С нашим менталитетом не принято шутить над смертью. И о мертвых у нас плохо не говорят — даже если по их вине пострадали или погибли другие люди.

А вот американцы с их здоровым цинизмом — другое дело. Наверное, многие слышали об учрежденной юмористами из Стэндфордского университета премии имени Чарльза Дарвина: ею посмертно награждают тех, кто расстался с жизнью максимально глупым образом и тем самым «забрал свой вклад из генофонда человечества». Впрочем, стоит ознакомиться с историями кандидатов в лауреаты Дарвиновской премии, чтобы весельчаков, её придумавших, не судить строго заглумление над погибшими. К примеру, в 2004 году одним из главных претендентов на победу в конкурсе был житель штата Канзас, который застрял в автомобиле на железнодорожном переезде и, коротая время в ожидании «аварийки», решил поговорить по мобильному телефону. Другое ухо, чтобы не мешал какой-то грохот, зажал рукой. А грохот-то был, понятное дело, от приближающегося поезда.

Конечно, случай действительно глупый, но ерничать над незадачливыми американцами в духе Михаила Задорнова не совсем уместно. Потому что, к сожалению, Украина в целом и Харьковщина в частности тоже могут предложить на подобный конкурс своих претендентов — водителей, по чьей вине допущены дорожно-транспортные происшествия на железнодорожных переездах. Что заставляет людей, вроде бы находящихся в здравом уме, нарушать правила проезда через переезды и играть «в труса» с тысячетонными составами, понять невозможно. Ведь знают же, что поезд — не автомобиль, объехать препятствие не может, как не может мгновенно остановиться. Даже если машинист применяет все возможные средства для остановки, тормозной путь поезда составляет около километра! Тем не менее «бескрышные» водители не реагируют ни на запретительную сигнализацию, ни на закрытый шлагбаум и обрекают себя и своих пассажиров на заведомые гибель или увечья. Недавнее ужесточение спроса за нарушения правил дорожного движения, о котором так много говорили, похоже, не оказало ожидаемого действия. Во всяком случае, статистика дорожно-транспортных происшествий на железнодорожных переездах в 2009 году по тяжести последствий бьет все рекорды.

Ситуацию с обеспечением безопасности на железнодорожных переездах по нашей просьбе прокомментировал начальник Южной железной дороги Виктор Остапчук:

— В этом году на переездах Южной дороги произошло уже семнадцать дорожно-транспортных происшествий, в том числе девять в Харьковской, семь в Полтавской и одно в Сумской областях. К сожалению, по тяжести последствий ДТП достигнут абсолютный максимум за последние 15 лет: двенадцать человек погибли и девять тяжело травмированы. Причина всех дорожно-транспортных происшествий одна и та же — нарушение водителями правил дорожного движения.

Из-за легкомыслия и безответственности водителей страдают не только они сами и их пассажиры, но и железная дорога. Вопервых, нам никто не возмещает убытки от ДТП, а они порой бывают достаточно внушительными — ведь повреждаются технические обустройства, дорогостоящие локомотивы и вагоны. Во-вторых, кто-нибудь может представить, что чувствует машинист, который отчаянно пытается остановить поезд и прекрасно понимает, во что через секунду превратится находящийся на путях автомобиль и люди в нём?! В-третьих, если на переезде перед составом окажется большегрузная машина, под угрозу ставятся жизнь и здоровье локомотивной бригады и наших пассажиров. В-четвёртых, ДТП на переезде практически всегда приводят к задержкам поездов, сказываются на имидже железной дороги и так далее.

Конечно, мы делаем всё от нас зависящее для предупреждения аварийности и повышения безопасности на переездах. Несмотря на то, что на всех уровнях органы власти традиционно уходят от финансового сотрудничества с железной дорогой в вопросах повышения безопасности на переездах, полностью перекладывая их решение на магистраль, за последние восемь-десять лет на Южной дороге сделано многое. Самый яркий пример — перевод в 2002 году в разряд охраняемых всех железнодорожных переездов направления Харьков—Полтава—Гребенка. Раньше, в соответствии со всеми нормами, на этом весьма  протяженном участке дороги действовали, наряду с охраняемыми, сорок переездов без дежурных работников. Мы сознательно пошли на огромные затраты, связанные со строительством и эксплуатацией охраняемых переездов по маршруту движения ускоренных поездов, и кто знает, сколько жизней тем самым спасли...

Проводится целенаправленная и кропотливая работа по техническому  переоснащению  переездов. Так, только за прошлый год капитально отремонтировано и модернизировано двадцать переездов, уложены новые железобетонные настилы на десяти, пятьдесят девять переездов оборудованы четырьмя шлагбаумами, перекрывающими проезжую часть на всю ширину автодороги, на 130 переездах установлены новые светодиодные головки на переездных светофорах, на что было затрачены миллионы гривень. Работы по обновлению железнодорожных переездов активно ведутся и в нынешнем 2009 году, а средств будет освоено даже больше, чем в прошлом.

Впрочем, сколько бы дорога ни вкладывала сил и средств в техническое переоснащение переездов, пока водители не будут безоговорочно соблюдать правила дорожного движения, серьёзных подвижек в обеспечении безопасности ждать не приходится. Поэтому мы очень рассчитываем на активизацию совместной работы с органами Госавтоинспекции. Ведь, как показывает практика, сегодня водители не опасаются нарушать правила даже на глазах у дежурного по переезду (пять ДТП в нынешнем году совершены на охраняемых переездах), причем некоторых из них не останавливают и две пары шлагбаумов. Наверное, им бы нипочем оказались даже противотанковые «ежи»…

К сожалению, мало кого пугают и штрафы, размер которых возрос на порядок. Остается лишь ещё и ещё раз напоминать уважаемым водителям, что жизнь одна — и глупо её лишиться под колёсами поезда.

Очевидно, призывы о необходимости соблюдать правила, написанные кровью погибших людей, должны убедить водителей в том, что даже при самой большой спешке лучше  подождать, пока через переезд проследует поезд и откроется движение автотранспорта. Конечно, все мы смертны. Как говорили древние, «мemento  mori» — «помни, что умрёшь». И уж если «все мы там будем», то гораздо достойнее оставить после себя толпу искренне горюющих и гордящихся  замечательным предком наследников, а не диплом лауреата премии имени Чарльза Дарвина.

Лилия ПАВЛЕНКО, для «Пятницы»

Как можно бросить пить в стране, где молоко дороже пива?