— Голубчик, это вздор!

— Чего вздор?

— Вторая свежесть — вот что вздор! Свежесть бывает только одна — первая, она же и последняя. А если осетрина второй свежести, то это означает, что она тухлая!

— Я извиняюсь, — начал было опять буфетчик, не зная, как отделаться от придирающегося к нему артиста. — Я не по этому делу пришел...

— Не по этому? — удивился иностранный маг. — А какое же еще дело могло привести вас ко мне?…

Читаю очередную сводку боевых действий (я имею ввиду беспощадную войну с коррупцией судей и других служителей Мамоны) и удивляюсь: как точно отражает знаменитый диалог «о брынзе и осетрине» мошеннические уловки нашей политико-правовой «элиты».

Возьмем свежий случай с председателем окружного суда г. Киева. Как известно на заседании Комитета Верховной Рады А. Портнов приводил примеры, которые, по его мнению, свидетельствуют о несоответствии расходов судьи с его доходами (чартерные перелеты, особняки, дорогущие мобильные телефоны, посещения самых дорогих ресторанов). Короче говоря, по мнению некоторых, судья ведет образ жизни, несовместимый со статусом служителя Фемиды. С другой стороны, конечно, раздаются и традиционные возгласы «Расправа!», «Политика!», «Провокация!» и т. п. Еще говорят, что судья этот, слишком грамотный для того чтобы допустить настолько серьезную ошибку, за которую можно было бы ставить вопрос о его увольнении» (Ю. Кармазин). Другие, тоже, вероятно, «слишком грамотные» добавляют: audiatur et altere pars — должно выслушать и другую сторону (С. Кивалов). Еще приплетают сюда же одесский припортовый завод (куда же без в Украине без всех этих никопольских, запорожских, и прочих недодерибаненных объектов)… Еще говорят, что это, мол, дело налоговых органов, а у последней к судье претензий не имеется. А также — судья имеет право на личную жизнь, как и все другие граждане… И еще: «заложник политики», «политическая месть за судебное решение» и проч. и проч.

Как сказал бы тов. Сталин, все это хорошо, нельзя ли все же погасить эту бурю в стакане воды одним жестом? Чего проще: объяснил бы г-н судья, каким образом ему удается при больших (но все же не фантастических) официальных доходах тратить значительно больше, вопрос разрешился бы сам собой. Ну, там еще остается этическая сторона — образ жизни, то, сё… Но это такие мелочи, что не стоит об этом и говорить, не то что писать.

Феномен под названием «украинское правосудие», который мы наблюдаем в течение 20 лет, достоин не столько критики, сколько тщательного изучения со стороны серьезных ученых — психологов, филологов, специалистов по невербальному программированию (говорят, есть такая наука). Возможно, даже придется создать новую дисциплину — патологическую лингвистику. (Прошу зафиксировать за мной приоритет.)

Публичную фигуру уличают в поведении, неким образом несовместимыми с правовыми и (или) этическими нормами, которые тот обязан соблюдать. Что делает в таких случаях обычный человек? а) опровергает, например, в суде, б) хранит молчание, в) дает в морду.

Что делает в таких случаях публичная фигура? Публичная фигура в таких случаях кричит: «Провокация!» Происходит такой диалог (ср. с «протухшей осетриной»:

ВОПРОС: Г-н судья (прокурор, депутат), объясните, откуда у вас часы стоимостью 100 000 долларов, яхта в полмиллиона, чартеры-шмартеры и прочие атрибуты миллионщика при заработной плате $20 000 в год?

ОТВЕТ: Это провокация!

ВОПРОС: Г-н судья (прокурор, депутат), поясните, вы посещали известное место с известной дамой известного поведения, и как это совмещается с присягой, данной вами?

ОТВЕТ: Проделки моих политических противников!

ВОПРОС: Каким образом случилось так, что вы при поступлении на работу в Службу безопасности представили фальшивый диплом о высшем образовании — просто скажите, КАК ЭТО СЛУЧИЛОСЬ.

ОТВЕТ: Провокация чистой воды!

ВОПРОС: Но все-таки, КАК?

ОТВЕТ: Я — жертва политических разборок…

И т. д. и т. п. …

Защита для дураков.

В таком духе происходит у нас диалог общества (или того аморфного образования, что еще остается) с властью в лице ее представителей во всех «ветвях власти». НИКТО не подал еще в отставку добровольно. Ни министр обороны, под руководством которого умудрились сбить пассажирский самолет, ни министр транспорта, летавший с девицами не самого тяжелого поведения в Париж и обратно (по делу, конечно, но на народные деньги), ни даже легендарный судья-посевальщик, ни… Ни-ни и ни гу-гу.

Но есть, есть еще принципиальные люди, в частности, судьи. На днях один судья сам, добровольно подал в отставку и ушел с должности, так как не мог больше совмещать свои этические принципы (расистские, в общем) с обязанностями судьи. И — ушел, не крича о том, что обвинения в расизме — провокация, проделки политических противников и проч. Судью (уже бывшего) зовут Кит Бардвелл (Луизиана, США).

Не пригласить ли нам г-на Бардвелла для мастер-класса на одну-единственную тему: «Как добровольно уйти в отставку».

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»

Если сегодня у ваших ног мурлыкал хотя бы один кот, считайте, что день прошёл не зря. И будьте счастливы, если в этот день хоть кто-то на вас гавкал.