«…Имея в виду, приняв в соображение и всесторонне рассмотрев тяжбу между синьорами, суд постановляет: учитывая мелкую дрожь летучей мыши, храбро отклонившейся от летнего солнцестояния, дабы поухаживать за небылицами, коим с помощью пешки удалось сделать шах и мат благодаря злым обидам светобоящихся ночных птиц, обитающих в климате на коне, самостоятельно натягивая арбалет, истец имел полное право проконопатить галион, который надувала служанка, выдавая ему, отличающемуся совестью неподкупною, в виде возмещения столько же чечевичных семечек, сколько шерстинок у восемнадцати коров…» (здесь и далее – Ф. Рабле)

Судя по суду, до «дна» НАШЕГО кризиса еще очень далеко, господа…

Демократия, как говорил премьер-министр Черчилль, самая худшая форма правления, кроме тех, которые время от времени человечество использовало для упорядочения своей жизни.

Сократ по этому поводу замечал: «Кор­м­чего, плотника или флейтиста никто не избирает большинством голосов; во всяком деле, тем более в  государственном управлении, требуется знаток».  Антисфен, друг Сократа, предложил афинским властям (в пылу полемики) принять закон о том, что «ослы являются лошадьми», а на обвинения в издевательстве над демократией отвечал: «Почему бы и не считать ослов лошадьми, если голосованием превращаете невеж в военачальников».

Нобелевский лауреат Б. Шоу, вслед за любимым учеником Сократа, Платоном, тоже скептически относился к принципу «большинство всегда право». Шоу писал, что выборы не обеспечивают приход к власти самых компетентных членов общества - скорее наоборот.

Ф. Искандер: «Всеобщее избирательное право лишь продолжает существующий хаос, потому что при нынешней избирательной системе невозможно выбрать представителей, наиболее сильных по глубине своих мыслей и по гуманности этих мыслей… Считать, что весь народ определит, кто лучший политик – совершенно абсурдно…"

Скептическое отношение к выборам оправдана: «грязные» электоральные технологии,  коррупция, манипуляции голосами, фальсификации всегда были спутниками демократии.

Правда, когда отвергают выборы (или, как в нашем случае, их плачевный результат) как несовершенный механизм избрания лучших, встает вопрос,  КТО будет указывать «специалистов», пригодных для управления государственными делами? «Знатоки»? Или все же большинство «неэкспертов» – народ (масса, электорат, пипл, демос, охлос, быдло – нужное подчеркнуть)?

Фатальная ошибка, на мой взгляд, жаловаться на выбор народа (массы и проч.) Ошибка – считать, что он, народ, хочет умного, честного, образованного, полиглота, культурного, наконец, ранее несудимого лидера. Честный, и проч. лидер создает массе массу неудобств, предлагая ей свои стандарты поведения. Король-вор должен разрешать подворовывать своим подданным, иначе ему не продержатся на троне (см. «Кролики-удавы» того же Ф. Искандера).

Тем не менее, не власти, и не «лучшим представителям народа» решать, хороша ли демократия как форма власти, а ему, народу. Точнее, тому самому большинству, поведение которого многим (в том числе и автору этих строк) часто кажется косным, опасным, подлым, что ли. Это имел в виду У. Черчилль: демократия – это плохо, но все другое еще хуже. Масса – косна, опасна, глупа, но… честна в своем выборе. Народ хочет ЭТОГО, и это –  suprema lex.

Премьер-министр Ю.В. Тимошенко на собственном опыте убедилась в актуальности исторического афоризма британского коллеги по ремеслу политики.

Судебное представление (или фарс – по другой версии) закончилось, не успев еще как следует начаться. Истец свой иск отозвал, и суд признал за ним такое его неотъемлемое право. (Что-что, а священное право на отзыв иска, именуемое «правом диспозитивности»  суды наши всегда уважали, ибо оно, это право способствует другому священному судейскому праву – праву умывания рук.)

Странным кажется не только поведение сторон в этом деле – как истца, так и ответчика и третьего лица. Странной выглядит также поведение и аргументация Высшего административного суда. Истец не дождался решения суда по причине необъективности, на его взгляд, суда. Суд, обвинения в необъективности отверг (после пятичасового обсуждения в совещательной комнате), но еще раньше отверг ходатайство Ю.В. Тимошенко о прямой телерадиотрансляции судебного заседания – высшего проявления хотя бы внешней ОБЪЕКТИВности. «Заинтересованное лицо» тоже было против объективов в суде. Парадоксальное понимание принципа объективности правосудия.

Один английский лорд очень давно сформулировал такой принцип: «Правосудие не просто должно свершиться – оно должно свершиться так, чтобы каждый видел: правосудие безусловно и бесспорно свершилось».  Правосудие - свершилось?

«…Ответчик же обязуется доставить сена и пакли на предмет затыкания гортанных прорех, перекрученных устрицами, пропущенными через решето на колесиках… Будьте же снова друзьями, истец и ответчик, без оплаты издержек, и на этом судебное заседание закрывается…»

Вячеслав МАНУКЯН, магистр права, для «Пятницы»

- Я вчера у окулиста был.
- И что он сказал?
- Сказал буквы учить!