Вопрос на засыпку: какая связь между гриппом, выборами и морозами? Ну кроме того, что все это происходит в нашей многострадальной стране... Не видите? А она, как тот суслик из фильма «ДМБ», есть.

Быстро рассказываю о суслике тем, кто фильм не видел. Там сидел герой, смотрел вдаль и спрашивал у друга: «Ты видишь суслика?». Друг отвечал, что не видит. На что герой печально вздыхал: «А он есть». А вспомнился этот эпизод потому, что учительница младших классов в школе, где учится мой племянник, по секрету сказала мне, что занятия в школах прекратили вовсе не в приступе заботы о детях. А в политических целях. При этом объяснить, в чем именно состоят цели, она не смогла.

В нашей стране, конечно, все возможно. А тут, как назло, сразу после объявления «морозного карантина» столбик уличного градусника полез вверх. Так что очевидная необходимость не пускать детей в школу исчезла. Но, тем не менее, прямую связь между прогуливающими школьниками и грядущим вторым туром мог увидеть только глубоко погрязший в избирательном процессе  гражданин. Такая народная реакция лучше всяких соцопросов показывает степень политизированности нашего общества. С одной стороны — хорошо, а с другой — страшно. Потому что мы явно забыли, что кроме желания порулить страной, нашим соотечественникам присуще еще одно качество. Русским почти нелитературным оно характеризуется  как «раздолбайство». Качество это имеет силу более мощную, чем стремление к власти. Но, к сожалению, в последнее время объяснять им поступки чиновников стало не модно. О том, что кто-то недосмотрел, прошляпил и недодумал, мы почему-то не задумываемся. Выборы — и все тут!

В общем, морозы, как и свиной грипп, — еще один повод посмотреть на себя со стороны. И подумать, ради чего, что и как делается. Например, в срочном порядке открылись так называемые пункты обогрева граждан. Они открылись в понедельник, когда по прогнозам должно было похолодать до минус 30. Один из «приемников» расположен на выходе из метро "Холодная гора", другой — на территории Центрального рынка (оптовый овощной рынок), третий — на «Пролетарской». Пункты обогрева работают круглосуточно, в них граждане (читай — бомжи) могут получить горячий чай, согреться и получить первую медицинскую помощь при обморожении. Все это замечательно. Только где написано, что бомжу положен чай только при минус 30, а при минус 10 он себе его и сам наколотит? Почему такие пункты не действуют в течение всей зимы? Ведь при минус 10 человек замерзает так же легко, как и при минус 30. Что подтверждают данные МВД. Как сообщил на аппаратном совещании в Харьковской облгосадминистрации заместитель начальника облуправления МВД Валентин Фесюнин, сотрудники милиции на территории области каждые сутки находят до 20 неопознанных трупов. Большинство погибших — люди без определенного места жительства.

Конечно, палатка с чаем в конце января лучше, чем ее полное отсутствие. Но вопрос в том, что к середине зимы остается гораздо меньше тех, кто может воспользоваться ее услугами. Вчера фотограф одной местной газеты, которого командировали снимать открывшийся пункт обогрева, рассказал мне историю. Заходит в палатку, а ее хозяева разводят руками. Мол, вы за сегодняшний день уже седьмой фотограф, а бомж-то у нас только один…

Грустно. Потому что на вопрос «почему бомжей не греют всю зиму» любой журналист, поработав с чиновниками разных уровней хоть пару месяцев, может уже ответить сам. «Потому что нет финансирования», — говорим мы своему отражению. А почему нет финансирования? На это вопрос не только журналист, но и ведущие экономисты ответить не могут. В огромной работающей стране средств не хватает не то что на обогрев асоциальных личностей, а на элементарные лекарства для спасения честных налогоплательщиков. Где деньги, Зин? На выборы отнесла?

Ладно, это лирика. Хочется закончить фактами. Например, о проверке лечебных учреждений Харьковской области в связи с трагедией в Луганске, где при взрыве кислородных баллонов в больнице погибли 16 человек. Выяснилось, что  в областной клинической травматологической больнице кислородные баллоны хранились в помещении недалеко от операционного блока, несмотря на то, что по правилам они должны находиться в выносной кислородной станции. До устранения нарушений операции с использованием баллонов приостановили.

Эх, наша песня хороша, начинай сначала. Проверка сейчас, конечно, лучше, чем ее отсутствие. Но еще лучше то, что у нас еще есть, что проверять…

Светлана НЕМИРОВИЧ, для «Пятницы»

Нет уверенности в завтрашнем дне: какое оно будет, завтрашнее дно?..