четверо из этих шести наши соотечественники, двое из России. Это хорошие люди и я их тоже очень люблю: Александр Громов и Сергей Лукьяненко. Наши — Марина и Сергей Дяченко, Ладыженский и Громов.

Конечно, приехал Василий Головачев, и он не входит в это число шести лучших только потому, что он никогда не номинировался в европейских конкурсах, он выше этого. Головачев вошел в Книгу рекордов Гиннесса по тиражам, это один из наиболее успешных фантастов России. Кстати, наши Дьяченко и Олди (Ладыженский и Громов) его невероятно уважают и считают, что если бы не было Головачева, то не было бы связи между фантастикой советской и современной. Это единственный писатель, который уцелел после мясорубки 90-х. Я лично знаю его с 1999 года, когда, не имея денег, мы пытались что-то сделать. Головачев был первый, кто откликнулся. Из звезд я могу еще назвать Святослава Логинова. Очень талантливый писатель, уже 30 лет участник школы Стругацких. Также приехал Успенский, который никогда у нас не был.

И.П.: Я правильно понимаю, что за эти годы у фестиваля растет авторитет и сюда стремятся приехать все больше и больше новых авторов?

Н.М.: Да, безусловно. Кроме того, даже Сергей Лукьяненко, который не приезжал к нам последние два года, в этот раз просто не смог не приехать. Не приезжал также Владимир Васильев, который приехал в этом году. Поняли, что такое мероприятие пропускать нельзя. И я был очень рад встретить их на вокзале. Фестиваль живет, он не ухудшается, на сегодняшний день это уже немало.

И.П.: Кто в этом году получает призы? Кто-то из корифеев, или это будут новые имена?

Н.М.: Лично я отмечаю того, кто получит «Философский камень». Это авторитарная премия, которая не голосуется. Все остальное я просто пока не знаю. Может, это консерватизм, но все остальные премии решаются только голосованием. Мы никогда заранее не обсуждаем претендентов.

И.П.: В этот раз не было никаких шумных представлений на площади… Николай Александрович, видна ли на этом фестивале позиция города? Зависит ли от этого количество ваших спонсоров, да и атмосфера самого фестиваля?

Н.М.: Наш мэр обладает своими достоинствами, хороший человек. Но, вы знаете, у каждого свое хобби, и я за это никого не осуждаю.

И.П.: Да, жаль что из «Моста» не получается такого объединяющего для города и области мероприятия, где можно было бы нивелировать разногласия между правыми и левыми, «оранжевыми» и «голубыми». «Евро-2012» уже дало старт прогрессу в отношениях на местах...

Н.М.: Вы не совсем правы, наш фестиваль многих объединяет, и если к нам придет мэр, мы примем его с распростертыми объятиями. И если бы мы не стояли на платформе единения харьковчан, именно харьковчан, то фестиваль бы уже закончился давным-давно. И то, что у нас нет воздушных шаров и больших концертов, то только потому, что их на площади так много, что мы туда просто не успеваем вклиниться. И я очень благодарен Добкину, что он это делает для харьковчан. Дело в том, что фестиваль фантастики это не казино, не шоу-бизнес. Это, конечно, и не филармония, но к филармонии в любом случае ближе, чем к казино. Поэтому,  была при Шумилкине возможность — мы устраивали концерты, сейчас нет — и в этом нет ничего страшного, тем более сейчас кризис, и это даже не совсем правильно. Так вот, формат этого конвента — европейский, а в Европе на площадях ничего не устраивают. Да, отличная гостиница, и она у нас есть, это комфорт, это условия для работы, это доклады, это договоры с издательствами. Фестиваль не может быть одинаковым каждый год. Дух фестиваля — это не воздушные шары или шпагоглотатели, это нечто иное. А фейерверк мы пока приглушили, так как сейчас, я считаю, не нужно подобными вещами бравировать, ведь сейчас всем не очень легко.

И.П.: Да, кризис в стране и мире... А как в фантастике — есть сейчас кризис? Я бы поспорил, что сейчас это самая популярная литература.

Н.М.: В 20—30-е годы в Америке была Великая депрессия, колоссальное падение в экономике, и, как ни странно, именно в это время был невероятный взлет американской фантастики. Почему? Потому что фантасты, как никто другой, могут себе позволить заглянуть в будущее. В Украине сейчас тоже самое, у нас больше 150 только новых авторов, больше 500 новых номинаций. Да и вообще, если бы фантастика была не востребована, кто бы печатал этих новых авторов?! Мы номинируем только опубликованные книги. Поэтому я уверен, что в Украине скоро будет взлет, может не сразу, но это дело 5—7 лет. Писатели фантасты уже нюхом учуяли и дали положительную производную.

И.П.: А что «учуяли» фантасты Запада? Из писателей дальнего зарубежья приехал кто-нибудь?

Н.М.: Скажу честно, я пока не анализировал, но я видел разные лица. И знать это точно буду несколько позже. Но скажу вам — на отсутствие интереса мы не жалуемся. Гостиницы мы заполнили. У нас полностью забиты доклады, на открытии фестиваля народ сидел на ступеньках.

И.П.: Николай Александрович, а есть уже какой-то прогноз на 12-й фестиваль? Вы предполагаете уже, каким он будет? К этому времени в нашей стране многое изменится, фестиваль пройдет, возможно, при другом президенте, мэре…

Н.М.: Вы знаете, я очень надеюсь на то, что социум невероятно инертный. Будет этот президент — пускай, хороший человек; будет другой — я не думаю, что это как-то кардинально изменит ситуацию, в частности для нас, то же касается и мэра. Фестиваль — это огромная масса, она катится, и очень сложно ее куда-то подвинуть. У нас возникла замечательная идея провести в Харькове всемирный конгресс русскоязычной фантастики, учитывая тех англоязычных авторов, которых перевели на русский. И здесь мы большие ставки делаем на «Евро-2012», т. к. для такого мероприятия нужен аэропорт другого уровня.

И.П.: Кстати, а есть фантастика на украинском языке?

Н.М.: Да, слава Богу, наши политики «схаменулись» и начали публиковать. Когда Андрей и Марина Дяченко получили 1 млн рублей за то, что они лучшие детские писатели России, я перевернулся в кровати. Это же наши! А они говорят, что очень долго носили рукописи на украинском языке, которые никто не хотел публиковать. Они и опубликовались в России на русском. Что касается 12-го фестиваля, то, я думаю, если Тунгусский метеорит не упадет на Харьков,  «Звездный мост» будет ярче и интереснее, чем этот.

И.П.: Кстати, профессиональный вопрос. Вы можете что-нибудь рассказать об этом 10-километровом метеорите, который приближается к Земле?

Н.М.: Ну на самом деле те, кто предсказывает конец света, не совсем правы. Траектория астероида — а это именно астероид — очень сложная и зависит от многих обстоятельств, в том числе от взаимного расположения планет. Я думаю, что никакого столкновения не будет. Иначе наши ученые уже бы сильно переживали по этому поводу.

И.П.: То есть искать параллели с известным фильмом «Армагеддон» не стоит?

Н.М.: Я думаю, нет, все-таки это художественный вымысел. Да и поверьте, никакой бурильщик не разрушит астероид, для этого у американцев просто нет зарядов достаточной мощности... А у России, кстати, есть.

И.П.: Вам, фантастам, все известно?!

Н.М.: Я не только фантаст, я работаю в университете. Мои коллеги участвовали в знаменитом форуме в конце 90-х, который проходил в Арзамасе-18. Там собрали всех самых классных ученых, в частности Теллера — отца водородной бомбы в США, которые могли бы что-то сделать. Так вот было выяснено, что противостоять такой угрозе можно только совместно с Россией, и тогда были заключены соответствующие соглашения. До развала СССР россияне успели создать, например, космический перехватчик — ракету, скорость которой гораздо выше всех известных нам ранее, и соответствующую бомбу, которая без всякого бурения в состоянии разрушить астероид. Я читал материалы этого конгресса, и мы их обсуждали в университете, — это правда. Кстати, тогда в Санкт-Петербурге открыли институт астероидной опасности, и сейчас он функционирует. По всему миру после конгресса открыли новые обсерватории по слежению за астероидами. Такая операция, если она понадобится, будет стоить огромных денег, но надеюсь, что в нужный момент желание сохранить жизнь победит, и бояться нам нечего.

И.П.: Это хорошие новости. Теперь вернемся к 12-му фестивалю. Чего же нам ждать в следующем году?

Н.М.: Вы знаете, на открытии этого фестиваля я услышал фразу, которая меня очень обнадежила: мы думали, что лучше, чем в прошлом году, сделать невозможно, но у нас получилось. Тем более что нас очень поддерживает Арсен Аваков, — он член нашего оргкомитета, причем не формальный, как многие думают, а реальный, работающий, который во многом определяет стратегию фестиваля, и я говорю отнюдь не о деньгах, а о его идеях и авторитете. Он нам во многом помогает, и пока он с нами, уровень фестиваля достаточно высок. Аваков присоединился к нам пять лет назад и добавил фестивалю новых витков. Кстати, у него крупнейшая в Украине библиотека фантастики и фантастических фильмов.

Я — учитель математики!
Поэтому здесь все решаю я!