Наш политикум решил: помирать — так с музыкой. Уже ясно, что в концертно-агитационных войнах схлестнутся не на жизнь, а на смерть Николай Баграев и Игорь Крутой, посредством Тимошенко и Ахметова соответственно. И чем меньше времени до предвыборной кампании, тем меньше шансов провести концерт, фестиваль и любое массовое мероприятие без политического подтекста.

В Черновцах отметили 20-летие фестиваля «Червона рута». Естественно, приехал президент, естественно, пообещал навсегда вернуть фестиваль на родину, в Карпаты, то бишь в Черновцы, чем привел публику в восторг. Говорил о значительной роли фестиваля не просто в украинской культуре, но и в становлении государства. А позволил бы себе меньше пафосу — сказал бы, что каждый год фестиваль выпускал будущих звезд украинской эстрады, здесь родился украинский рок, и все лауреаты за эти двадцать лет, в независимости от нюансов жанра, до сих пор популярны, узнаваемы и любимы, их никто не в состоянии заменить — приходят новые, но, боже мой, на что они похожи в сравнении с ТНМК, Бурмакой, «Крихіткой», Сашей Кольцовой, Чубаем и Барбарой, Сашком Положинским, «Братами Гадюкіними»… И государство здесь ни при чем — это просто божья искра и удача, единство места и времени, но никак не идеология. Попробуйте навешать лапши о государстве ребятам из «Гуцул Калипсо» — они ответят стебной песенкой про народного депутата, скажите об этом, например, Юркешу — у него тоже найдется парочка социально ориентированных фельетонов.

Но даже во время такого светлого праздника выяснилось, что взаимные наезды политиков приобретают изощренные формы. Например, в перерыве трансляции «Червоной Руты» продемонстрировали ролик с критикой правительства и принадлежал он, как выяснилось в конце, совсем не президенту (что было бы логично, учитывая, что находимся мы на Первом национальном). Ролик принадлежал Януковичу. Откуда он взялся на президентском канале — непонятно. Или это часть программы по соблюдению прав оппозиции? Тогда ладно. Часто политикам уподобляются и звезды шоу-бизнеса, и начинают метание какашками, что уж совсем паскудно. К примеру, на «Червоной руте — 2009» имела место антипремия имени Шарикова за сомнительные достижения в шоу-бизнесе. Ведущие заметили, что таким образом они перенимают традицию многих европейских фестивалей, где подобные премии — едва ли не обязательный атрибут. Только в нашем случае премия получилась никак не европейской — слишком уж натужной, заговорщицкой, ехидной, и мотивации ее вручения тем или иным персонажам были слишком прозрачны. Судите сами: Наталья Могилевская получила антипремию «за историческое открытие», заключавшееся в том, что в Киеве якобы никогда не говорили по-украински. Ирина Билык — «за последовательность», в связи с тем, что много лет назад пропагандировала украиноязычное творчество, а несколько последних альбомов выпустила на русском языке. И Ян Табачник — за демонстрацию того, «как бездарность может достичь успеха». Можно как угодно относиться к этим персонажам, и возможно даже они получили эти антипремии справедливо. Но при этом организаторы и участники «Червоной руты» прилежно следили за тем, чтобы не зацепить кого-то из своих, чтобы из этого ушата хлюпнуло только на оппонентов, вызывающих раздражение то ли своими языковыми пристрастиями, то ли политическими, то ли и теми и другими вместе, логично вытекающими друг из друга. Какие-то клановые замашки, честное слово. Самое забавное, что мотивации смещаются: если раньше этих персонажей могли хаять за принадлежность к лагерю Януковича, то теперь (по крайней мере, это касается Билык и Могилевской) — за предвыборное сотрудничество с Тимошенко, в рамках агитационного тура «С Украиной в сердце». В то, что учредителям премии действительно не давала покоя русскоязычность, не очень верится. Ведь двум слепым братьям из Луганска, зарабатывавшим на билет до Черновцов пением на базаре, никто слова упрека не сказал за их русскоязычное приветствие. Так что фраза «ничего личного» — не об этой ситуации. Здесь гремучая смесь политики и шоу-бизнеса, а значит, грязи вдвое больше, чем мы привыкли. Хотя, повторюсь, лауреаты антипремии — тоже совсем не ангелы.

Поскольку практически все звезды украинского шоу-бизнеса будут задействованы в агитации за БЮТ, то «регионалам» остается прибегнуть к помощи Игоря Крутого, близкого друга Ахметова, и напичкать свои предвыборные концерты российскими звездами. И это будет правильно, в кои-то веки состав будет соответствовать идеологии. За украинских политиков агитируют украинские звезды, за российских — российские, все правильно, наконец-то. А пока произойдет братание их певцов с нашим электоратом — международные противостояния политиков продолжаются. Медведев опять недоволен антироссийской позицией Украины и напоминает, что с послом придется повременить. Да мы поняли уже, к чему повторяться? Возможно, российский президент ожидал, что мы будем просить прислать нам посла, а мы не просим, вот и решил напомнить нам о нашем прискорбном положении. Еще одно российское стратегическое телодвижение: визит Путина в Харьков перенесен с октября на ноябрь — чтоб его не заподозрили в поддержке Тимошенко. Странно, почему его нельзя будет в этом заподозрить, если он приедет на месяц позже…

В этом смысле радует, что новоиспеченный фестиваль «Поющие террасы» на Харьковщине прошел хоть и с некоторым неизбежным засильем чиновничьего аппарата, но по крайней мере речи, толкаемые со сцены этим аппаратом, были аполитичны. Возможно, так случилось еще и потому, что мероприятие не успело раскрутиться как следует. Хотя народу пришло порядочно как для кризисного года (видимо, помогла антикризисная стратегия, связанная с бесплатным входом на фестиваль). Но в любом случае персонажи, жаждущие пиар-площадок и трибун, в основной своей массе обошли «Поющие террасы», чем всех нас и порадовали.

Фестиваль «Звездный мост» прошел практически в одно время с «Червоной рутой», но и на нем не было слышно политических месседжей, даже замаскированных. Возможно, потому, что на фестиваль традиционно приехало много россиян, а в их присутствии проводить украинскую предвыборную кампанию — нелогично, неэффективно и негостеприимно. Россияне тоже, надо отдать должное, вели себя учтиво, Медведева не цитировали, разве что выражали скепсис по поводу существования украинской современной литературы и музыки, ну и еще могли пошутить на тему сала, но как же без этого. В остальном же фантасты спорят в основном о своих альтернативных реальностях, в них же и живут преимущественно, так что украинская и российская реальности их не особо интересуют, а если и так, то в основном как сырье для нового романа, которое можно переработать, исказив до неузнаваемости. Правда, от чиновничьего засилья на мероприятиях тоже уйти не удалось. Хочется верить, что как только организатор фестиваля перестанет быть губернатором, в этом мероприятии останется только суть. А шелуха уйдет. И как место, где можно засветиться рядом с губернатором, фестиваль потеряет свой смысл. А пока немного грустно, что исходя из соображений «доступа к телу» конвент (ах, как Макаровский всегда настаивает на этом слове!) для многих случайных людей становится в один ряд с рабочей поездкой в Лозовской район или открытием новой котельной. И искренняя увлеченность фантастической литературой уходит не то что на второй план, а далеко на галерку. Ведь мало кого из людей, толпами ползающих за губернатором на торжественном открытии и не менее торжественном закрытии, я за годы фестиваля видела в рабочем промежутке — на семинарах и диспутах, встречах с писателями и экскурсиях в планетарий. В конце концов, это в России вслед за Ельциным все кинулись играть в теннис, вслед за Путиным — заниматься дзюдо. Но мы же — как там говорил Кучма?  — не Россия?

Часто предвыборные визиты и участие в развлекательных мероприятиях полезны хотя бы тем, что можно почитать уморительные «освещения» этого дела в СМИ. Например, спикер Верховной Рады Литвин побывал на фестивале дерунов в Коростене Житомирской области. Ну на родину человека потянуло, да и электоральных процентов насобирать в глубинке заодно. Куда больше претензий в данном случае к одному из русскоязычных интернет-изданий, которое написало, что, по словам Литвина, деруны, которые готовила его мама, «самые добрые в мире». Остается только проследить несложную логическую цепочку: вероятно, спикер говорил на государственном языке, и сказал не «найсмачніші» (с этим словом горе-переводчики, думается, еще управились бы) а употребил менее литературный вариант — «найдобріші». Так, например, говорят на Харьковщине: вкусные пироги — не «смачні», а «добрі». Топорный перевод: добрые. Вот и имеем. Так и до вежливых вареников с оптимистичными галушками недалеко… Я уж не говорю о том, что в телепрограммке «Червону руту» упрямо именовали «Красной»…

Происходят в сфере зрелищ и события, на первый взгляд никаким боком политики не касающиеся. Но это только кажется. Например, Мирча Луческу подарил Донецку копию кубка УЕФА, в ответ на звание почетного гражданина Донецка, присвоенное ему накануне. А между тем этот обмен любезностями обнаруживает стратегическую роль тренера — он не просто воспитатель команды, но и по сути хозяин настроения Рината Ахметова. Ведь Ахметов (которого футболисты называют просто президентом, не конкретизируя, будто для того, чтобы нет-нет да и перепутали с президентом страны…) сидит в вип-ложе чернее тучи, когда его команда проигрывает, и радуется победам, как ребенок. А когда спонсор рад — то и спонсируемой им партии легче…

Если проводить аналогии с увековечиванием высших наград, то Харьков может похвастаться пока только «памятником мячу». Как намек на то, что мы хотя бы играем. Зато вокруг этого мяча на стендах теперь расположены иллюстрации нового стадиона, футбольной школы, тренировочной базы. Но и этот футбольный праздник, хотя и будет проходить уже после выборов, без политики обойтись вряд ли сможет. А насколько долго сможет обойтись без политики главный инвестор Александр Ярославский — по этому поводу букмекерским конторам уже впору ставки принимать…

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»

Меня однажды пробовал загипнотизировать один гипнотизер, но ничего у него не вышло. Я теперь каждый раз злорадно напоминаю ему об этом, когда прихожу по средам мыть его машину.