Все-таки межвыборный и предвыборный периоды в нашей стране — это две разные реальности. И попытки подвести итоги года оказываются безуспешными, потому как год делится на две неравные части: «до» и «после» 19 октября. Все, что происходило «до», анализировать нет смысла — все равно в новых условиях все эти события приобрели новый оттенок. Значит, остается размышлять о событиях, случившихся или получивших продолжение «после».

Если 2009 год был разорван на две разные концептуальные части началом предвыборной кампании, то и предвыборная кампания, в свою очередь, поделена на два периода: до и после Нового года. Причем, вторая, посленовогодняя часть, сугубо символична. Можно считать, что предвыборная кампания закончится с боем курантов, и потом начнется время на раздумья. Между праздничным десятидневным марафоном и днем голосования останется одна неделя, в которую нужно будет уместить все — и последние сливы компромата, и неожиданное снятие кандидатур, покушения на жизнь, и угрозы роспуска, и репетиции восстаний… На все это у кандидатов не хватит уже ни фантазии, ни нервов. Даже с точки зрения банальных ресурсов эти маневры невозможно будет осуществить, или же они примут угрожающие формы: представьте, на что способен мозг не опохмелившегося политтехнолога…

Нынешняя кампания, как заметили и политологи, и рядовые избиратели, сосредоточена в основном на центральных СМИ и на центральных ветвях власти. На местах если и подгавкивают в пользу одного из лагерей, то очень вяло и с оглядкой по сторонам. На всеукраинских эфирах звучат реплики о всеобщей межпартийной консолидации в Харькове, наступившей с легкой (или, наоборот, — с тяжелой…) руки почетного инвестора Ярославского. Харьков даже ставят в пример — вот мол, как надо готовиться к «Евро». Но не удивится ли столица, если накануне выборов городского головы два лагеря опять сцепятся и покатятся кубарем с бешеным воем, как мартовские коты? Понятно, что европейский менталитет не допустил бы даже одной такой мысли в голову ни одному представителю власти. Чтоб из-за предвыборных войнушек упустить инвестиции, шансы для развития, для цивилизационного рывка — да как только язык повернулся? Но у нас пока о европейском менталитете говорить не приходится. Да и вряд ли в выборах мэра будет участвовать один-единственный кандидат, он же нынешний мэр. Как минимум сторона губернатора должна будет выдвинуть кого-нибудь, если останется после президентских выборов при власти, и уж точно обязана будет это сделать, если окажется в оппозиции. А значит, всеобщий одобрямс к весне поугаснет, чтоб хоть как-то создать иллюзию конкурентной борьбы. И даже если для многих кандидатов участие в выборах будет характеризоваться олимпийским принципом, то на стабильности региона это все равно скажется. Ну и хорошо. Абсолютная стабильность хороша где-нибудь в Швейцарии, а мы пока не доползем до вершины развития, не имеем права на долгие привалы. Не говоря уже о том, что, тактично не замечая ошибок друг друга по причине консолидации, все участники неизбежно повторяют эти ошибки снова.

Агитация идет осторожно: ровно в таких масштабах, как того требует «нереволюционная ситуация». А то, что используются для этого все возможные способы, и в итоге выходит слегка кострубато — так это ж всегда было. Во время первой поездки на новую станцию метро, построенную, кстати, на средства, предоставленные Кабмином (предварительно изъятые у нас же в виде налогов, но это частности…), все желающие могли наблюдать повсеместно портреты Януковича и символику Партии регионов. Логичнее было бы вывесить всю эту красотень в январе, или даже чуть позже — ровно тогда, когда закончатся кабминовские деньги и начнутся деньги городские. Так оно было бы приличнее. Тем более что метрополитен все равно не остался бы на это время без политических декораций. До этого, как хитрый ассоциативный прием, который можно не трактовать как политрекламу, со всеми выходящими из этого финансовыми последствиями, на станциях метро появились плакаты «Цветы нашего региона», «Бело-голубая мощь», «Все возрождается». Это даже не «вона-працює-вона-це-Україна-а-вы-что-подумали», это еще более запутанно, и вся надежда на то, что информация напрямую сольется избирателю в подкорку. Ибо умом это понять смогут далеко не многие. Интересно другое: когда в регионе наступит политический дальтонизм в лучшем смысле этого слова? И как долго политики будут реагировать на цвет штанов, как собака Павлова на лампочку, за неимением других отличительных признаков?

Политическая целесообразность часто подкрепляется личными мотивами, и тогда уж ховайтесь. Вот, к примеру, Сергея Жадана вычеркнули из списка получателей премии горисполкома за творческие достижения в 2009 году. Понятно, что другой реакции на человека, который жег книгу Кушнарева, от Добкина ожидать было бы странно. Но думается, что если бы это была книга, допустим, Ющенко, Михаил Маркович не был бы так категоричен. Но скорее всего за Жадана беспокоиться незачем. В конце концов, Сергею вполне хватит зарубежных премий. А что до горсоветовской, то это как раз тот случай, когда отсутствие награды — это и есть награда. Ведь у каждого творца есть пара-тройка «ценителей», которые играют прямо противоположную роль — если они ругают, значит, творец все делает правильно. Это как антипремия в данном случае, такой себе «Будяк року» по версии харьковского горисполкома… А если еще вспомнить об анархистских настроениях Сергея Жадана, которые не покидали его даже в «оранжевом» палаточном городке, где он был комендантом, то невыдача премии — это повод если не для написания отдельного романа, то хотя бы для прибауток на творческих вечерах.

А иногда выбрыки государственных деятелей невозможно объяснить ничем, кроме магнитных бурь. Рамзан Кадыров со своими планами уничтожения Украины вывел из состояния спячки широкую общественность по обе стороны российско-украинской границы, но внятного пояснения его действиям мы так и не получили. Заявления вроде бы вырваны из контекста, но тем не менее не опровергнуты. Вряд ли Кадыров действовал самостоятельно, по велению сердца — больше похоже на провокацию со стороны России, сделанную чужими руками. Вбросить, понаблюдать, потом сказать, что мы неправильно поняли. Ну и, конечно, не дает покоя вопрос: почему мы опять узнаем о самых скандальных событиях из иностранной прессы? То ли информация от неоднократных переводов теряет изначальный смысл, то ли политики за рубежом бывают откровеннее, чем на родине — но уже не впервые лидеры брякнут что-то за границей, а дома оправдываются.

Как известный квартет из басни Крылова, наш политикум пытается иногда в последний момент все исправить, усевшись поудобнее. Одна из последних попыток недавно сорвалась: нумерацию кандидатов в избирательном бюллетене так и не отменили, и Юлии Владимировне все-таки достался 13-й номер в списке. Очевидно, с тем законодательные изменения и затевались, чтоб не допустить такого несчастья. А вот Хакамаде это число нравится, например, — потому что родилась 13 апреля, и вообще не суеверная. Так что это вопрос личного восприятия. Правда, если уж говорить о приметах, смена прически может повредить Тимошенко гораздо больше, чем номер в бюллетене — все-таки «период косы» для нее был наиболее удачным в плане должностей, а с распущенными волосами она, помнится, все больше по следственным изоляторам кантовалась…

Как способ привлечь к себе внимание хороши и небольшие, но заметные теракты. В них сразу же можно обвинить конкурентов, отойти в сторонку и наблюдать, как они оправдываются, как в ситуации с поджогами офисов Партии регионов в Ивано-Франковской области и Запорожье. Можно заметить, как мельчает политикум — еще каких-то пять лет назад в Ивано-Франковске метали в кандидата тупые тяжелые предметы, а теперь ограничиваются порчей материальных ценностей. С другой стороны, если это провокация, то осуществлять ее было намного проще, чем знаменитый ивано-франковский теракт — согласитесь, заставить однопартийцев бомбардировать собственного лидера практически нереально.

Накануне выборов кандидатам неизбежно преподносят презенты. Те же, кому не преподносят, берут свое сами, точнее — берут чужое, но потом привыкают к тому, что это свое. Власть активно использует в предвыборной кампании полученные от народа подарки. В то время как оппозиция не спешить хвастаться подарками, полученными от власти. Например, для Януковича тема присебяканного Межгорья — в высшей степени болезненна. А вот Тимошенко «борзыми щенками» не брезгует — например, тигренка, подаренного в Скадовске, приберегли до новогодних праздников и теперь пользуют в качестве поздравительно-агитационной символики. Что показательно, йоркшир-терьера, подаренного Юлии Владимировне несколько лет назад, не употребили в качестве пиар-материала — разве что выпустили небольшую партию открыток. Видимо, образ маленькой обшарпанной карманной собачки лидеру государства не очень к лицу. Вообще, у Юлии Владимировны, при всем к ней уважении, любой толковый психолог заметил бы кризис самоидентификации и уход от ответственности. Она, судя по агитационным плакатам, готова быть кем угодно — тигренком, Украиной, только не собой. Так что пусть сильно не удивляется, если и выборы выиграет не она, а кто-нибудь другой. Не то чтобы я ей этого желаю, но подкорка — вещь капризная, и любые сообщения воспринимает буквально. А ей было сказано: Тимошенко — это не она, она — это не Тимошенко, а непонятно кто, сначала одно, потом другое. Так кто же тогда работает и кто победит? То же можно сказать и о Яценюке, к примеру. Страну спасет боеспособная армия, продуктивное село — возникает вопрос: а причем тут, собственно, Яценюк?

А вот Виктор Ющенко растерял все свои подарки, в основном выпрошенные у избирателей — котенок заболел, ворон улетел, а о пятилетнем беспроцентном кредите доверия я вообще промолчу. Поэтому в кампании задействованы многоликий и вездесущий Вадим Карасев, прямо по Макаревичу, с песней уходящий на дно, а также поштучно преданные избиратели. Причем в данном случае слово «преданные» может трактоваться двояко…

Виктория НАЙДЕНОВА, для «Пятницы»

В попытке выяснить, Бог есть или Бога нет, оппоненты уже давно, сами того не замечая, бьются над другим вопросом: «А в чем, собственно, разница между «есть» и «нет»?