Европейским судом по правам человека была присуждена, возможно, одна из самых крупных компенсаций гражданину России — более 150 000 евро. Действия (точнее, бездействие) властей в отношении заявителей были признаны в Страсбурге (где находится суд) нарушением ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод.

В правительственном официозе «Урядовий кур'єр» регулярно публикуются решения Европейского суда по правам человека по делам, в которых стороной (ответчиком) выступает государство Украина. Что поражает даже при поверхностном изучении этих решений, точнее кратких судебных отчетов, это то, что почти все они касаются неисполнения судебных решений.

Есть, конечно, и другие категории дел — по пыткам и бесчеловечному обращению с людьми (от варварских «методик» правоохранительные органы отказываются медленно и нехотя), по защите права собственности (в цивилизованных формах этот институт так и не прижился в нашем богоспасаемом отечестве) и т. п. Но все же основная масса дел формата «Х против Украины» связана с фантастическим для европейца, особенно, британца, явлением — неисполнением решений судов. Европейцам — немца, французам, швейцарцам — этот уникальный феномен малоизвестен по той причине, что неисполнившего судебное решение самого отдадут под суд. Вот, например, несколько швейцарцев недавно подали жалобы в Страсбург на решение властей не разрешать строительство минаретов. Запрет стал следствием результатов референдума, а представители мусульманских общин считают запрет противоречащим положениям Европейской конвенции, декларирующим, среди прочего, свободу вероисповедания.

В другой стране, во Франции, несколько граждан посчитали незаконными и нарушающими права человека, изложенные в Конвенции, ограничение прав учащихся, надевающих особые «национально-религиозные» платки.

Шведский подданный — сторонник весьма нетрадиционных отношений в семье также посчитал налагаемый на него ограничения, связанные с т. н. «традиционной моралью» нарушением «основополагающих свобод», гарантированных в Конвенции…

Такого рода относительно экзотические жалобы в Европейский суд украинцы не подают. Не то чтобы не доросли (в смысле «традиционной морали» и т. п.) — просто проблемы у нас совершенно иные. Как говорится: «У кого брильянт мелкий, у кого суп жидкий».

Любое решение суда в государстве выносится от имени этого государства (или народа, как в некоторых странах). Неисполнение решения суда в обществах, достигших определенного уровня цивилизованности, приравнивается к такому нарушению, как неуплата налогов. И наказания за такие преступления — соответствующие. Вообще, можно ли считать государством в строгом смысле этого понятия «суверенное» образование, если в понятие суверенитет, помимо банальной независимости от других государств, входит верховенство и обязательность государственных установлений, в том числе решений судов? Законодательная, исполнительная и судебная ветви государственной власти могут реально осуществлять свои полномочия, выполнять свои функции только сообща. Паралич одной из этих ветвей означает безответственность, бесконтрольность и, как следствие, — неизбежную деградацию двух других. Что, собственно, и произошло, как отмечают и европейские эксперты ПАСЕ и ЕСПЧ и отдельные украинские независимые от олигархических (читай, воровских) группировок наблюдатели. «Исполняемость» решений судов такая, как если бы они (решения) выносились не «именем Украины», а именем «Тарабарского короля».

Практически никакой реакции на происходящее в судебной системе нет. И, скорее всего, не будет в ближайшей перспективе. Причина проста, как деревянный судебный молоточек: чиновникам, сросшимся с так называемым «бизнесом», совершенно противопоказана независимая, честная (извиняюсь за явный архаизм) судебная власть. Поэтому никто реально и не приступал к реформированию суда, и, в частности, процедуры исполнения судебных решений. Многочисленные заявления по этому поводу закончились пшиком, а само реформирование, сфокусированное, преимущественно, на чисто структурных моментах (две или три ступени обжалования и т. п.) лишь имитирует реформы. Судебная реформа — с полной и безусловной санитарно-гигиенической, я бы сказал, люстрацией будет проведена тогда, когда этого захочет «обчество». Последнее этого желает в последнюю очередь. Или — появится этакий Шарль де Голь, который (-ая) убедит и заставит и «голь», и «элиту» уважать законы, порядок, суд, а также чистоту на улицах. Но так как и то и другое — дело далекой перспективы, переходим к десерту.

А на десерт — относительно феномена неисполнения решений судов в Украине — вот такие два пассажа с телеграфной новостной ленты:

Сообщение № 1: «Суд ЗАПРЕТИЛ проводить Всеукраинскою конференцию сотрудников органов прокуратуры». Сообщение № 2: «В Киеве ПРОХОДИТ Всеукраинская конференция сотрудников органов прокуратуры».

А вот в Туманном Альбионе лондонский суд запретил забастовку авиадиспетчеров «Британских авиалиний», и если воздушные регулировщики (точнее, их лидеры) откажутся выполнять решение суда, то свои удобные кресла, вероятнее всего, поменяют на менее комфортабельные нары.

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»

— Здесь купаться запрещено, — говорит милиционер женщине, которая собирается войти в воду.
— Почему же вы не сказали об этом мне, когда я раздевалась?
— Раздеваться здесь не запрещается.