«…А мой папа говорит: БЕГЛЫЙ КАТОРЖНИК УПРАВЛЯЕТ СТРАНОЙ!..» Сквозняк ужаса пробежал по комнате и разом сдунул все голоса. На некоторых лицах мелькнула тень отдаленного любопытства – разве так уже можно говорить?! Тишина длилась пять-шесть невыносимых секунд, и было ясно, что каждый боится что-нибудь сказать, потому что первый, сказавший что-либо после сказанного, будет обязательно привязан к сказанному…» (Ф. А. Искандер. Стоянка человека. –М. 1991, стр. 208)

Школьницу Нику, необдуманно (1937 г.!) брякнувшую за праздничным столом про «беглого каторжника» спас влюбленный в нее одноклассник, пояснивший в полной тишине, что «вождь семь раз бежал с царской каторги» и что «о его героических победах неоднократно писалось в его биографиях». Впрочем, спас временно, ибо уже на следующий день и папа Ники, и она сама навсегда исчезли в бескрайних просторах ГУЛАГа.

«Tempore mutantur», и мы меняемся тоже. Прогресс цивилизации вообще и ее цивилизованность отдельно взятой страны в частности состоит, среди прочего, и в том, что за «беглого каторжника» уже срок дать не могут.

Вообще пуритане от политики, пожалуй, преувеличивают значение «неоднозначного прошлого» (каторга, ссылка, опала, тюрьма, судимости и проч.) политика для его – политика – будущности. Сидели многие выдающиеся политические деятели. Сидел президент Франции Шарль де Голь, повернувший Францию градусов на 100 влево, сидел президент СССР М. И. Калинин – тот самый всесоюзный староста. Сидел и сам Хозяин – тогда еще просто Коба, который многократно сбегал из Туруханской ссылки, посаженный за очередную групповую (вместе с бесстрашным Камо) экспроприацию банка на славное дело революции. Была «ходка» и у небезызвестного Адольфа Алоизовича. Этот тянул срок за хулиганство в Мюнхенских пивнушках. Сидел, вероятно, и премьер У. Черчилль, правда, еще в элитном Итоне. Из американцев вроде бы никто не сидел. Но и эти хороши: один (Р. Никсон) забрался в штаб-квартиру своего оппонента, не сам, конечно, а с помощью «водопроводчиков в штатском». Другой (Б. Клинтон) покуривал студентом марихуану, но, как сознался при допросе, по другому делу, – «не затягивался глубоко».

«Да все они там ворье!» – как сказал один киногерой. Но мы так  не скажем. Не все, не всегда, не везде. Просто человечество — или его отдельные  группы (нации, народы, страны) — предпочитает наступать на одни и те же грабли.

Ну ладно, ввиду естественных причин, не знакомы с трудами фон Хайека («Дорога к рабству» и проч.), не понимаем, что капитан и лоцман на судне должны быть САМЫМИ умными, интеллектуалами с высокими, извиняюсь, моральными принципами (извиняюсь еще раз). Не помним слова Бисмарка (кстати, вот кто не «сидел» – разве что на гауптвахте) о том, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Но ведь эксперименты in vivo могут весьма плачевно сказаться на самих экспериментаторах –  в данном случае на – государстве.

Читаю в одном источнике мнение умного эксперта о том, что Украина вскоре может претендовать на статус failed state (несостоявшееся государства). Концепция «несостоявшегося» (или «несостоятельного», что точнее) государства предполагает, что государство как бы есть, оно обладает атрибутами такового (территория, население и т. д.), но в то же время государства как бы и нет. Потому что у этого «образования» нет вектора развития, с ним никто не считается, не принимает его всерьез, смотрят на него как на бедного и недалекого родственника, к тому же иногда вздорного и опасного. Ничего нового эксперт не сказал. Еще во время первого тура один кандидат в президенты (не набравший и 2%, помнится) предсказывал печальную перспективу для проекта «Украина».

Не нужно быть ни экспертом, чтобы видеть реальные перспективы в стране с самыми высокими в Европе показателями роста СПИДа и туберкулеза, где материнская смертность в одной из областей (Донецкой) превышает этот показатель в столице в 10 раз. Не нужно никаких математических моделей, чтобы представить себе перспективы государства, жилищно-коммунальный сектор которого официально признается находящимся в катастрофическом состоянии, а каждую зиму народ ждет как Третьей мировой. Медицина перестала существовать в том значении, которое приписывается этому понятию толковым словарем. Образование, которое только-только хотели перевести из русла поголовной коррупции  в плоскость чистой конкуренции мозгов (тестирование ВСЕХ абитуриентов), вероятно, снова вернут в руки чиновников.

Авгиевы конюшни придется когда-то очищать. Но где Гераклы? Не считать же таковыми эти пошлые физиономии, неуверенно-радостно заполняющие вакансии для дальнейшего освоения общенационального «общака» – этот паноптикум косноязычных, косоглядящих от неустанного вранья  в камеру, состоятельных субъектов с повадками нищих князьков, случайно получивших во временное владение целое королевство.

От автора. Часть изложенных фактов, имен, дат – вымышлена, поэтому всякие  совпадения, аллюзии (и иллюзии) являются оптическим обманом зрения.

Вячеслав МАНУКЯн, магистр права, для «Пятницы»