Ну вот, граждане, не всё в нашей стране зависит от предвыборной кампании. Несмотря на горячую обстановку, похолодало. Прошедшая неделя выдалась не по-детски серьезной. Хотя и была насквозь пронизана любовью к детям. Нардепы и кормчий выражали ее каждый по-своему. Встреча президента с харьковской общественностью вошла в историю харьковской общественности, но, ничего там не обнаружив, вышла. Трогательная выдалась неделька. Сначала народные избранники нежно потрогали свою неприкосновенность, однако, не зная как быть, передали ее в руки Конституционного Суда. Потом министр иностранных дел предложил не трогать российский флот. Ходят слухи, что есть желающие уже сейчас, не дожидаясь семнадцатого года, поквитаться с матросами. Или хотя бы использовать ничего не подозревающих мирных военных моряков в своих недалеко идущих планах. А ведь есть другие люди, с далеко идущими благородными целями. Им — громкое «ура»!

Сделав ремейк на тему «шагов навстречу», другой лидер презентовал его под названием «Украина — для людей». Прекрасное произведение в жанре социальной фантастики! Смело! За какой-то десяток лет, благодаря нашей стране G-20 будет переформатировано в G-21. Догоним и перегоним! Очень хорош мазок о непоколебимом потребительском лукошке, и к доктору не ходи. А налоговые каникулы для малого бизнеса?! Прекрасно. С кого ж тогда брать, с крупного? Только все это не в компетенции президента. Или что-то будем менять в консерватории, или становиться премьер-министром — со всей полнотой власти над вверенной территорией, включая оппозицию.

Тем же нелегким путем навстречу людям задвигались местные власти, вплетая в повседневную жизнь европейские стандарты. Совсем скоро город заполнят европейские контейнеры для мусора, под специальными навесами. За мусором, по колено в грязи, будет приезжать культурный автомобиль с GPS-навигацией. Возможно, именно мусорники ударят «по бездорожью и разгильдяйству». Ведь надо с чего-то начинать, граждане...

Сергей Потимков, заслуженный журналист Украины

На прошлой неделе парламент Украины пытался лишить себя неприкосновенности. У нас так сложилось, что один из способов защиты демократии — именно неприкосновенность депутатов, которые выражают интересы избирателей. Учитывая нашу современную ситуацию, когда полностью уничтожена мажоритарная система, когда депутаты не являются непосредственно выразителями интересов своих избирателей, они даже с ними не встречаются, можно сказать, что неприкосновенность потеряла смысл. Депутаты становятся солдатами некоей партийной диктатуры. В данном случае неприкосновенность не нужна. Снятие неприкосновенности и есть какая-то мера ответственности перед избирателями. Если будет возобновлена мажоритарка, то не надо снимать неприкосновенность, а сделать способы ее снятия с каждого депутата более простой. Были ведь примеры, когда снимали неприкосновенность, — другое дело, что сейчас парламент превратился в клуб миллионеров с армейской системой. У нас наметился политический феодализм. Вот есть суверен, у него есть феодалы, которые на вверенных им участках будут творить все, что хотят. Главное — быть преданным суверену. Не важно, в какой партии это происходит — в БЮТ или в ПР. Хотя в Партии регионов сейчас наблюдается больше раскольнических моментов. До выборов они, конечно, дотянут как структура, а потом она рассыплется. Давайте посмотрим, кто у них был в первых рядах: Богатырева, Богословская, Черновил. Фактически, у них нет даже пятерки. Так вот в нашей ситуации депутатам надо отказываться от неприкосновенности. Плюс к тому, если говорить о скандалах, то степень защиты показывает, виновен человек или нет.

Я испытал на себе, что такое грязные технологии. Когда-то первые люди города и области люди заказали похабный, насквозь фальшивый фильм. Потом извинялись. Но это было потом. Я понимаю, что можно придумать любую вещь. Тогда у меня не было возможности защиты. Та же Анастасия Хорькова, которая называется журналистом, которая приложила силы для дискредитации моей жены, ездила в секс-туры в Италию. Но мне тогда не дали рассказать правду о персонаже, который обливал меня грязью. Я был лишен возможности защищаться. У Уколова, Терехина, Богдана есть сегодня возможность защиты. Первый шаг, который они должны были сделать, так это снять с себя депутатскую неприкосновенность и защищаться. Да, у нас продажные суды, но этому посодействовала деятельность Тимошенко. Наверху шла борьба, кто больше купит судов, и Юлия Владимировна в этом преуспела больше других. Способ защиты определяет, виновен человек или нет. Даже если против депутатов применены грязные технологии, то я прежде всего хочу посмотреть способ защиты. Самое страшное, что основная грязь еще впереди и люди уже ничему не удивляются. Лично я говорил об этом уже давно, что украинский народ выше украинской элиты.

Владимир Носков, корреспондент «Радио «Эра»

Из событий недели хочу отметить совещание президента Украины «Любовь к детям». Лично мне это совещание больше напоминало предвыборную кампанию. Очень мало было конструктивного. Много говорилось об успехах. Те не менее, по мнению специалистов, остаются нерешенными вопросы с трудоустройством детей-сирот, с получение жилья после выхода из детского дома. Они остаются один на один с действительностью. Хорошо, если ребенок получит захудалую комнату в общаге, но чаще бывает наоборот. Специалисты говорят, что следующим шагом в реформе детской политики должно быть создание профессиональных приемных семей. А площади детских домов, освободившиеся от детей, надо передать под реабилитационные центры для семей с особыми потребностями. Государство этот вопрос оставляет открытым. Ведь всегда остаются дети, которых никто никогда не усыновит. После медицинского учреждения они переходят под опеку социальных служб, где на пятьдесят человек приходится одна медсестра. Там условия очень тяжелые. Необходимо создать единое министерство, которое заботилось бы о молодежи и детях-сиротах, а не распределять, как сейчас, на четыре министерства.

Следующее событие, повышающее престиж нашего города, это съемка документального фильма, который называется «Живые струны». Он рассказывает о капелле бандуристов имени Т.Г. Шевченко, которая была основана в Харькове в 1918 году, а в 42-м они вынуждены были стать гастарбайтерами в Германии. Музыканты остались там жить, работать и творить. Теперь они создают имидж Украине. Их сегодня называют «музыкальными послами Украины».

Андрей Войцеховский, директор медиаобъединения «Трибуна + ТВ»

Из событий прошедшей недели выделю приезд в Харьков Виктора Ющенко. Даже непонятно, зачем он приезжал. Его встреча с журналистами, с интеллигенцией и все остальное имели даже не предвыборный характер, а нечто, с моей точки зрения, малоконструктивное. Несколько слов надо сказать о начале избирательной кампании. Сейчас уже начали выдвигаться личности, которых никто не знает. Будет выдвигаться мой старый приятель, писатель Владимир Безымянный. Хочет немного пошуметь, потому что то положение в стране, которое сегодня существует, его не устраивает.

Следующее, что надо вспомнить — это забастовка харьковских транспортников. Понятно, что профсоюзы должны отстаивать права трудящихся. Но когда все делается по указке сверху, это не очень хорошо.

Прогремел на всю страну педофильный скандал. В этой теме старые корни. Почему ее стали раскручивать именно теперь, в период избирательной кампании и были ли там замешаны названные нардепы — точно широкой общественности неизвестно. А то, что у нас в стране есть детские публичные дома, наверное, ни для кого не секрет.

Меня снова возмутило то, что возобновились рейдерские захваты земли Гослесфонда. В частности, в лесопарке восемьдесят гектаров отбирается леса. Непонятно, кто это делает и согласно каким документам. В Солоницевке увели четыре гектара леса. Сначала здесь земля была взята в аренду, а потом поменяла пользователя, и теперь в березовом лесу будут строиться коттеджи. Вырубают восьмилетние березки. Происходит полный беспредел. Ведь когда земля передается в аренду, она не может становиться собственностью. К тому же, лесные угодья не могут никому передаваться. Почему это происходит в Харькове? Вот звонят люди из Печенегов, жалуются, что застраивается стапятидесятиметровая береговая зона. Неужели трудно нашим власть предержащим выехать на место и разобраться? А то, что люди недовольны нашими выдвиженцами в президенты, — закономерно.

Лина Миронова, журналист

Прошедшая неделя, как в сказке «12 месяцев», перенесла меня в первое июня — каждый день был Днем защиты детей. Главным событием недели стал  скандал вокруг «Артека». Мне лично, как человеку, который до сих пор сотрудничает с детским лагерем, кажется, что ситуация раздута специально, для того чтобы его территорию как можно быстрее передать в частные руки и начать строительство частных санаториев. Если отследить события, то около года назад Верховная Рада поддержала мораторий на то, что земли, на которых находятся детские оздоровительные лагеря, не подлежат перепрофилированию. Наверняка это не понравилось тем людям, которые негласно раскупили территорию «Артека» и других детских оздоровительных комплексов. Поэтому началась атака на лагерь. Разговаривая с начальником одного из крымских лагерей, мы пришли к выводу: во избежание артековской ситуации необходимо всех сотрудников детских лагерей подвергать принудительной стерилизации и оскоплению. Чтобы наверняка никто и никогда на ребенка не мог посягнуть. Лично я знаю, как работает лагерь «Артек», и считаю, что все раздутое в СМИ — настоящая клевета.

Следующая ситуация, с которой я столкнулась на прошлой неделе, заключается в том, что я со своим ребенком попала в областную инфекционную больницу и вкусила все прелести нашего медицинского обслуживания. Да, в харьковских больницах тепло и детей кормят. Но недостаток финансирования приводит к тому, что амбулаторное лечение превращается в лечение самими родителями. Все лекарства и процедуры ложатся на плечи родителей. На минуточку: один необходимый анализ стоит около тридцати пять гривень. А их надо сделать далеко не один. Доступна ли такая сумма родителям, притом что пособие на ребенка составляет сто тридцать пять гривень в месяц? Получается так, что, с одной стороны, больница государственная, вроде бесплатная. А с другой — видны все прелести нашей бесплатной медицины. Например, в нашей палате, кроме отопления, отсутствовали все блага. Водопроводные краны текут, душ принять невозможно — сломан. Даже шторы на окне нет. Жильцы палаты чувствуют себя героями программы «За стеклом».

Зураб Аласания, генеральный директор ХОДТРК

На прошлой неделе нардепы обсуждали вопрос снятия неприкосновенности. В любом демократическом государстве никакая неприкосновенность не нужна, потому что депутатов никто не трогает. А в тоталитарном она вроде бы нужна, чтобы государство не смогло надавить на народного избранника, который выполняет функции наблюдения за этим государством. Но в тоталитарном государстве все используется в его пользу и не допускается инакомыслие. А игры вокруг этого института в некоторые периоды истории необходимы. Если в углу стоит пианино или на стене висит ружье, то оно должно отыграть свое присутствие. Лично я считаю, что неприкосновенность больше, чем народным избранникам, нужна тому же Евгению Захарову. Только кто ж ему ее даст? У него гораздо больше шансов вызвать недовольство нежели, скажем, у Карпачевой. А вдруг он станет нардепом и тогда ему неприкосновенность очень пригодится. Орлы Луценко, Кравченко или кого другого, кто станет министром, приедут и заберут. Мало ли что можно пришить. Ну найдут в кармане что-нибудь недозволенное. Неприкосновенность депутатам нужна. Но за ней не надо прятаться. Возьмем артековский скандал. Обвиненные депутаты сами пошли на сотрудничество со следствием. Я совершенно не уверен в нашей правоохранительной системе, во-первых, и судебной, во-вторых. Лично моя версия скандала с детьми такая: человек, который был их отцом, делал с детьми это все сам, а остальное — политические инсинуации. Этого «папашу» надо кастрировать и садить пожизненно. Из всего, что я прочел и услышал, могу сделать вывод, что депутаты невиновны. Чтобы я защищал БЮТ? Так чтоб я сдох! Но есть внутреннее ощущение лжи. Огромное количество эмоций и ни одного факта. Так у нас можно оговорить любого человека. Пусть нардепов оправдают. Но все будут вспоминать их фамилии в связи с педофилией.

Владимир Чистилин, журналист

Чем больше я смотрю на начавшуюся президентскую кампанию, тем чаще возникают мысли о том, что в судьбе каждого поколения бывают периоды, когда честные и порядочные люди должны ответить на вопрос, как жить дальше, когда уже ничего изменить невозможно. Потому что кто бы ни стал у руля, страну ожидает свертывание демократических свобод. И дело даже не в том, придет к власти дважды судимый невежественный завгар. Или самая красивая женщина-политик, которая заявляла во время Майдана, что народ — это биомасса, и если погибнет тысяча человек, ничего страшного не случится. Проблема здесь гораздо глубже — она в нас самих. Мы пытаемся сегодня найти параллели в истории. Для себя лично я увидел их в начале 19-го века, в личности Петра Чаадаева, который в своих философических письмах писал, что прошедшее отечество пусто, настоящее невыносимо, а будущего у него вообще нет. Интересно, чтобы изрек этот человек, посмотрев на сегодняшнюю Украину и узнав, что один миллион человек у нас страдает алкоголизмом, десять тысяч онкобольных, триста пятьдесят тысяч ВИЧ-инфицированных. В стране ежегодно происходит двести тысяч абортов, а количество разводов составляет половину от числа браков. Три четверти населения дает взятки, при этом считая себя законопослушным. И вот тогда становится понятно, каких политиков мы заслуживаем. Здесь возникает проблема моральных авторитетов.

На минувшей неделе мы могли такового увидеть в Харькове. Все склонны сегодня ругать президента Ющенко, хотя вот он приехал и провел совещание «Любовь к детям», которое осталось практически незамеченным. С ним приехал священник, который усыновил двести пятьдесят детей. Или приехала семья, которая усыновила ВИЧ-инфицированного ребенка. Вот из таких неброских вещей складывается реальная жизнь. А политики показали свою ничтожность, но ведь и народ показал свою ничтожность. В Харькове больше недели трамваи не ходили — в войну такого не было, а народ молча передвигался пешком. Так что на самом деле проблема в народе. Очень хочется, чтобы народ осознал это. Потому что политики сегодня зарегистрировали законопроект, который запрещает голосовать против всех. Они хотят поставить избирателей перед выбором между плохо и очень плохо. На самом деле надо жить обычной человеческой жизнью, и тогда будет все хорошо.

Полосу подготовил Сергей ВАСИЛЬЕВ

— Оказывается, по уровню свободы слова Украина занимает место между Албанией и Монголией.
— Неужели в этих странах тоже выходит шоу Савика Шустера?