Ну вот, почти все предвыборные роли разобраны между кандидатами. Рассаживаемся и смотрим спектакль. Главное, чтобы хватило нервов. Потому что актеры уже сейчас переигрывают, и в ход идут самые изощренные приемы, дабы обратить на себя внимание. Одни из них даже предусмотрены законодательством, что особо печально. Другие, что не менее печально, придумываются на ходу и от балды. Ведь место одно, а победить — или хотя бы эффектно поучаствовать — хочется всем.

Собрать залог размером 2,5 миллиона — одна из законодательных норм, которая так и останется непреодолимым барьером для многих потенциальных кандидатов. Даже более непреодолимым, чем трехпроцентный барьер. И даже чем пятидесятипроцентный, с целью недопущения второго тура. Посредством залога отсеиваются многие, причем с обеих сторон. С одной стороны — те, кто, безусловно, добавил бы избирательной кампании шарма и драйва, но абсолютно бесполезен и даже опасен в качестве победившего кандидата. То есть всякий жизнерадостный бессмертный маргинес. Так потихоньку накануне начала кампании исчезают с новостийных лент Корчинский и Витренко — ровно до тех пор, пока не наскребут нужную сумму для участия в этом карнавале. С другой стороны, люди, не имеющие денег на раскрутку и предвыборную агитацию, а тем более на залог, лишаются возможности выползти из тотальной безвестности даже в категорию маргинеса, не говоря уже о списке «проходных». А это, возможно, и есть та самая неиспорченная часть политически активного населения, которой еще не в облом и еще не выгодно заниматься реальной политикой, которая еще не знает всех входов и выходов, еще задает правильные вопросы и даже знает на них правильные ответы. Это те самые новые лица, об отсутствии которых мы плачем из года в год. Но как их просеять и не пропустить вместе с ними разную шелуху — не очень понятно.

Наверно, единственный выход в этой ситуации — заменить денежный залог более действенным эквивалентом. Например, обязать кандидатов иметь докторскую степень, допустим. Причем, собственноручно выстраданную и заслуженную, а не купленную вместе с дипломом по оптовой скидке. Всяческие звания и награды, а также зарубежные стажировки и научные работы тоже не мешало бы сделать обязательным условием и проверять на подлинность.

Желательна была бы для кандидатов и справка от психиатра. И тоже настоящая. Надеюсь, в таком случае о дискриминации шизофреников в избирательном процессе никто не заявит… Предвыборные кампании станут значительно скучнее, это само собой. Но зато появится какая-то предсказуемость. Особый интерес в психиатрическом обследовании, конечно, представляет вопрос: способен ли пациент, то есть кандидат, поднять руку на свой народ, разогнать мирную демонстрацию водометами, пойти с танками на провокатора и тэ дэ.

Еще не помешала бы справка о несудимости. И тоже настоящая. И опять же какой-нибудь психологический тест, определяющий гипотетическую склонность к преступлению. Все-таки довольно странно пытаться строить свободное общество во главе с лидером, который был лишен свободы — такой вряд ли поймет, что он строит и как это вообще делается.

Ну и наконец, если речь все-таки залоге, можно предложить кандидатам оставить в залог свое имущество — машину, квартиру, прочую недвижимость. Причем на все время правления. С четким правом импичмента. И с четкой обязанностью при уходе с поста путем импичмента отдать залог в бюджет. Навсегда. Как штраф за невыполнение обещаний. Такая норма, думается, стимулировала бы плодотворную работу лучше всяких евроатлантических перспектив или приема международных футбольных чемпионатов.

Возможности действующего законодательства кандидаты используют не только для собственной пользы, но и для того, чтобы хотя бы не навредить. Виктор Ющенко решился сделаться самовыдвиженцем, хотя все равно рассчитывает на формальную поддержку от партии. Чего только не предпринимали «нашеукраинцы»: два раза переименовывались, туда и обратно, проводили кадровые чистки, отпочковывали от себя новые партийные образования вроде «Единого центра», потом потихоньку от него отрекались — и все без толку. Это, видимо, трактуется как очередной последний шанс — дистанцироваться от политической силы, с которой во многом и начались постреволюционные разброд и шатание, скандалы и интриги. Ну и плюс к этому чисто эмоциональный посыл в массы: дескать, видите, только я один у вас и остался, да и у себя тоже. Вера Ульянченко уже пообещала, что в отпуск на время кампании президент не пойдет, а чтобы не гневить общественность, будет агитировать за себя только в выходные и после работы. И даже никаких избирательных штабов на Банковой не будет. В общем, предвыборная кампания президента будет носит характерный для него тон — непринужденный, ни к чему не обязывающий, свободный и почти формальный. Видимо, такими же будут и результаты. А пока президент занимается своими милыми сердцу делами — например, поехал в родную Хоружевку за благословением. Односельчане попросили его подольше оставаться лидером нации. Наверное, эту поездку и надо считать моментом выдвижения, раз уж прошедшая неделя ознаменовалась сразу несколькими подобными мероприятиями.

Выдвижение Януковича проходило с куда большим пафосом, с трансляцией по «5 каналу». Но прессу держали на расстоянии, в специально отведенном помещении — якобы потому, что металлодетекторы на входе в зал могли не выдержать такого наплыва прессы. Исходя из многолетнего опыта подобных мероприятий точно скажу: они выдержали бы и не такой наплыв. Так что проблема, наверно, была слегка в другом. Но как бы там ни было, а самое большее, что «регионалы» получили в ответ — это раздражение журналистов и отсутствие нормальных фотографий с мероприятия на ведущих сайтах. Потому как фотографировать приходилось с монитора, стоящего в специально отведенном помещении. Позже Виктор Федорович, видимо, для того, чтобы хоть как-то компенсировать такую свою закрытость, отвечал на вопросы журналистов на одном из эфиров. Где попытался ввести в заблуждение общественность: сначала присвоил своей политической силе слоган «Отвечу каждому», хотя он был придуман телевизионщиками специально для эфира; потом почему-то заявил, что выдвигает свою кандидатуру в президенты впервые, и для него это очень волнительное событие. Видимо, 2004-й год для лидера оппозиции не идет в расчет, как неудачный. Действительно, старое лучше не вспоминать. Или он таким образом пытается сойти за новое лицо? Вот и у Тигипко нынче та же болячка…

Еще один любопытный тезис — о том, что Янукович после выборов не будет преследовать побежденных. Разумеется, если победит. Пока этот нюанс стоит оговаривать. Вплоть до оглашения результатов практически. Так вот: ход грамотный. Не факт, что много избирателей из числа протестного электората ему удастся привлечь таким образом на свою сторону. Но что получится успокоить особо нервных личностей — это как пить дать. Как с террористами — сдавайтесь и ничего вам не будет. Как же, не будет, так и поверили террористы. Да и не тот персонаж Виктор Федорович, чтобы с ним договариваться, ему верить и принимать от него расположение с удовольствием. Вот так и подумываешь: а может, и правда лучше это самое… отсидеть? И выйти. Это же он наверняка не предусмотрел. В конце концов, пять лет жить в свое удовольствие, в полную силу, заниматься любимым делом, не врать, не оглядываться — за такое и ответить не жалко. Ну и плюс к этому тюрьма — это уйма свободного времени, казенный харч и уникальный опыт, опять же, такой вовек не пропьешь… К тому же, справку о несудимости у меня вряд ли кто потребует — в президенты я не собираюсь, а в нашей сфере это будет даже плюсом в резюме.

В ход идут и предвыборные приемы на основе дежавю. Тимошенко выдвигалась в президенты прямо на Майдане, только на другой стороне — не там, где стояла сцена во время митингов осенью 2004-го, а там, где Ющенко проходил инаугурацию. Видимо, премьер посчитала, что место принесет ей удачу. Вместе с тем на Майдане появился Кравчук, ранее, по его же словам, там не бывавший в таком качестве. Немного странно было от него слышать, что он был прав, когда в 2004-м не ходил на Майдан — потому как получается, что Тимошенко, за которую он пришел агитировать теперь, тоже подпадает под его критику. Со слезами на глазах выступал Николай Томенко — один из последних «полевых командиров», так что можно понять…

Среди предвыборных приемов видим и такие, которые можно в буквальном смысле считать двигателем торговли. Например, сообщение о хакерской атаке на сайт Анатолия Гриценко может вызвать только одно желание — найти этот сайт и посмотреть, в чем заключается атака. А потом, глядишь, из любопытствующих и сформируется дополнительная база постоянных посетителей. Исходя из сообщений на пострадавшем сайте, делается все для того, чтоб задействовать в пиар-акции и «Фронт перемен» Яценюка — как авторов нападения. Якобы это месть за атаку на сайт Яценюка. И такая же «месть» имела в виде атаки на портал Партии регионов. В общем, все довольны, все пропиарены — и жертвы, и неуловимые мстители.

Ну и, наконец, идут в ход откровенные провокации. Пока скандал в «Артеке» замкнулся сам на себя, чего и следовало ожидать, инициативы по борьбе с порнографией рискуют обернуться цензурой в Интернете, причем в самом широком смысле этого слова. На фоне шизоидных битв за авторское право, с запретом мурлыкать себе под нос и играть в ЗАГСах марш Мендельсона, эта инициатива, конечно, не так абсурдна. Но цель одна — задергать, запугать, заставить сидеть и молчать в тряпочку.

Ну и апогеем борьбы за чистоту рядов и свободу слова прозвучало предложение «регионалки» Анны Герман — вернуть в партию бывшего нардепа Калашникова, главного борца с представителями СМИ в нашей стране. Пани Анна, умеющая обосновать все что угодно, на этот раз заметила, что Калашников уже понес наказание и покаялся, а потому его можно и вернуть. Так, глядишь, и Лозинский покается, и Бакай, и все, кто после выборов 2004-го вылетел из страны первым же самолетом в неизвестном направлении. И как покаются, и как вернутся в стройные ряды — и мало всем не покажется…

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»

Всем известно, что предвыборные программы политиков обладают целительным действием. Например, на одном из съездов известной партии внезапно встал и ушел парализованный мальчик.