В последнем номере 2009-го больше всего хотелось углубиться в воспоминания и/или анализ. Например, чем мы жили и как выжили ровно год назад — в прошлом декабре. Но разве ж в нынешней ситуации дадут поностальгировать? Тут что ни день — событие.

На этой неделе напомнили о себе отцы города. Да еще как! Вот, например, исполком исключил харьковского писателя Сергея Жадана из списка номинантов на премию горсовета «За творческие достижения в сфере культуры”. За это ратовал сам мэр Михал Маркович. Мол, за четыре года он никогда не вмешивался в решения экспертного совета. Но он, Михал Маркович, против того, чтобы премию присудили человеку, который сжег книгу Евгения Кушнарева. Оказывается, в пору «оранжевой революции» Жадан в знак протеста устроил на площади Свободы костер из книги губернатора.

Городской голова, конечно, высказал сугубо свое личное мнение. Но вот незадача — без его голоса оставить писателя в премиальном списке было невозможно. И Жадана громко исключили… Что-то мне подсказывает — отсутствию мэрской премии он не огорчился. Равно как и поклонники его творчества. Тут по другому поводу за голову хвататься надо. От заявления мэра пахнуло такой дремучей совдепией, что аж в носу защипало.

Плевать на талант. Плевать на всеобщее признание. Плевать на то, что премия эта присуждается вообще-то громадой, а не единолично. Плевать, что премия называется «за творческие достижения», а не «за правильную политическую ориентацию». Плевать, что там же, на площади Свободы, рядом с Жаданом стоял нынешний секретарь горсовета Геннадий Кернес, с ног до головы «оранжевый». И посягал Геннадий Адольфович не то что на книгу — на саму натуру тогдашнего губернатора. «Кушнарева — геть!» — призывал он в мегафон. Какой премии положено лишить за такое «творческое» наследие? Мэр его знает. Пусть сами разбираются.

В этот же день исполком выдал другую «радость». Ёлки и арбузы теперь будут продавать в строго отведенных для этих целей местах. Всего исполком выделил 243 площадки для торговли сезонными товарами. По идее, новосозданные арбузно-ёлочные места заменят точки стихийной торговли. Поступления в бюджет увеличатся, товар будет продаваться только качественный, антисанитария (это касается, в первую очередь, арбузов и дынь) исчезнет. Ажур. Полный. А то, что правами на легальные «пятачки» будут отчаянно приторговывать, никто не говорит. И о том, что «стройная» торговля убьет конкуренцию, тоже ни слова. Правда, об идее зачем-то сделать все палатки стандартного вида (их нужно будет или покупать, или арендовать у города) сказать пришлось. Но сколько это будет стоить предпринимателю, отцы города, конечно, объяснить не потрудились.

Нужно было не останавливаться на достигнутом. Подумать только, сколько можно выжать из торговцев, если обязать их носить одинаковую спецодежду, торговать елками одной высоты и арбузами определённой полосатости…

На этом фоне создание очередного коммунального монополиста — КП «Комбинат детского питания» — выглядит бледновато. Подумаешь, теперь всех школьников будут кормить из одних рук. Повара-то все равно остаются разные. Значит, в школьных столовых все-таки будет разнообразие. Где-то будут давать детям целую сосиску, где-то половину (прецеденты по городу уже есть), а где-то четверть. Кто на что учился.

Кстати, о детях. У цветов нашей жизни сейчас — самая замечательная пора. Все их поздравляют. На самом-то деле, конечно, их поздравляют только родители — они же бесконечно сдают деньги на многочисленные добровольно-принудительные школьные мероприятия. Но дети об этом не задумываются, и со стороны им видится приятное разнообразие поздравителей. Правда, иногда радость омрачается по самому мелкому и приземленному поводу. Вот, например, вручили моему ребенку презент по случаю Дня святого Николая. Скромный такой конфетный набор одной донецкой фирмы. Стоимость его, конечно, на порядок меньше суммы, которую мы сдавали «на Николая”. Ну да повторюсь — ребенку от этого ни холодно ни жарко. Ребенку важно, что там, внутри. А внутри около десятка конфет и маленькая записочка, на которой перечислен состав мешка. Ну там «Мишка в сливках” — одна шутка, «Ромашка” — одна штука и тэ пэ. Дотошный ребенок сравнил перечень с содержимым и выяснил, что конфеты одного вида в подарке не хватает. Самой вкусной. Кто, когда и на каком этапе передачи подарка от производителя конкретному дитяти стырил лакомство, неизвестно. Но, поболтав с родителями, я выяснила, что другие тоже недосчитались. Многие, разумеется, «недовес” не заметили — еще не хватало о таких мелочах думать. Но ведь на то и рассчитано! Кто же из родителей будет считать, во что в масштабах школы (района, города, страны) выльется отсутствие одной жалкой, хоть и шоколадной, конфеты...

Одна моя знакомая любит повторять: «Мы можем себе это позволить”. Давайте порадуемся тому, что мы все еще можем себе позволить читать непремированного Жадана, есть арбузы разного размера и не замечать мелких пакостников. С Новым годом, дорогие земляки!

Светлана НЕМИРОВИЧ, для «Пятницы»

Обидно вот получается: весна, лето, осень — один раз в году, а зима — два. Один раз в начале года, второй раз — в конце.