Годы проходят — вопросы остаются. «Пятница» отвечает на письма. Вернее, на милые, но банальные вопросы из писем, присланных в редакцию; и на дерзкие и пошлые из блогов и комментариев к статьям на сайте нашей газеты. «М-да, как-то мало поздравительных открыток в этом году принес нам Интернет», — проронил главный редактор Игорь Поддубный…

У «Пятницы» спрашивают: Ваши самые безумные поступки уходящего года?

Игорь Поддубный: За три дня собраться коллективом и уехать на Соловки. Хотя — что здесь безумного?.. Но многие коллеги, которых мы приглашали с собой, посчитали именно так. Сейчас, наверное, жалеют страшно!

У«П»с: Не могли бы вы рассказать о самом большом удовольствии, которое можно получить вашему читателю?

И.П.: Не за дополнительные деньги? Ну не знаю… Когда на этой полосе наши самые именитые читатели, бывало, находили свой портрет и веселый, порой только наполовину соответствующий текст, — к ним приходило счастье. М-м-м, я лучше не про радость — я лучше про беду. Все дело в том, что у наших граждан система моральных координат сбита настолько, что рассмотреть за должностью или званием нормального человека мы уже можем с трудом. Само понятие нормы как понятия счастья и радости стало настолько материальным, что дружеский шарж в «Пятнице» доходит только со второго раза и то не до всех. Но зато, когда с забытыми дома документами одного такого нашего героя остановила ГАИ, и ему ничего не пришлось, как сунуть инспектору газету и по ней себя идентифицировать… О-о! Вот оно где польза, удовольствие и почитание окружающими! В буквальном смысле.

У«П»с: Вы уже решили для себя, что такое счастье?

И.П.: Наверняка — нет. Вчера, когда я узнал, что, несмотря на кризис, наших читателей стало больше, чем в два раза, подумал: вот оно — счастье! Сегодня это уже не так волнительно… И все-таки мы пишем о счастье! Да-да, о простом человеческом счастье в ироническом свете разных политических возможностей. Или — о политике разных возможностей, — как кому угодней. И всегда сожалеем, что не можем ответить на все вопросы читателей, как, например, на вопрос, где получить слуховой чудо-аппарат от Виктора Федоровича по его рекламе на щитах.

У«П»с: Можете ли вы дать нам совет на всю жизнь?

И.П.: Хм… Делайте все хорошо. Плохо само получится!

У«П»с: Представьте, что вы стали президентом Украины. Ваши первые распоряжения?

И.П.: Ой, да вряд ли было бы что-то новое. Говорил бы о том, о чем хочу, а делал бы всё — как могу. Хотя, знаете, придумал бы новую национальную идею. Скажем, «богатеем вместе»! А?!. Ведь любому человеку приятно находиться в кругу единомышленников, так почему не с точки зрения доходов?! А лидер не только должен вести за собой, скажем, в Европу, но и обеспечить «бутерброды». У нас низы сильно оторваны от верхов — не только в материальном плане, но и идеями, как мне кажется. Никто не понимает, что происходит. Какое тут государство построишь?! Вот и приходится по-простому, с юморком, «Пятнице» приближать, так сказать, низы к верхам — смело полагая, что это кому-то не просто надо, но и важно. И если бы обе стороны стали понимать, что должно народу государство, считай, президент со своей задачей справляется.

У«П»с: Предложите вашим читателям какой-нибудь способ или метод выживания, если он, конечно, у вас есть?

И.П.: Рецепт от бедности, что ли? Нет, ну мы издаемся не только для этого… Конечно, у нас можно прочесть всякого рода юридический практикум, который здорово помогает тем, кто хочет быть богаче и умней. Ну, во всяком случае, не бедней, — у нас же всякий раз кто-то что-то хочет отнять! Но с «терпилами» он же бессмыслен! Таких людей пресса не учит. В каждом нашем номере есть лекарство от страха перед судами, наездами чиновников и т. д. Только серьезные тексты для основного читателя скучны, веселые — думают, что это не о них. Пока уж так не припечет! Нашему народу давать рецепты, что советы — труд неоценимый до напрасного. Вот развлекать... Сидят! Готовы!! А то, что их развлекаем судьбой таких же, как они, и что в этом есть урок…  Мудрец был прав: карма — злая сука!У«П»с: Готовы ли вы печатать рубрики «Зависть», «Глупость» и т. д.? Не кажется ли вам, что порой нужно вешать ярлыки, чтобы меньше думать читателю над выводом?

И.П.: «Не смотри так на мою шубу — я этого песца не убивала, он умер сам и все мне оставил» — будем считать, что анекдот в тему для таких страниц у нас есть. Но ярлыков, по-моему, и так достаточно. И потом, я не всегда отличаю зависть от глупости…

У«П»с: : Если бы кто-нибудь адресовал вам слова ненависти, на кого в первую очередь вы бы подумали?

И.П.: На мэрию, «Жилкомсервис», наверное. Им есть за что. Обижаться — но не ненавидеть! Хотя, если по совести, — мы просто говорим им, как нормально работать, не обманывая ни себя, ни других. Некоторые политики могут, да и должны на нас глаз косить, но в руки не брать. Однако… И хорошо, что берут и читают. Кому как не политикам учиться говорить и писать так, чтоб потом над ними не стебались. Но они, наши доморощенные, как правило, создают себе собственные газеты, которые любят читать сами и думают, что их читают все остальные... Правда, на погибель или ложь во спасение — что тут выбрать?!

У«П»с: Есть у вас какие-то рекомендации к начинающим авторам и журналистам?

И.П.: За каждой полосой, кроме писем, разумеется, «закреплен» отдельный автор или редактор. Но это у нас. Если вопрос звучит «взагали», то я бы рекомендовал молодым журналистам, в особенности пишущим, никогда не стремиться стать ремесленником в этой профессии. Лучше не в этой! Журналистика — выедает человека изнутри. Появляются нехорошие изменения в характере, да и вообще… Чем больше, качественнее, профессиональнее ты работаешь — тем больше тебе самому неуютно. Часто и близким достается. А бросить — не можешь! Я бы журналистику отнес к первейшим вредным привычкам. Древнейшая профессия, которую никому еще не удавалось возглавить и запретить. Приручить — можно. Но тогда это журчание, а не журналистика… И все равно — выедает!

У«П»с: Как правильно вы называетесь — «Пятница» или «7 Пятниц»?

И.П.: На регистрацию, семь лет назад, мы подали вообще «ПятницЫ». Но ТАМ посчитали, что это нонсенс, видимо. И что даже у Дефо Робинзон (а именно такое название издателя нашей газеты), имел одну Пятницу. Вернее, одного! Наш еженедельник называется «Пятница», если кто-то этого еще не понял. Пишем мы о разных людях, порой о настоящих «островитянах», и издаем его для разных людей — и для тех, у кого семь пятниц на неделе, и у кого все шесть предыдущих браков были счастливыми. Сначала хотели взять девиз типа «Продается остров в хорошем состоянии», потом родился — «Мы фирма бедна, але дуже чесна…». Но, видимо, его пора сменить, — а то звонят любители кроссвордов, чтобы  купить  конфет…

У«П»с:  Вам приходилось о людях писать неправду? Или то, чего от вас хотели за деньги?

И.П.: Я сначала отложил, было, этот вопрос. Ну что это?.. Знаете, есть подобные вопросы, как то: «Какого цвета у вас трусы» или «Вы изменяете своей жене?» Скажу, что не изменяю — никто не проверит. Отвечу утвердительно — затюкают, засмеют… Мы написали столько правды, что вам столько не сгноить! Спросили б об этом! Потому что уверен: людей, которым мы помогли, значительно больше, значительно! Чем тех, кого мы оболгали. Не дай бог…

Что касается заказных статей, то есть проплаченных, они есть в каждом нашем номере. Правда, от этого они не становятся лживыми! Гнусность и пошлость в лживом повидле «Пятница» не публикует и за большие деньги. Ляпы — были. Сидели до утра и изымали из тиража страницы…

У«П»с:  Во сколько баллов вы оцениваете свободу слова в стране?

И.П.: Даю пять балов, больше у меня нет!

У«П»с: Что можно было бы назвать высшим пилотажем в работе вашего издания?

И.П.:  Сеансы разоблачения, наверное.

У«П»с:  Ваше самое большое злодеяние?

И.П.:  Интересно, кто-то может ответить на этот вопрос, не взяв час-два на раздумья? Я полагаю, что это из области отношений с близким человеком, близкими людьми. Вряд ли кому-то, скажем, из читателей я причинил больше зла, чем своей семье… Во всяком случае, в редакцию жалобы с угрозами еще не приходили.

У«П»с:  Какой подарок вы бы хотели получить от Деда Мороза?

И.П.: Владелец одного телеканала недавно предложил делать телевизионную версию «Пятницы» в виде итоговой еженедельной программы. Что-то типа местного ток-шоу, по опыту листьевской «Темы» с документальными короткометражными фильмами внутри программы. Фильмы были бы в жанре тележурнала и здесь вам связь прямая с нашей газетой. Студия бы это комментировала, а гости задавали тон… Это было бы нам очень интересно, но нужно немало средств, для того чтобы зритель это смотрел «не по приговору суда». Вот если бы Дедушке Морозу такая программа в Харькове тоже стала интересна…

У«П»с:  Как бы вы охарактеризовали отношения власти и народа?

И.П.:  — Мы приказ выполнили.

— А я ничего не приказывал!

— А мы ничего и не делали!

У«П»с:  Лучшее, что случилось с вами в этом году?

И.П.:  Ну... то, что мы выходим, несмотря на кризисные прогнозы минувшего декабря 2008 года. Ведь закрылись многие издания, — из печати ушли в Интернет… Мы не разуверились в себе и, что, наверное, важнее, в добрых и сильных людях. Мы не потеряли ни себя, ни их. Это важно всегда понимать и ценить всем, кто называет себя НЕЗАВИСИМЫМИ, особенно из числа тех СМИ, реклама в которых носит спонсорский характер. А постоянство читателя — это как цена супружеской верности. Хочется, чтобы это постоянство было плодотворно.

У«П»с:  Ваш политический прогноз на 2010 год…

И.П.: Кто мы, чтобы давать какие-либо прогнозы! Перетопчемся как-нибудь. Уважая сестру таланта, тихо спрошу: «Вы какой вариант хотите услышать — героический или правдивый?» Надеюсь, что ничего катастрофического ни мы, ни вы не встретите в новом году. Да что там «надеюсь» — уверен! Это даже не обсуждается. У украинского народа есть привычка «шапки менять»… Но об это уже в следующем номере.

Идет человек по степи и вдруг видит — лежит путник с ножом в груди.
— Больно? — спрашивает.
— Нет, только когда смеюсь.